Закладки

Война для двоих читать онлайн

в спину все же сообщил:

– В девятнадцать ноль-ноль… А до этого еще склад должны посетить и полученное оружие пристрелять. На это тоже, думаю, не менее часа потребуется…

Группа ушла. Капитан подождал несколько минут, стоя у окна, после чего тоже пошел в класс, намереваясь отсидеть хотя бы первый час из стандартной академической пары, а потом зайти к Суматохе. Однако в самом конце первого часа занятий дверь в кабинет тихо приоткрылась, и в проеме показалось улыбающееся лицо хакера, и Радиолов, отпросившись у преподавателя, капитана Касаткина, быстро покинул аудиторию.

– Нашел я вашего Альфонса, товарищ капитан, – продолжая улыбаться, доложил Суматоха.

– Почему Альфонса? Альфонс – это человек, профессионально живущий за счет разных женщин. А меня интересовал Джереми Кокс.

– Его настоящее имя Альфонсас Цитукас, по национальности он грек, и, как положено современному греку в отличие от древнего, чернявый и кучерявый, внешне вполне похож на сирийца или на любого другого семита, хотя таковым и не является. Я даже его фотографию сохранил вместе со всеми данными. – Суматоха протянул Радиолову флешку, куда, видимо, перебросил данные. – По званию он – полковник. Служит в Управлении по борьбе с наркотиками. Это, как ни странно, не подразделение ФБР, а самостоятельное Управление в составе Разведывательного сообщества США, хотя я не очень понимаю, какое отношение имеют наркотики к противовоздушной обороне. Знаю только, что когда-то, будучи еще команд-сержант-майором[13], Альфонсас Цитукас действительно служил в частях американского ПВО. Но это было давно, когда он еще был молодым и не имел высшего образования. Тем не менее дослужился до команд-сержант-майора. А сержант в американских войсках – это наполовину офицер. У них сержант взводом командует. Правда, я не знаю, как обстоят дела с должностями в американских ПВО, тем не менее сержант, тем более команд-сержант-майор, – это далеко не рядовой. После службы Кокс-Цитукас воспользовался положенными по американскому закону льготами, поступил на бесплатной основе в университет, который благополучно и окончил. В США, кстати, войска ПВО объединены с канадскими и должны защищать всю Северную Америку, от Аляски до Техаса.

– Я в курсе, – задумчиво кивнул Радиолов. – Могу даже объяснить кое-что из того, что помню. Войска ПВО США и Канады по большей части состоят из радиолокационных станций различного уровня и авиации, то есть истребителей-перехватчиков. Зенитная артиллерия, например, у них полностью ликвидирована. Правда, остались в строю зенитные ракетные комплексы. А вот какое отношение ПВО США имеет к Управлению по борьбе с наркотиками… Дело в том, что в США сильно развита малая авиация. То есть небольшие частные самолеты, на которых легко перелететь, например, из Мексики или из Колумбии через Мексику в Техас. Наркодилеры такими возможностями широко пользуются. И пограничная служба США совместно с Управлением по борьбе с наркотиками и войсками ПВО старается контролировать границу с помощью аэростатных радиолокационных постов, способных заглядывать даже за горизонт. Может быть, полковник Цитукас служил как раз на таком аэростате? А как вы вообще на него вышли?

– Проще простого. Хотя во многом, как обычно, случайно, – скромно отнес Суматоха свое умение к счастливому случаю. – Но об этом я позже расскажу. А сейчас просто отвечу на ваше предположение, товарищ капитан. Дело в том, что сержант Цитукас командовал зенитно-ракетным комплексом системы ПВО. И именно поэтому он оказался в Сирии среди боевиков. Как бывший сержант, он в состоянии проводить обучение бандитов, а вот, как полковник Управления по борьбе с наркотиками, он там совершенно не нужен, и необходимо основательно подумать, что этот полковник затевает. Он наверняка появился там не просто так. Я бы лично предположил, что готовится какая-то значимая и резонансная провокация против кого-то в Сирии. Но мне издали трудно судить о конкретных делах, которых я не знаю. Теперь о том, как я до полковника добрался. Существуют чисто американские и международные социальные сети. Обычно поиск штатными хакерами ведется в самых популярных, в «Фейсбуке» или в «Твиттере». Там я, естественно, ничего не нашел, хотя тоже пытался. Есть еще такая международная сеть MySpace, самая популярная, кстати, сеть в мире. Конкурирует с «Фейсбуком» и часто опережает, в настоящее время насчитывает более восьмидесяти миллионов пользователей в разных странах. Вот там я нашел ссылку на другую социальную сеть, чисто американскую, – на Faqqly, откуда была взята запись. Faqqly – это сеть, рекомендуемая любопытным подросткам и вообще молодежи, и запись была подписана именем пользователя Джереми Кокс. Причем это было даже не имя, а ник, то есть интернет-псевдоним. Тогда я и подумал, что где-то должно «плавать» и его настоящее имя. Кстати, у сети Faqqly достаточно хорошая защита, если сравнивать ее с другими сетями, и мне пришлось повозиться. Через известный мне IP-адрес рабочего компьютера ФБР я вошел в сеть Faqqly, администраторам которой адрес ФБР был, как я предположил, хорошо знаком, кстати, так, видимо, и оказалось, потому что мне никто не пытался помешать, даже не заметили, что я, в отличие от ФБР, не запрашиваю чужие пароли, а подбираю их с помощью суперкомпьютера метеостанции на Багамских островах – это в настоящий момент самый быстрый суперкомпьютер в мире. Но если администраторы и определили, что у них работает компьютер ФБР, они следить за ним перестали. Вероятно, это было обязательной процедурой, и в самом ФБР такую свою любопытную назойливость оправдывают борьбой с терроризмом. Но не в этом суть…

– Короче говоря, вы, Егор Петрович, стали активным борцом с терроризмом…

– Проще, товарищ капитан, проще… Я просто к ним подмазался или, говоря американизмами, аффилировал себя с ФБР. И у меня легко получилось. Короче, взломал я аккаунт под ником Джереми Кокс и узнал, что этот аккаунт принадлежит Теодориусу Цитукасу, подростку. Стал копать дальше, выяснилось, что у Теодориуса отец служит в Управлении по борьбе с наркотиками, носит звание полковника и время от времени пользуется аккаунтом сына в социальной сети Faqqly, и через нее нашел нескольких своих старых друзей и по колледжу, и по университету, и по службе в армии. По их переписке, их интернет-общению я и узнал многие эпизоды из жизни полковника. Причем переписку я копировал полностью и сохранил на флешке, которую вам передал.

– Но это может быть и совсем другой человек! – возразил Радиолов. – Как это можно проверить?

– Неужели вы, товарищ капитан, думаете, что я не стал проверять! Я, конечно, слегка ленив, но не до такой степени, чтобы забыть о чувстве долга. Зная место службы полковника Цитукаса, я забрался в документы их департамента кадров и нашел данные о получении полковником Цитукасом международного американского паспорта на имя Джереми Кокса. В США люди постоянного собственного паспорта не имеют, там бывает достаточно страхового свидетельства или водительского удостоверения, паспорт обычно выдается только при выезде за границу. А на сайте управленческой бухгалтерии я нашел данные о получении командировочных средств для длительного проживания в Сирии: причем в сирийских фунтах, которые иногда называют сирийской лирой. Потом для подтверждения забрался в деловой департамент, как у них называется подразделение, аналогичное нашему секретному отделению, и там нашел документ, подтверждающий получение полковником Альфонсасом Цитукасом официального псевдонима «Джереми Кокс» и его собственноручно написанное определение по этому псевдониму. Причем не набранное на компьютере, как сейчас делается повсеместно, а именно написанное от руки. Это определение я тоже скопировал на случай, если вам понадобится, предположим, сверить почерк. Предполагаю, что необходимость написания определения обуславливается тем, что псевдоним должен быть отвлеченным и не носить никаких ассоциаций. Полковник Цитукас говорит в своей бумаге о том, что Джереми Кокс – это ник его сына в социальной сети Faqqly, и аргументирует возможность использования псевдонима тем, что в то время, когда он будет находиться в командировке, сын будет выходить в сеть от своего имени и обсуждать свои проблемы и ситуации. При этом полковник умолчал, что прозвище «Кокс» – его собственное. Так его звали в колледже, где некоторые сокурсники даже считали, что у него в венах течет негритянская кровь – он был в молодости чрезвычайно смуглым, очень кудрявым и действительно слегка смахивал на негра. По крайней мере, на какого-нибудь метиса. Так я убедился, что нужный вам человек реально является полковником Альфонсасом Цитукасом.

– Спасибо, Егор Петрович! Отлично выполненная работа!

– Согласен. Удачно все прошло. Благодарность, товарищ капитан, принимаю. Но это далеко не все…

– Главные данные, что не смогли добыть хакеры СВН, вы мне добыли…

– Мне кажется, что и дополнительные данные достаточно важны.

– Я слушаю…

– Меня сильно заинтересовал вопрос о совместимости работы бывшего сержанта ПВО и полковника Управления по борьбе с наркотиками.

– Да, меня такая тематика тоже волнует, – кивнул Радиолов и приготовился слушать дальше.

– Я стал интересоваться карьерой полковника. Памятуя, что он по национальности грек, я предположил, что руководство постарается использовать черты его национального характера, то есть склонность к интригам и провокациям. Так и оказалось. Полковник Цитукас в своем Управлении – главный специалист по провокациям. Причем в их организации довольно часто сотрудничает и с ФБР, и с ЦРУ, и с разведывательной службой американского Госдепартамента[14]. Я же пошел дальше. Зная стремление американцев к подражанию, забрался в регистрационный отдел рабочей библиотеки Управления по борьбе с наркотиками. Конкретно поинтересовался их архивом. Оказалось, полковник Цитукас активно изучал различные дела по организации провокаций на самом различном уровне, от простых людей, которые мешали кому-то из политиков, способных оплатить услуги, до провокаций против государственных деятелей других стран. Помните такого типа, как Мануэль Норьега…

– Это диктатор Панамы, кажется? Про которого президент Рейган сказал, что «Норьега, конечно, сукин сын. Но он наш сукин сын».

– Да. Официально он не занимал никакой пост в Панаме, только назывался Высшим лидером освобождения Панамы. Ему после ареста предъявили кучу обвинений. В том числе и в поставках наркотиков в США. Он вину свою изначально признал, как ему и

Книга Война для двоих: отзывы читателей