Закладки

Тишина старого кладбища читать онлайн

себе план такого тестирования.

– Я его всю ночь придумывала, – усмехнулась Саша. – Все будет зависеть от того, на что согласится эта твоя Марина, и какие результаты покажет в процессе. Я выпросила у Макса энцефалограф, позволяющий записывать данные в течение суток. Если она не против весь день просидеть дома и никуда не выходить, и сообщения сегодня придут, мы сможем посмотреть, что в этот момент творится у нее в голове. Еще я подготовила несколько тестов, начиная банальными картами Зенера и заканчивая кое-чем серьезнее. Пойдем от простого к сложному. Ване уже удалось что-нибудь найти?

– Нет, он еще работает… Разве карты Зенера помогают определить медиума? – Войтех нахмурился. Первые два этажа дались относительно легко, но на очередном лестничном пролете его темп заметно снизился. – Я думал, это тест на телепатию.

– Большинство медиумов просто талантливые телепаты, – Саша тоже сбавила шаг. Ее коробка весила гораздо меньше, но и у нее самой сил было тоже меньше, чем у Войтеха. – Ты приходишь к ним, чтобы поговорить со своей умершей бабушкой, а они просто считывают твои мысли и рассказывают тебе о ней так, как будто общаются с ней. И потом, вся эта метафизика – довольно неизученная вещь. Вполне возможно, что принцип работы и телепатов, и медиумов один и тот же. Просто одни считывают информацию с живых людей, другие с мертвых. Даже не так. Они считывают информацию с того, что принято называть сознанием, душой, как угодно, если допустить, что оно существует. И какая при этом разница, в каком состоянии находится тело?

– Огромная разница, – уверенно заявил Войтех. – Тело само по себе является излучателем энергии, оно усиливает сигнал, который исходит от этой, как ты выразилась, души. Именно поэтому экстрасенсы, которые способны чувствовать и живых, и мертвых, всегда могут отличить сигналы. А те, что не чувствуют мертвых, могут догадаться о том, что человек мертв, по отсутствию сигнала. Из этого следует вывод, что если природа медиумов и телепатов одинакова, то человек, проявляющий способности медиума, то есть тот, кто слышит мертвых, должен иметь и более сильную способность к телепатии. То есть слышать живых, вообще не напрягаясь. А я никогда не сталкивался с таким. Из этого я делаю вывод, что это все же разные способности. И механизмы у них разные.

Саша поставила коробку на перила, придерживая ее руками, и с интересом уставилась на Войтеха.

– А ты умеешь это? Различать живых и мертвых? Вообще, если разделить всех экстрасенсов на ясновидящих, телепатов и медиумов, я была уверена, что тебя можно отнести к первой категории. Или я чего-то не знаю о тебе?

– Я не чувствую ни живых, ни мертвых, – заверил ее Войтех. – Я просто вижу… прошлое и будущее. Но я даже не всегда могу понять, прошлое это или будущее. И уж тем более не могу определить, вижу ли я людей живых или мертвых. Поэтому да, я скорее ясновидящий, а не экстрасенс в том смысле, в котором это слово часто употребляется. Мы идем или тут постоим? Всего один пролет остался.

– Идем, – вздохнула Саша, снова поднимая коробку.

Если Марина – медиум, не осознающих своих возможностей, а Войтех прав насчет различной природы медиумов и телепатов, вряд ли ее тесты дадут какие-то результаты. Но как по-другому ее можно было проверить, Саша не знала. Как определить, может ли человек общаться с мертвыми? Спиритическим сеансом, разве что. Насколько Саша могла судить из того, что читала, медиумы относятся к наиболее сложно изучаемой категории экстрасенсов.

Она посмотрела в спину идущему впереди Войтеху. Вот кого бы проверить с помощью тех же карт Зенера. Крайне интересно было бы посмотреть на результаты. Но когда-то он сказал ей, что не позволит себя изучать, поэтому она промолчала.

– Если ты прав, тогда у нас надежда только на энцефалограф и его данные во время переписки с Леной, – вслух сказала она. – Но тесты я бы все равно провела. Кто сказал, что медиум не может быть и телепатом заодно?

– Тут ты права, – согласился Войтех.

Они как раз добрались до квартиры. Дверь за ним никто не запирал, поэтому они беспрепятственно вошли, и Войтех с удовольствием поставил на пол тяжелую коробку, которая к тому моменту стала весить целую тонну.

Марина и Игорь вышли им навстречу. Девушка немного недоверчиво посмотрела на Сашу и ее коробки.

– Здравствуйте, – осторожно поздоровалась она.

– Саша, это Марина, – представил Войтех. – И ее друг Игорь. А это Саша, та самая коллега, о которой я говорил.

– Войтех сказал, что ты согласна на несколько тестов, чтобы выяснить, есть ли у тебя какие-то экстрасенсорные способности? – спросила Саша.

– Да, конечно, – Марина кивнула. – Я говорила, что согласна на все, если это поможет вам разобраться в том, что происходит. Только, – Марина немного застенчиво улыбнулась, – я никогда этого не делала.

– Я тоже, – Саша улыбнулась в ответ. – Знаю только теорию, будем учиться вместе. – Она огляделась. Квартира не казалась слишком большой, а народа в ней было уже достаточно. – Мы сможем найти место, где нам бы никто не мешал? Тебе нужно будет максимально сосредоточиться.

– Конечно.

Марина провела ее в гостиную, попросив Игоря побыть с Ваней на случай, если тому что-то понадобится. Пока Саша с помощью Войтеха распаковывала свое оборудование, девушка заметно волновалась, с недоверием глядя на монитор и кучу неизвестных ей проводов.

– Что это такое? – наконец спросила она.

– Энцефалограф. Будет записывать данные с твоего мозга. Это совершенно не больно. Будет, конечно, немного мешать, но ты сможешь потерпеть до утра? Можешь спокойно ходить по квартире, заниматься своими делами, спать, читать. Электроды я закреплю на голове, они будут передавать данные на монитор. Еще несколько приборов запишут твой пульс и давление. Эту камеру, – Саша достала из своей коробки небольшую видеокамеру, – мы установим так, чтобы было видно твой ноутбук. Это нужно для того, чтобы синхронизировать данные энцефалографа с тем, когда будут приходить сообщения.

– Конечно, делайте все, что нужно, – кивнула Марина.

Пока Саша закрепляла на голове девушки электроды, периодически сверяясь с инструкцией, Войтех закончил устанавливать все остальное.

– Теперь, если ты не против, я задам тебе несколько вопросов, – предложила Саша. – Это еще не тесты, просто сбор анамнеза. Ты останешься? – спросила она у Войтеха.

Марина тоже посмотрела на него, безмолвно прося остаться. Все эти странные провода и коробочки, которые Саша нацепила на нее, здорово ее пугали. Она никогда не любила врачей и обследования, но сейчас у нее не было другого выбора. Ей казалось, что присутствие того, кому она доверяла, сможет немного успокоить ее.

– Конечно, я предпочту понаблюдать, если это не будет вам мешать. И я бы хотел заснять это все на камеру, раз уж она у нас есть.

– Не будет, снимай, – пожала плечами Саша.

Они с Мариной сели на диван, оставив Войтеху кресло.

– Я уже все рассказала Войтеху вчера об этих сообщениях, – заметила Марина, – не знаю, что могу добавить к этому нового.

– Меня интересуют не сообщения, но для начала прекрати так волноваться, – Саша взглянула на прибор, подсчитывающий пульс Марины, показания которого давно перевалили за сотню. – Ничего плохого я тебе не сделаю.

Марина рассмеялась и сделала глубокий вдох. Саша долго расспрашивала ее о том, бывали ли у нее раньше предчувствия, которые затем сбывались, вещие сны и прочие малопонятные вещи, но на все получала отрицательные ответы. В конце концов Марина действительно расслабилась, голос ее стал звучать увереннее, она периодически улыбалась, но все еще изредка бросала взгляды на Войтеха.

– И что, ты никогда не приходила на экзамен, выучив всего один билет и вытянув именно его? – удивилась Саша, словно Марина хоть раз обязана была так сделать.

– Нет, – Марина отрицательно покачала головой, – мне нравится учиться. Я вообще не припомню, чтобы когда-нибудь надеялась на везение и пыталась угадать.

– Никогда не оставалась дома, хотя куда-то собиралась? Не пропускала электричку в метро, чтобы поехать на следующей, просто потому, что эта тебе не нравилась?

– Нет. Не помню такого.

– А духов в детстве вызывала? Тарелку крутила? – Саша склонила голову набок и улыбнулась.

– Это было, – Марина тоже рассмеялась. – Кто ж этим не занимался?

– И как результаты? Она двигалась?

– Двигалась, но это ведь наверняка делал кто-то из девчонок.

– А ты?

– Я никогда специально этого не делала. В любой компании найдется тот, кто сделает, но я этого не делала никогда.

– Ладно, тогда давай перейдем к тестам. – Саша достала из коробки маленького плюшевого зайца и протянула Марине. – Подержи его, постарайся запомнить ощущения и выйди из комнаты. Я его спрячу, а ты потом будешь его искать.

– Похоже на детскую игру, – улыбнулась Марина, беря зайца в руки. – Мы так играли раньше.

– Я же говорила, что это нестрашно.

Марина несколько секунд держала игрушку в руках, закрыв глаза и сосредоточенно хмурясь, затем отдала ее Саше и вышла из комнаты.

– Это будет весело, – заметила Саша, засовывая зайца за рамку с фотографией, стоящей на полке.

– Это действительно больше похоже на игру, – ответил Войтех с улыбкой.

– А никаких серьезных методов изучения телепатии и ясновидения не существует. Они все похожи на игру. Если, конечно, ты не снимаешь «Битву экстрасенсов» и тебе не нужен рейтинг на телевидении.

Саша улыбнулась и позвала Марину.

– Только не нужно заглядывать во все места, – попросила она, – попробуй с первого раза понять, где он.

Марина кивнула и вдруг сразу посмотрела на рамку с фотографией.

– Он там? – она взглянула на Сашу, удивление которой заметно читалось на лице.

Саша молча достала зайца из-за рамки.

– Как ты это узнала?

– Когда мне нужно было что-то быстро спрятать, я всегда засовывала


Книга Тишина старого кладбища: отзывы читателей