Закладки

Она всегда с тобой читать онлайн

разжалобить не удалось, Ляля открыла дверцу и спрыгнула на землю, но не поставить точку — это была бы не она:

— Неправильно думаешь. Имя и без тебя узнаю, поверь, для меня это несложно. Я пришла за поддержкой, пониманием, помощью. Ты, как друг, обязан удержать Борьку от глупого шага, он потом будет жалеть, но… Ты плохой друг.

Едва она захлопнула дверцу, он утопил педаль газа — благо переулок свободен. В зеркало заднего вида Михаил наблюдал за Лялькой, она стояла с немым укором, похожая на памятник всем несчастным и обманутым женам.

— Вот зараза! — процедил он, сворачивая на главную дорогу и одновременно делая вызов по телефону. — И мысли не допускает, что сделала все возможное и невозможное, чтобы Борька ушел… Алло, Боря, это я. Короче, твоя приезжала ко мне домой, она подозрительно много знает про тебя…

* * *


— Понял, — сказал Борис. — Спасибо, Мишка…

— За что спасибо? — послышался из трубки возмущенный голос. — Лучше подумай, чем она тебя может приложить.

— Да ничем. Это все бессильная злоба, не переживай.

— Ладно, не буду. Пока.

Борис положил свой телефон рядом на диван и, снова взяв Майкин, углубился в просмотр. Диалог она слышала по громкой связи и теперь растерянно водила глазами по голым стенам, сидя на единственном стуле, который Борис принес из кухни.

Квартиру он купил в старом доме (сталинка), две комнаты: одна — гуляй не хочу, вторая поменьше, два балкона (второй этаж), просторная кухня. Здесь нужен ремонт, он, конечно, перекроет деньги, которые удалось сэкономить при покупке, — хозяева прилично уступили, потому что их поджимало время, они уезжали в другой город. Борис не успел обзавестись мебелью, приобрел только диван, журнальный столик на колесах, стол и стулья для кухни, от старых хозяев остались шторы. Пока нет ни шкафов, ни кресел, ни нормального освещения, собственно, сейчас Борису уют в доме и не нужен, он все равно уедет.

— Тебе звонят, — вывел ее из задумчивости он.

Майя взяла протянутый смартфон, подумала, стоит ли разговаривать или чуть позже самой перезвонить, потом решила ответить:

— Да, папа?

— Майя, отчитываюсь: еду за мальчиками. А бабушка хочет, чтобы я привез их к нам за город. Не возражаешь?

— Не возражаю.

— А чего у тебя голос такой… тусклый, грустный?

— Работы много… писанины…

— В таком случае не буду мешать. Хочешь, тоже приезжай.

— Я подумаю. Маме привет.

Майя молча отдала трубку Борису и запахнула плащ, который впопыхах забыла снять (она торопилась показать ему «доказательства»), уставилась в пол. Полы паркетные, но старые, высохшие, потрескавшиеся… Вдруг Майя подняла голову, ее осенило:

— Ей кто-то сказал!

— М-м? — оторвался Борис от смартфона.

— Я говорю, твоей жене кто-то рассказал… и про Германию, и про твою там работу… и про меня… квартиру… Кто-то в курсе твоих дел!

— Возможно, — согласился Борис. В отличие от Майи он был абсолютно спокоен, причина проста: — Лялька уже не жена мне, поэтому! Что бы ей там ни доносили, я чихать хотел на ее реакцию.

— Да, конечно… конечно… Просто я к чему: раз ей донесли о твоих планах, то добивались каких-то результатов. Вопрос — каких?

Она совсем пала духом, повесила нос в прямом смысле, а в таком состоянии ни один человек не может адекватно оценивать ситуацию, не способен выстраивать свое будущее и противостоять, как это ни банально звучит, вызовам. А ведь кто-то бросил им вызов, беспардонно влез в частную жизнь, пусть далекую от святости, удачно базирующуюся на обмане, но это их дело, им и ответ держать, прежде всего перед собственной совестью. А она, совесть, пока молчит, потому что любит. Так полагал Борис, глядя на съеженную Майю, пытавшуюся собрать мысли в кучу, и, надо отдать ей должное, что-то шевельнулось в голове. Внезапно она вскочила, заходила по комнате, разводя руками, словно это помогало ей найти нужные слова, и нервно выдала:

— А твоя… то есть Ляля… она не могла все это сделать?.. Нет-нет, не говори сейчас ничего! Ты подумай. Разве Ляля не чувствовала, что ты изменяешь ей? Она женщина! Интуиция у женщин сильная… сильнее ума. И потом, как я поняла, она любит тебя… по-своему, но любит…

— Не любит, — мягко возразил он. — Она даже сына не любит, в ее природе не заложен инструмент любви к ближнему. У Ляльки один пунктик: чтобы ей было комфортно, удобно, сейчас это довольно распространенный тип маленького тирана, уверовавшего, что мир создан для него. А веру внушили ей родители, она же, пока росла, не знала слова «нет», привыкла быть центром вселенной. Больше скажу, ее мать прекрасно меня понимает, да и отец втайне на моей стороне.

Вы прочитали книгу в ознакомительном фрагменте. Выгодно купить можно у нашего партнера.


Примечания


1


Данный стиль предлагает использование только черного цвета в костюме.


1 ... 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Вперед

Книга Она всегда с тобой: отзывы читателей