Закладки

П - значит погибель читать онлайн

и выждать. Он на что угодно пойдет, лишь бы избежать конфликта, особенно если дело касается женщин. Таким его мать воспитала… Впрочем, это долгая история.

– Вы хотите сказать, он и прежде так поступал?

– Признаться, да. Дважды. Первый раз это случилось, когда Мелани и Бланш было… наверное, одной – шесть, другой – три. Дауэн исчез на три недели. Уехал без предупреждения, а потом так же внезапно вернулся.

– Где же он был?

– Понятия не имею. Во второй раз все повторилось много лет спустя, незадолго до того, как мы расстались. Он вдруг уехал. Вернулся через несколько недель – ни объяснений, ни извинений. Естественно, я предположила, что на сей раз случилось нечто в том же роде.

– А что его к этому вынуждало в те предыдущие разы?

Она пожала плечами:

– Ну, у нас были проблемы. Их всегда хватало. И однажды он просто не явился домой. Не сказав ни слова ни мне, ни кому-либо еще, он отменил все дела, все встречи. Я что-то заподозрила, когда он не пришел к ужину. Во второй раз все было точно так же, только я уже не сходила с ума от беспокойства.

– То есть в обоих случаях он вел себя так же, как теперь?

– Совершенно верно. Когда это произошло впервые, я только через несколько часов поняла, что он уехал. Он же врач – бывает, что задерживается. К полуночи я была на грани истерики.

– Вы позвонили в полицию?

– Я обзвонила всех и вся. С утренней почтой пришло письмо. Он написал, что со временем вернется домой; так и случилось. Я, дурочка, его простила, и мы зажили по-прежнему. Брак у нас был удачный, во всяком случае, мне так казалось. Я думала, что он счастлив, но потом началась эта история с Кристал. Насколько мне известно, он несколько лет встречался с ней тайком.

– Что же заставило вас остаться?

– Я считала его хорошим мужем. А о своих претензиях к нему вспомнила, лишь когда он попросил развод. Оглядываясь назад, я понимаю: есть много способов исчезнуть.

– Например?

Она потушила сигарету.

– Телевизор, сон, алкоголь, книги, успокоительное…

– А в его случае?

– Дау с головой погружался в работу. Уходил рано, приходил поздно вечером.

– Вы долго были женаты?

– Почти сорок лет. Мы познакомились в Сиракьюсе. Я училась на истории искусств, а он – на подготовительных курсах в медицинском колледже. После университета мы поженились. Я сидела дома, с девочками, пока они не пошли в школу, потом стала учиться дальше, получила степень магистра. Интерьеры дома в Хортон-Рэвин, который мы вскоре купили, делала я сама.

– Дом так и принадлежит ему?

– Да. Но, насколько мне известно, Кристал там не слишком нравится.

– Вы не пытались при разводе оставить дом себе?

– У меня не было денег на ипотеку и на его содержание. Дау вечно твердил, что дом его разоряет. Но, уверяю вас, он только выиграл.

Она явно пыталась сбить меня с толку. Хотела представить себя в выгодном свете. И это меня немного удивляло: ведь я явилась для того, чтобы помочь найти ее бывшего мужа. Может, она все еще любит его?

– Должно быть, разводиться всегда тяжело, – пробормотала я.

– Это так унизительно! Банальнейшая история: у мужчины кризис среднего возраста, он бросает пожилую супругу и женится на какой-то шлюхе.

Газеты взахлеб писали о том, что Кристал раньше была стриптизершей. Однако на месте Фионы я бы не стала называть ее «шлюхой». Стриптизом занимаются для заработка, и далеко не все стриптизерши – проститутки.

– Как он с ней встретился?

– Об этом вы у нее спрашивайте. Понимаете, у Дау проснулся аппетит к… пикантным сексуальным удовольствиям. То ли игра гормонов, то ли возраст. Короче, как только ему исполнилось шестьдесят, он занервничал. Он не мог… ну, скажем так: чтобы почувствовать себя полноценным мужчиной, ему нужен был стимул. Порнография, различные… извращения, о которых я даже говорить отказывалась. В конце концов он от меня отстал.

– Потому что встретился с ней?

– Очевидно, да. Он в этом не сознавался, но я уверена, что он стал поглядывать на сторону. Я догадывалась, что в конце концов он, возможно, найдет ту, которая будет согласна выполнять его непристойные требования.

В глубине души я жаждала примеров, но сочла, что на сей раз будет умнее попридержать свое любопытство. Порой лучше не знать, что люди делают или отказываются делать наедине.

– Развод предложили вы? Или он?

– Он. Меня это застало врасплох. Я-то думала, что он будет удовлетворять свои нужды на стороне, но семью сохранит. Мне и в голову не могло прийти, что в таком почтенном возрасте он решится на развод. Я не учла того, что Дауэн по натуре человек слабый. Никому не нравится признавать собственные ошибки, а Дауэн терпеть не мог даже намеков на свои неудачи.

– Что вы имеете в виду?

– Я подозреваю, что его отношения с Кристал – это вовсе не союз двух родственных душ, каким Дауэн хотел его представить. Несколько месяцев назад он узнал, что она изменяет ему налево и направо. Так уж лучше исчезнуть, чем признать себя рогоносцем.

– А он догадывался, кто его соперник?

– Нет, но пытался узнать. Когда Дау исчез, Дана призналась мне, что с самого начала все знала. Это – тренер Кристал. Его зовут Клинт Огастин.

Я определенно уже слышала это имя, возможно, в тренажерном зале, куда сама ходила.

– И вы считаете, что он исчез именно поэтому?

– Да. Десятого сентября мы с Дауэном имели долгую беседу. Это было за два дня до того, как он пропал. Он был совершенно разбит.

– Так и сказал?

– Не то чтобы сказал, но я прожила с ним сорок лет и научилась читать между строк.

– А как случился этот разговор?

– Он приехал ко мне.

– Вы с ним встречались? – уточнила я.

– Да. В последнее время он частенько заезжал вечером пропустить со мной стаканчик. В тот день он был в ужасном состоянии. На нем просто лица не было. Я спросила, что стряслось, и он ответил, что у него на работе неприятности. А от Кристал мало толку – она интересуется только собой.

– Вы не удивились тому, что он с вами откровенен – после всего, что он вам сделал?

– У него больше никого нет. Собственно говоря, о ней он не сказал ни слова, но я по глазам видела, как он встревожен.

– Вы сказали, что у него были проблемы не только дома, но и на работе.

– Были. Он не вдавался в подробности, только признался, что хочет уйти оттуда. И когда я узнала о его исчезновении, первым делом подумала об этом.

– Полагаю, вы сообщили о его проблемах полиции?

– Не сразу. Я подумала, что он нарочно скрылся и вернется, когда придет в себя. Мне не хотелось ставить его в неловкое положение. Кристал бы устроила целое шоу для журналистов.

Меня это разозлило.

– Миссис Перселл, он известный врач, его знают и любят. И его исчезновение не могло не привлечь внимания прессы. Если вы думали, что он сделал это намеренно, то надо было об этом заявить прямо.

– Мне казалось, что лучше предоставить ему возможность действовать так, как он пожелает.

– Но на расследование было потрачено столько времени, сил и денег! Вас это совсем не волновало?

– Разумеется, волновало. Поэтому я и обратилась в полицию. Через шесть недель я забеспокоилась всерьез. Я ждала, что он позвонит или напишет: даст знать, что он в порядке. Но когда прошло девять недель, я поняла: надо брать дело в свои руки.

– И теперь вы боитесь, что с ним что-то случилось.

– Пожалуй что так. Поэтому я и решила встретиться со следователем. Одесса был очень вежлив, все за мной записывал. Сказал, что еще приедет, однако так больше и не появился. В полиции, наверное, десятки таких дел, и, следовательно, у них нет ни времени, ни людей заниматься Дауэном. Я сказала об этом Дане, она со мной согласилась. И порекомендовала обратиться к вам.

– Не знаю, что и ответить. Даже если мы с вами договоримся, я не смогу тратить на это все свое время. У меня есть другие клиенты.

– Я и не предлагаю вам заниматься исключительно этим делом.

– Кроме того, я работаю одна. Вам лучше обратиться в Лос-Анджелес, в какое-нибудь крупное агентство, у них много оперативников, они могут и по стране поездить, и за границу.

– Мне большое агентство ни к чему. Мне нужен человек из местных, который будет докладывать обо всем непосредственно мне.

– Но я же буду заново делать все то, что уже делала полиция.

– Вам может прийти в голову то, о чем они не додумались. Вы же обнаружили Уэнделла Джаффа спустя годы после того, как все решили, что он умер. Что, если существует версия, которую полиция проглядела?

Я, задумавшись, уставилась в пол.

– Хорошо. Я сделаю все, что смогу. Но гарантий никаких не даю.

– Договорились. Встретимся во вторник. Вы отмечайте, сколько времени потратили, и, когда я вернусь, представите мне счет. – Она взглянула на часы и встала.

Я тоже встала.

– Мне нужен задаток.

– Задаток? – Фиона сделала вид, что удивлена, хотя сама наверняка не приступает к работе, пока не заключен договор и не выплачена часть денег вперед. – И на сколько же вы рассчитывали?

– Я беру пятьдесят долларов в час или четыреста в день плюс накладные расходы, так что полутора тысяч на первое время будет вполне достаточно. Если вы дадите мне адрес Мелани, я сегодня же пошлю вам в Сан-Франциско контракт.

Она озадаченно заморгала:

– А если вы его не найдете?

– Об этом я и говорила. Если я не выясню ничего нового, вы же можете решить, что я не отработала своих денег. Но если уж я берусь за дело, то довожу его до конца.

– Очень на это надеюсь, – сказала Фиона и, подойдя

Книга П - значит погибель: отзывы читателей