Закладки

Два плюс один читать онлайн

тебе.

— А вдруг меня потянет на откровения?

— Не потянет. Я тебя знаю.

— А Розу?

— Ну, Розу… — Евдокимов нервно пожал плечами.

Роза пыталась быть серьезным игроком, но природная дурость не насморк, бесследно не проходит. Роза в любой момент могла отмочить «цирковой номер с конями», и Евдокимов это прекрасно понимал.

— Роза остается под моим присмотром, — сказал Егор. — За нее бояться не надо. Бойся за себя. Если вдруг за мной снова придут, разговоров больше не будет…

— Никто за тобой не приходил. Во всяком случае, с нашей стороны…

— И никаких больше дел?

— Это я гарантирую. Живи себе спокойно и ни о чем не думай. Информация о твоих… о наших подвигах уже уничтожена…

— Это последняя наша встреча, — кивнул Егор.

Он не рискнул поворачиваться к Евдокимову спиной и пятился задом, наблюдая за объектом, пока тот не скрылся из вида.

Роза ждала его на вокзале. Она стояла у вагона, проводница торопила ее занять место в купе, но куда она без Егора? А он появился в самый последний момент, проводница уже собиралась закрывать дверь.

— А я уже думала, что ты не придешь, — зайдя в купе и сев рядом с ним на полку, прижалась Роза к Егору.

— Совсем не приду? — усмехнулся он.

— А вдруг?..

— На «вдруг» не надейся, делай все наверняка.

— И делать, и знать, — кивнула она.

— Если сказал, что буду, значит, буду.

— Проблемы были?

— Нет.

— А здесь, кажется, да. Или у меня уже глюки на нервной почве, или меня действительно «пасли».

— Кто?

— Мужик у седьмого вагона.

— Острый нос, короткие усики… На почтальона Печкина похож, — кивнул Егор.

Нумерация шла с хвоста поезда, он отметил это механически, не задумываясь. Также на автопилоте он фиксировал попутную обстановку, потому и вспомнил седьмой вагон, мужчину в длиннополой кожаной куртке и теплой кепке с меховой оторочкой, который стоял и курил, глядя на проводницу. Вроде бы ничего подозрительного.

— Мы зашли, а он остался. Думаешь, все-таки следили? — задумчиво проговорила Роза.

Егор глянул в окно. Перрон уже стронулся с места, мимо не спеша проплыл столб-опора. Поздно оглядываться, искать глазами «Печкина». Если только по вагонам походить.

— Если и следили, то менты не при делах.

Вне всякого сомнения, Егор стал для Евдокимова полной неожиданностью. Если за ним с Розой действительно следили его люди, он бы знал, куда отправился Егор. Евдокимову бы позвонили, предупредили, он бы не позволил застать себя врасплох… Впрочем, не исключалась и несогласованность в действиях. Вдруг правая рука не знала, что делает левая?

— А кто при делах?

— Возможно, тебе показалось.

В дверь постучала проводница. Они ехали в «СВ», белье было уже постелено, осталось всего лишь заплатить за него и отдать билеты.

А потом они с Розой отправились в ресторан. И в третьем купе седьмого вагона увидели того самого мужчину с острым носом. Он скромно сидел в дальнем углу и чуть ли не обреченно смотрел на двух подвыпивших парней, которые застилали постели.

С одним парнем Роза встретилась взглядом, кокетливо улыбнулась ему. Егор внимательно глянул на нее. Или на приключения ее потянуло, или что-то задумала.

В ресторане они заказали горячего и по сто грамм коньяка. Роза от выпивки отказалась.

— Ребята из третьего купе неправильно поймут, — озорно улыбнулась она.

— Будешь знакомиться?

— Узнаю, что за фрукт этот Печкин.

Егор кивнул. Идея ему понравилась, а учить Розу импровизации на шпионскую тему — дело неблагодарное. Она сама кого хочешь этому научит.

Они поужинали, отправились в обратный путь. Дверь в третье купе была закрыта, но Розу это ничуть не расстроило. Она без мыла могла влезть в любую щель или даже пройти сквозь стену. В купе привела себя в порядок, накрасила ресницы и губы и сказала:

— Я пойду?

Егор кивнул. Не верил он, что «Печкин» следил за ними, но жизнь хоть и прямая штука, а скрутить может в бараний рог.

— Я пойду? — повторила Роза.

— Иди.

— А если мне придется пожертвовать собой?

Егор внимательно посмотрел на нее, скрестив на груди руки. Ох, неспроста она завела этот разговор. Но промолчал. Прежде всего, Роза — его помощник и соратник. Мало того, еще и компаньон. И с криминалом они вместе воюют, и бизнес под вывеской одного предприятия делают. А еще они вместе спят. Правда, как жену Егор ее и близко не воспринимал. И еще видел в ней киллера… Она как будто все понимала и не настаивала на серьезных отношениях. И если бы решила вдруг выйти за кого-нибудь замуж, он бы отговаривать ее не стал. Вот если бы с ним сейчас была Наташа… Даже умереть в ее объятиях — само по себе счастье. А Роза — это всего лишь привычное обыкновение. И голову от нее не потерять…





Глава 2




Закон ядерной физики — цепная реакция приводит к взрыву. А именно в таком режиме Родион и работал — сначала хапал с удвоенной энергией, затем с учетверенной, темпы роста росли в геометрической прогрессии. С живыми деньгами у него вечно проблемы, поэтому он придумывал и раскручивал какие-то хитроумные схемы, которые позволяли ему брать контроль над предприятиями нефтегазового и металлургического секторов. Он и до инвалидности работал с размахом, а после совсем разошелся. Наташа не вникала в подробности, но догадывалась, что его активы — это критическая масса, рост которой не мог продолжаться бесконечно. И вот началось.

— Только давай без паники! Спокойно пакуем чемоданы. Спокойно уезжаем. Все документы у меня на руках, уже через три часа мы будем в воздухе. — Родион заметно нервничал, но все равно пытался держаться бодрячком.

— В смысле, взлетим на воздух? — спросила Наташа.

— Надеюсь, что нет… Давай, давай, у тебя всего десять минут.

Наташа знала, чувствовала, что рано или поздно им придется спасаться бегством, поэтому все самые необходимые вещи у нее находились в одном шкафу. Осталось только разложить все по чемоданам.

Она торопилась, но все же глянула в окно и увидела Родиона. Он стоял возле «Мерседеса» и что-то говорил начальнику охраны. А его телохранители обследовали днище машины, вдруг там бомба.

Ничего такого не нашли и вещи унесли в машину. Олежку Наташа взяла сама, такую драгоценность она сейчас могла доверить только себе.

Машина выехала со двора, мягко покатила по дороге, только что очищенной от снега. Март месяц уже, но снегу вчера навалило изрядно.

— И куда мы едем? — спросила она.

— В теплые страны, — думая о чем-то не очень приятном, натянуто улыбнулся Родион.

— Весной птицы возвращаются в родные края.

— Мы же не птицы.

— Ну да, птицам для счастья столько не надо, — усмехнулась Наташа.

— Что, не надо? — не понял он.

— Денег. Сколько там у тебя миллионов?

— Чем больше, тем лучше.

— Кому лучше?

— Мне лучше. Тебе лучше… Только не говори, что тебе деньги не нужны.

— Деньги всем нужны. Только жизнь еще нужней.

— Так а мы что сейчас делаем? Спасаем свою жизнь.

— Неужели все так серьезно?

— Очень. А с моей стороны — еще серьезней… Не переживай, все у нас будет хорошо. Я обо всем позаботился, дом хороший, на берегу моря, тебе понравится.

— Где дом?

— Я же говорю, на берегу теплого моря, — ответил Родион и выразительно глянул на водителя за стеклянной перегородкой. Вдруг подслушивает, а разговор не для его ушей.

Впрочем, Наташе все равно, где у них дом за границей. Главное, чтобы там было спокойно и уютно. Через полчаса начинается регистрация на рейс Москва — Мадрид, а там уже как Родион скажет — или в Испании останутся, или дальше полетят, она не против. В самолете предложат выпить, отказываться она не станет. И Родион промолчит. Это ведь из-за него возникла потребность снять нервное напряжение.

— И надолго?

— А если навсегда?

— Все действительно очень серьезно, — кивнула Наташа.

Пожалуй, она не просто выпьет, а напьется. Но уже в доме на берегу теплого моря. Интересно, пальмы там будут?..

Машину вдруг резко бросило вправо, а Наташу повело влево, в сторону мужа, и Родион мгновенно навалился на Наташу, обняв и ее, и Олежку, которого она держала на руках. В этот же миг послышался противный звук, с каким пули били стекла, дырявили кузов машины.

Машина потеряла управление, вылетела с дороги, носом зарылась в канаву и легла набок. Наташа с такой силой стукнулась головой, что в ушах зазвенело, Олежка истошно заревел. Но и она была жива, и сын. А больше никто уже не стрелял.

— Родик!

Голова Родиона уткнулась в правую дверь, прижимая Наташу к сиденью. Он не шевелился, а в спине у него была дырка, из которой, впитываясь в черный драп, вытекала темная кровь.

— Юра! — взвизгнула Наташа.

Но мертв был и водитель. Начальник охраны, сидевший справа от него, также не подавал признаков жизни.

К машине кто-то подбежал, открылась дверь. Наташа чуть не закричала от страха, решив, что это киллеры пришли добить ее и сына, но увидела телохранителя из машины сопровождения. Вздох облегчения застрял в груди. Родион ранен, его жизни угрожает опасность… А если он и вовсе убит?



Печь новая, но из старого, проверенного временем кирпича, и топит жарко, и тепло держит долго. И, главное, не дымит.

Дом у Егора немаленький, просторная горница, кухня, две спальни, еще три комнатки на втором полуэтаже. Бревна крупные, стены толстые, но все же одной печи для обогрева мало. Поэтому был еще и котел, работающий на мазуте. Слышно, как по трубам движется вода. Звук этот убаюкивает, и так не хочется подниматься с кровати. Перина мягкая, белье свежее, высушенное на морозе, Роза вчера только постелила. После жаркой баньки.

За окном залаял Душман, но это не раздражало. Овчарка охраняла дом, ей положено поднимать шум при малейшей опасности. И на гостей Душман реагировал, мог поднять голос и на зайца, который пробегал вдоль забора. Гостей быть не должно, а зайцев хватает.

Роза уже на кухне, на сковороде шкворчит, пахнет жареной

Книга Два плюс один: отзывы читателей