Закладки

Тихая сельская жизнь читать онлайн

леди Везде-Сую-Свой-Нос, я тут же избавилась от него. Задушила очень дорогим шелковым шарфом из Парижа, а затем повесила на дубе. Понятное дело, сначала я все тщательно спланировала. И поверьте, все прошло бы гладко, как и было задумано. Если бы вы не начали совать повсюду этот свой нос!

– Превосходная работа, – сказала леди Хардкасл. – Вот только подвесили его слишком высоко, так что ноги не достигали колоды. Да и на земле не было вмятины. В остальном же образцовая работа.

– Это мелочи. Полиция никогда бы этого не заметила. А вы начали шпионить, все тут вынюхивать. Кто вас просил? Разве вы не догадываетесь, что теперь с вами будет?

– Догадываюсь. Но все же удовлетворите мое любопытство. Даже когда я сообразила, кто убил несчастного мистера Пикеринга, я все равно не могла взять в толк, как вам удалось затащить труп на дерево. Даже с тачки это было бы чрезвычайно трудно сделать. Здесь требуется большая физическая сила.

Миссис Седдон подняла голову, и взгляд ее заметался, выхватывая разные предметы, расставленные вдоль стен или развешенные на них. Леди Хардкасл внимательно следила за ней.

– Ну конечно! – воскликнула она наконец. – Как я раньше не догадалась! Блок с веревкой! Нам следовало раньше понять это, Армстронг.

– Я все поняла, моя госпожа, – сказала я, слегка переместившись. – И подумала, что, наверное, поэтому вы и хотели, чтобы встреча состоялась именно здесь.

– Точно? Тогда молодец! Вот, значит, как. А что тогда случилось с блоком, миссис Седдон? А ваш шарфик? Почему мы так ничего и не нашли?

– Я все спрятала в угольном погребе – до тех пор, пока все не утихнет. Но вечером мне нужно будет избавиться от двух трупов, так что заодно и с этим реквизитом разберемся.

– Вы очень умная и дотошная женщина, миссис Седдон. Поздравляю, вы очень тщательно все спланировали. Ну, разве она не молодец, Армстронг?

– Достойна всяческих похвал, моя госпожа, – кивнула я.

– О господи! – внезапно проговорила моя хозяйка. – Мне не дает покоя один вопрос. По поводу посторонних на вашей территории. Вы узнали о Хэддоке и Ричмене, не так ли? Это ведь вы убили Холлоуэя?

– Думаю, не будет никакого вреда, если я вам признаюсь, – ответила Ида. – Ведь труп не может быть вызван в суд в качестве свидетеля! Да, я убила его. Рыбий Глаз – конечно, я узнала его! На такой работе, как у меня, быстро запоминаешь людей. Я поняла, что они до чего-то докопались. Футляры от инструментов – хорошее место, чтобы в них что-нибудь спрятать. Мы и сами пару раз ими пользовались. Просто здорово. Так вот, я решила проверить, не свистнули ли они что-нибудь. А тут вдруг явился этот тип Холлоуэй и застукал меня, вот и пришлось огреть его футляром как следует.

– И потом бросить умирать, – поморщившись, сказала леди Хардкасл.

– Ничего, им хорошо известны правила. Не нужно рыскать на чужой территории. Так ему и на…

Закончить фразу Иде помешал скрип за дверью…

Притаившиеся за дверью поняли, что их заметили, и дружно рванули внутрь. Миссис Седдон повернулась к ним, поднимая револьвер. Она направила оружие на сержанта Добсона, но в тот момент, когда ее палец уже нажимал на спусковой крючок, я, изловчившись, правой ступней с силой ударила ее по запястью. Раздался характерный треск сломанной кости, который был слышен, несмотря на хлопок выстрела…

То, что произошло потом, по сей день снится мне в кошмарных снах. Новое увлечение леди Хардкасл привело к тому, что я неплохо ознакомилась с устройством кинопроектора. Она часто развлекала своих гостей мерцающими изображениями, и одна из ее любимых уловок заключалась в проворачивании ручки с неправильной скоростью. Когда крутишь ее слишком быстро, люди на экране начинают бегать и суетиться, а если делаешь это слишком медленно, то они становятся крайне неповоротливыми и нерасторопными, как будто к их рукам и ногам подвесили тяжелые гири.

Мой удар опоздал на мгновение, или, может быть, Ида Седдон целилась совсем не туда, куда я думала. Вместо того, чтобы поразить сержанта Добсона или просто попасть в потолок или в стену, она поразила другую цель… Корчась и держась за живот, из которого хлестала кровь, на полу лежала моя хозяйка Эмили…





* * *


Неделю спустя, в первый день июля, к нам в дверь позвонили. В тот день, заверив новых служанок, что им по-прежнему будут платить, я предложила им взять небольшой отгул. Так что теперь спускаться вниз и открывать дверь предстояло мне самой. На пороге я увидела высокого стройного мужчину. Это был Гарри, родной брат леди Хардкасл.

– Добрый день, мистер Фезерстонхоу, – поприветствовала я его с реверансом. Я намеренно сделала акцент на неправильном произношении его фамилии, что, в свою очередь, заставило гостя выгнуть бровь и изобразить на лице несколько снисходительную улыбку.

– Фэншоу, дрянная девчонка, и вы это прекрасно знаете, – сказал он, подыгрывая мне. – Как поживаете, мисс Стронгарм? Удалось отдубасить парочку моряков?

– Что вы, сэр, какие уж там моряки! Попалось лишь несколько нахальных служащих, но уж никак не моряков. И они получили по заслугам.

Гость рассмеялся, а я предложила ему войти.

– Как там наша пациентка? – спросил он, когда я взяла у него шляпу.

– О, сами знаете, – ответила я, закатывая глаза. – Тараторит без умолку. Как обычно. Она даже… – Мой голос немного дрогнул, и Гарри утешительно похлопал меня по плечу.

– Знаю, Фло, все знаю.

– Глупая старая склочница, – сопя, проговорила я. – Беспечная и грубая… Оказалась на пути пули, а потом даже не удосужилась очнуться и сказать нам, что с ней все в порядке.

– Будет в порядке, – поправил меня Гарри. – Врачи говорят, что телу, чтобы оправиться от такого шока, может иногда потребоваться несколько дней.

– Она обязательно поправится, – всхлипнув, сказала я. – Не знаю, как бы смогла обойтись без нее…

Гость улыбнулся.

– Уверен, что никогда не встречал такую служанку, как вы.

– Я такая одна.

– Вот именно. А знаете, у меня ведь на самом деле не было возможности поблагодарить вас за заботу о моей сестренке.

– Это просто моя работа, сэр.

– Гарри, – поправил меня мой собеседник. – В конце концов вы столько для нее сделали, что теперь смело можете называть меня просто Гарри.

– Я постараюсь, сэр, но это для меня не так просто.

– Конечно, я уже заметил. Но я серьезно. Если бы не вы, то, думаю, Эмили давно сошла бы с ума.

– Или задохнулась бы в одном из своих корсетов, – заметила я, изо всех сил стараясь расслабиться.

Он хихикнул.

– Точно-точно! Моя сестра – не из самых практичных. Но за эти годы вы многому научили ее, и я действительно не знаю, как бы она обошлась без вас.

– Ее бы, наверное, не подстрелили, если бы меня там не было…

– Ерунда, – сказал Гарри, и лицо его сделалось серьезным. – Вы не должны так осуждать себя, слышите? Я читал полицейские отчеты и медицинские заключения. Все говорит о том, что вы спасли ей жизнь. Если бы пуля отклонилась хоть немного, она запросто могла погибнуть.

– Но она в коме, из которой никак не выйдет.

– Зато жива. И к тому же она стойкий борец. Скоро и вовсе поправится. И все благодаря вам. Как я и говорил, без вас ей просто не обойтись.

– Спасибо, сэр. Вы очень любезны. Хотите повидать ее?

Леди Хардкасл неделю не приходила в сознание.

Когда Добсон арестовал Седдонов, констебль Хэнкок вместе со мной отнесли госпожу к машине. Мы быстро объяснили, что произошло, и Берт сразу же погнал в деревню, к дому доктора Фитцсиммонса.

Леди провела в хирургической палате пять часов, пока врач удалял пулю и зашивал рану. В молодости он был армейским хирургом, и здесь потребовалось все его былое мастерство. Но в конечном счете врач остановил кровотечение и все аккуратно зашил. По истечении двух дней он счел возможным отвезти пациентку домой и уложить ее в собственную постель, но после этого регулярно навещал и следил за тем, как идет процесс выздоровления.

Навещал ее и инспектор Сандерленд. Затруднительное положение леди Хардкасл явно расстроило его. Он даже пожурил ее за то, что она не позволила ему пойти к Седдонам с ней вместе. Надо было подождать всего полчаса, не переставал твердить полицейский. Всего полчаса.

Тянулись дни.

Хотя инфекция, слава богу, обошла хозяйку стороной, в сознание она никак не приходила. Она лежала на белых накрахмаленных простынях, и на ее лице не двигался ни один мускул.

Я телеграфировала Гарри сразу же, как только леди Хардкасл оказалась в хирургической палате, и тот недолго думая вскочил в ближайший поезд. Он помог перевезти сестру домой, но потом ему пришлось ненадолго вернуться в Лондон, чтобы подготовить себе отпуск по семейным обстоятельствам. Сегодня был его первый день после возвращения оттуда.

Я частенько садилась возле леди Хардкасл, думая, что хозяйка вот-вот очнется. Читала вслух телеграммы и открытки, чуть ли не ежедневно поступающие от ее друзей, читала и газеты, в которых сейчас много писали о крахе многолетнего судоходного бизнеса семейства Седдонов.

Я привела Гарри в комнату сестры. Он присел у ее постели, а я отошла к окну.

– Кто это здесь у нас? – улыбнулся он, нагнувшись, чтобы поцеловать сестру в щеку. – Как поживает наша старушка?

– Никак не придет в себя, – грустно заметила я. – Когда же она поправится?

– Поправится, поправится! Разве не так, дорогуша? – проговорил гость, смахивая волосы с лица сестры. – Мы даже опомниться не успеем.

Зашелестели простыни, и хриплый голос произнес:

– Чувствую себя первоклассно…

Гарри и я в ужасе переглянулись, растерянно глядя на пробуждающуюся от комы Эмили Хардкасл.

– Хватит ныть, дорогие мои, – велела она. – Фло, будь лапочкой, раздобудь-ка мне чаю. А то внутри все пересохло…



* * *





notes


Примечания




1




Вид соусов индийского происхождения, использующихся

Книга Тихая сельская жизнь: отзывы читателей