Закладки

Багровый берег читать онлайн

полгода.

– А его помощник? Сержант?

– Гэвин? Этот немного умнее своего босса. Он, кажется, неплохой парень, но под сапогом у шефа. – Лейк заколебался.

Констанс заметила его неуверенность:

– И шеф знает о нашем приезде, да?

– Боюсь, что я вчера сплоховал. Взбесил меня этот Мурдок. Я сказал ему, что собираюсь нанять частного детектива.

– И как он прореагировал? – спросил Пендергаст.

– Начал сотрясать воздух. Сыпать угрозами.

– Какого рода угрозами?

– Сказал, что, если какой-нибудь частный хрен появится в его городе, он его тут же арестует. Я, конечно, сомневаюсь, что он решится на такое. Но он наверняка попытается учинить какую-нибудь гадость. Я прошу прощения, мне следовало держать рот на замке.

– И с этого момента вы так и будете поступать, особенно в отношении сделанных сегодня находок.

– Обещаю.

Пендергаст пригубил шампанское:

– Пойдем дальше. Что вам известно о конкретной истории вашего дома и его обитателей?

– Почти ничего. До тысяча девятьсот тридцатых этот дом принадлежал смотрителю маяка, а потом на маяке установили автомат. Дом пришел в запустение. Когда мы его купили, он практически разваливался.

– А маяк? Он все еще действует?

– О да. Он включается с сумерками. Нужды в нем, конечно, больше нет, но все маяки на побережье Новой Англии все еще работают – по ностальгическим причинам. Маяком я не владею, он принадлежит Береговой охране США, закреплен за Американским фондом охраны маяков и находится на их обслуживании. На нем установлена линза Френеля четвертого порядка, мерцание белое, через каждые девять секунд. У Исторического общества есть список всех смотрителей маяка.

Пендергаст посмотрел на Констанс:

– Вот твое первое поручение: узнать, кто был смотрителем маяка, когда в подвале совершалось это преступление. После анализа кости я назову тебе интересующее нас время.

Она кивнула.

Специальный агент снова обратился к Лейку:

– Как насчет истории города? Что-нибудь из нее может пролить свет на склеп в подвале?

Лейк отрицательно покачал головой, провел по седым волосам своей крупной рукой с проступающими венами. Констанс обратила внимание на его мощные предплечья – вероятно, следствие работы скульптором по камню.

– Эксмут – очень старый рыболовный и китобойный городок, основанный в начале восемнадцатого века. Не знаю, какому гению пришла мысль строить город на соляных болотах, но идея была негодная. Во всем этом районе житья нет от зеленоголовок. Хотя ловля рыбы на протяжении десятилетий и приносила доходы, здесь никогда не было летнего курорта, как в Рокпорте или Марблхеде.

– Зеленоголовки? – переспросил Пендергаст. – Какие-то кусающие мухи?

– Самые неприятные из них. Tabanus nigrovittatus. Кусают и пьют кровь только самки этого вида, естественно.

– Естественно, – сухо повторила Констанс. – Только самки и способны на настоящую работу.

Лейк рассмеялся:

– Сдаюсь.

– А темная история города? Рассказы, слухи, убийства, интриги?

Лейк помахал рукой:

– Слухи.

– Например?

– Именно то, чего можно ожидать от городка, расположенного немного севернее Салема. Истории о том, как в тысяча шестьсот девяностых годах поблизости обосновалась шайка ведьм, которые пытались избежать процессов. Чушь, конечно. Практически здесь теперь то, что осталось от новоанглийской рыболовецкой деревни. Впрочем, в западной части городка – его называют Дилл-Таун, но в сороковые годы его включили в Эксмут – время от времени случаются мелкие преступления. Как говорится, это другая сторона баррикад. – Он жадно глотнул шампанского. – Должен сказать, меня потрясло наличие камеры пыток в моем доме. Просто не могу поверить. Напоминает ту мрачную историю По, «Бочонок амонтильядо». – Он помолчал, глядя на Пендергаста. – Вы говорите, там, внутри, было что-то ценное? Может, какое-нибудь пиратское сокровище? Скелет, охраняющий сундук с золотом?

– Для таких предположений пока рановато.

Лейк посмотрел на Констанс с блеском в глазах:

– А вы что думаете? У вас есть какие-нибудь предположения?

Констанс бросила на него ответный взгляд.

– Никаких, – ответила она. – Но одна фраза приходит в голову.

– Какая же?

– «Ради всего святого, Монтрезор!»[3]

Пендергаст пристально посмотрел на нее, потом на Лейка, чье испуганное лицо мгновенно побледнело.

– Вы должны извинить мою помощницу, – сказал он. – У нее довольно злое чувство юмора.

Констанс чопорным жестом разгладила на себе платье.





4




Пендергаст остановил свой «порше» – с открытым верхом, чтобы встретить солнечные лучи позднего утра, – на парковочном месте на Мейн-стрит.

– Автомобили для меня все еще в новинку, – заметила Констанс, выйдя из машины. – Но даже я могу сказать, что ты припарковался неправильно. Ты опять заехал на линию.

Пендергаст в ответ только улыбнулся:

– Идем в магазин.

– Ты шутишь?

– Констанс, вот одна из первых вещей, которые ты должна запомнить, когда помогаешь мне в расследовании: не стоит оспаривать каждый мой шаг. А теперь… Я вижу в этой витрине симпатичные гавайские рубашки, и они даже продаются со скидкой!

Она последовала за ним в магазин и сделала вид, что рассматривает одежду для тенниса, пока Пендергаст перебирал гавайские рубашки, откладывая какие-то из них, явно наобум. До Констанс доносился его разговор с продавцом: специальный агент спрашивал, бывают ли у них случаи воровства и есть ли на самом деле нужда в камере наблюдения, которая стоит на виду в витрине. Услышав, что продавец пробивает чек, Констанс нахмурилась. Она понимала, что Пендергаст оценивает городок, но его действия казались ей такими случайными, такими бесцельными, притом что имелось столько других важных дел. Например, список смотрителей маяка, дожидавшийся ее в архиве Исторического общества. И радиоуглеродное датирование кости пальца.

Вскоре они вышли на улицу, Пендергаст держал в руках пакет с покупками. Он помедлил в дверях магазина, чтобы посмотреть на часы.

– И сколько в точности ярдов жуткого вкуса ты приобрел? – спросила Констанс, взглянув на пакет.

– Я не обратил внимания. Давай-ка остановимся на минутку.

Констанс уставилась на него. Возможно, у нее разыгралось воображение, но ей показалось, что на его лице застыло предвкушение.

И тут она увидела, что по Мейн-стрит едет двухцветная полицейская машина.

Пендергаст снова посмотрел на часы:

– Жители Новой Англии замечательно пунктуальны.

Машина сбросила скорость и остановилась у тротуара. Из нее вышел полицейский – шеф полиции, которого они видели вчера. Констанс плохо разбиралась в мужской красоте двадцатого века, но этот тип выглядел как обрюзгшая звезда футбольной команды провинциального колледжа из 1950-х годов: короткая стрижка, толстая шея, квадратная челюсть и огромный рыхлый торс. Подтянув позвякивающий ремень на брюках, полицейский вытащил плотную пачку бланков и начал выписывать штраф родстеру.

Пендергаст подошел к нему:

– Позвольте узнать, в чем проблема?

Полицейский повернулся к нему, его резиновые губы растянулись в улыбке.

– Так медленно учитесь?

– Что вы имеете в виду?

– Вы опять неправильно припарковались. Видимо, одного штрафа для вас было недостаточно.

Пендергаст вытащил вчерашнюю квитанцию:

– Вы об этом?

– Совершенно верно.

Пендергаст аккуратно разорвал квитанцию пополам и сунул назад в карман.

Начальник полиции нахмурился:

– Прелестно.

Констанс поморщилась, услышав сильный южно-бостонский акцент полицейского. Есть ли в английском более скрипучее произношение? Пендергаст намеренно провоцировал полицейского в своей обычной манере, и теперь Констанс начала понимать, по какому поводу он испытывал предвкушение. Это может оказаться забавным. В нужный момент он вытащит свой фэбээровский жетон и поставит отвратительного копа на место.

Полицейский выписал штраф и сунул квитанцию под дворник.

– Прошу. – Он ухмыльнулся. – Можете разорвать еще одну.

– Я не против.

Пендергаст вытащил квитанцию из-под дворника, разорвал пополам, сунул обрывки в карман и похлопал по нему ладонью.

– Вы можете рвать их хоть целый день, это их не отменяет. – Полицейский подался вперед. – Позвольте дать вам маленький бесплатный совет. Нам не нравится, когда какие-то самозваные частные хрены приезжают в наш город и вмешиваются в наше следствие. Так что будьте осторожны.

– Я действую как частный детектив, это верно, – сказал Пендергаст. – Однако я возражаю против использования слова «хрен».

– Мои искренние извинения за использование слова «хрен».

– Было украдено вино на сумму в несколько сотен тысяч долларов, – произнес специальный агент напыщенным тоном. – Это крупное хищение самого высокого уровня. Меня пригласили, поскольку полиция не способна или не имеет желания расследовать это преступление.

Полицейский нахмурился. Несмотря на осеннюю прохладу, на его сальном лбу появились капельки пота.

– Ладно. Знаете что? Я буду следить за всем, что вы делаете. Хоть на один шаг, хоть на полдюйма зайдете за черту – и я вышвырну вас из города, вы и глазом моргнуть не успеете. Вам ясно?

– Безусловно. А пока я расследую кражу в крупном размере, вы можете продолжать защищать город от скверны неправильной парковки.

– Вы настоящий шут.

– Это было замечание, а не шутка.

– Ну что ж, заметьте еще одно: припаркуете неправильно в следующий раз, и я эвакуирую вашу машину. – Он провел двумя толстыми пальцами по борту машины. – А теперь, пожалуйста, припаркуйте машину, как этого требует закон.

– Вы имеете в виду, прямо сейчас?

Дыхание копа стало тяжелым.

– Прямо сейчас, – подтвердил он.

Пендергаст сел в машину и сдал назад, но остановился так, что задний бампер оказался ровно на линии.

Он вышел из машины:

– Ну вот.

Коп просверлил его взглядом:

– Вы по-прежнему на линии.

Пендергаст преувеличенно суетливо подошел к заднему бамперу, посмотрел на линию и нахмурился:

– Машина на линии, но не заходит за нее. И потом, взгляните, сколько свободных парковочных мест на улице. Кого это может волновать?

Дыхание с хрипом вырвалось из груди копа.

– Ах ты, маленький сукин сын, ты думаешь, это шуточки?

– Сначала вы обозвали меня хреном. Теперь – сукиным сыном. Мне по душе ваш метафорический язык. Но вы, кажется, забыли, что тут присутствует дама. Видимо, вашей матери следовало чаще мыть с мылом ваш красноречивый рот.

Констанс и прежде видела, как ее опекун намеренно провоцирует людей, но не так вызывающе. Она не могла понять, почему, едва начав расследование, он первым делом решил нажить себе врага в лице шефа полиции.

Полицейский подошел к нему на шаг ближе:

– О’кей. С меня хватит. Я хочу, чтобы ты убрался из этого города. Немедленно. Садись в свой пидорский автомобильчик, забирай свою девицу – и выматывайтесь из города!

– Или?

– Или я арестую тебя за бродяжничество и нарушение спокойствия.

Пендергаст громко

Книга Багровый берег: отзывы читателей