Закладки

Тихая сельская жизнь читать онлайн

имеется как минимум в полицейском участке.

Мы добрались до дома врача и постучали. Практически сразу нам открыла женщина средних лет, с головы до ног одетая в черное.

– Привет, Маргарет, доктор дома? – спросил Хэнкок.

– Что мне доложить, кто его спрашивает? – ответила женщина.

– Это ж я, Маргарет, Сэм Хэнкок!

– Я знаю, кто ты такой, не говори глупостей! Но… леди?

Полицейский начал терять терпение.

– Он здесь или нет? Мы по срочному делу, и у меня нет времени на твои дурачества. Я сейчас, пожалуй…

В этот момент за спиной подозрительной домоправительницы появился сам доктор Фитцсиммонс.

– Благодарю вас, миссис Ньютон, я обо всем позабочусь.

Маргарет неохотно отступила в холл и отправилась по своим делам.

– Констебль, прошу прощения за холодный прием. Чем могу помочь? – повернулся хозяин дома к моему спутнику.

Хэнкок представил меня, и я еще раз вкратце рассказала историю о том, как было найдено тело.

– Я прикажу запрячь лошадь, и мы сейчас же поедем. А пока пройдите в дом, прошу вас, – пригласил медик. – Могу я что-нибудь вам предложить, пока мы будем ожидать? Может, чаю? Констебль, вы завтракали? Уверен, миссис Ньютон сможет сообразить что-нибудь на скорую руку.





* * *


Когда мы добрались до поляны, с момента нашей страшной находки прошло больше часа. Леди Хардкасл увлеченно о чем-то беседовала с сержантом Добсоном неподалеку от качавшегося на ветке тела. Похоже, они рассматривали ее рисунки.

– Взгляни-ка, Хэнкок, – приветствовал сержант своего помощника. – Леди Хардкасл нарисовала для нас место происшествия.

Констебль изучил рисунки и важно кивнул, всем своим видом показывая, что как профессионал он доволен.

– Очень хорошо, – сказал он. – Просто замечательно.

– Они нам очень помогут в расследовании, леди Хардкасл, – добавил Добсон. – Благодарю вас. О! Куда же подевались мои манеры? Леди Хардкасл, позвольте представить вам доктора Фитцсиммонса.

– Спасибо, сержант, мы уже вчера познакомились. Как поживаете, доктор? Жаль, что наша вторая встреча не состоялась при более приятных обстоятельствах.

– Согласен, сударыня, согласен, – кивнул врач. – Ну-с, что мы тут имеем? Похоже, самоубийство. Вы знаете, кто это?

– Не совсем, сэр, пожалуй, нет, – ответил Добсон. – У меня есть некоторое ощущение, что я где-то видел этого джентльмена раньше, но вот где именно, пока припомнить не могу. Надо бы добраться до его карманов и вообще хорошенько все осмотреть: может, найдется какое-нибудь письмо, записка или еще что-нибудь, что помогло бы нам опознать его.

Констебль Хэнкок пристально смотрел на тело. Он выглядел так, будто был явно не в своей тарелке, и у меня закралась мысль, что он видел значительно меньше покойников в подобных обстоятельствах, чем тех, что спокойно лежали в своих гробах, дожидаясь, пока любящие их родственники отдадут им последнюю дань.

– Я его знаю, – вдруг медленно сказал Хэнкок. – Это Фрэнк Пикеринг. Он из Вудворта, но играл в крикет за наших после того, как их клуб проиграл в сезоне. Работал в Бристоле. Ему каждый день приходилось мотаться на поезде из Чиппинг-Бевингтона, но он все время говорил, что так лучше, чем все время жить в городе. Хороший парень…

Голос его дрогнул. Он по-прежнему, как загипнотизированный, смотрел на мертвое тело.

– Точно, Хэнкок, – произнес сержант с характерным облегчением, которое появляется, когда что-нибудь наконец вспомнишь. – Хорошая работа, дружище. Да, я и сам видел его в прошлое воскресенье в игре против Дарсли.

– Он не был склонен к меланхолии? – поинтересовался доктор у констебля.

– Ну уж нет, сэр! Он был полон жизни и энергии. Энергичный и веселый, всегда шутил.

– Часто за общительной внешностью скрывается внутренняя боль, – задумчиво произнес медик. – Давайте снимем наконец беднягу. Тогда мы сможем отвезти его ко мне в хирургический кабинет и сделаем все необходимые приготовления к обследованию.

Леди Хардкасл во время этого разговора держалась слегка в стороне. Она рассматривала грунт под мертвым телом и сравнивала его со своими рисунками, а потом вдруг спросила:

– Джентльмены, а нельзя ли проверить пару моих идей, прежде чем вы все это сделаете?

– Если сможем, миледи, – сказал Добсон. – Что вас беспокоит?

– Как вы полагаете, сержант, земля здесь была мягкой? – спросила моя госпожа.

– Возможно, мягкой, миледи… да.

– Тогда можно было бы ожидать, что эта колода, вес которой соответствует весу весьма крепкого мужчины, должна была бы оставить след на земле под деревом.

– Звучит разумно, миледи.

– И еще. – Леди указала на землю прямо под телом. Почва была перемешана, на ней виднелись один или два странных отпечатка, но нигде не было заметно следа от торца колоды. – Констебль, позвольте вас побеспокоить и попросить поставить колоду торчком, так, как она должна была стоять, когда несчастный мистер Пикеринг был в шаге от горького конца.

– Конечно, миледи. – Хэнкок шагнул вперед и поднял колоду. Верх ее оказался примерно на шесть дюймов ниже кончиков носков ботинок Фрэнка Пикеринга.

Несколько мгновений мы молча смотрели на вновь открывшуюся картину, а потом констебль Хэнкок медленно произнес:

– Подождите, раз его ноги не достают до колоды, как же он стоял на ней перед тем, как вздернуть себя?

– Не может быть! – пробормотал доктор Фитцсиммонс.

– Будь я проклят! – согласился сержант Добсон.

– Итак, джентльмены, теперь вы видите, что меня беспокоило, – сказала леди Хардкасл. – Я не эксперт в подобных вещах, но мне кажется, все эти странности говорят о том, что здесь у нас не самоубийство.

– Да, не похоже, – согласился врач, глядя на тело. – Но как, черт побери, им удалось его вздернуть? Он ведь далеко не пушинка, так ведь?

– Скорее, тяжеловес, – проговорил Добсон, окидывая мертвеца оценивающим взглядом.

– Его могли вздернуть, просто потянув за веревку, – предположил Хэнкок.

– Я подумала об этом, – сказала леди Хардкасл. – Но посмотрите на веревку. Видите, как она намотана на ветку? Если кто-то подтягивал его с земли, как бы он умудрился потом пять раз обмотать ее вокруг ветки, да еще и так аккуратно закрепить? Все было сделано так, чтобы казалось, будто мистер Пикеринг сам приготовил веревку перед тем, как встать на колоду, поскольку, если его подтягивали, то веревку пришлось бы как-то закреплять внизу – это должен был бы сделать кто-то, стоявший на земле.

– Но почему, – Хэнкок отчаянно пытался разгадать головоломку, – он оказался в лесу среди ночи? И кто хотел его убить?

– К счастью, скоро это будет уже не наша проблема, – сказал Добсон. – Надо снять его, отвезти в хирургическую, а потом позвонить в Бристоль, в полицейское управление. Убийства – это ведь по их части.

– Прежде чем мы уйдем, хочу доложить еще об одном наблюдении, – сказала леди Хардкасл. – От дороги до дерева, вдоль той линии, по которой вы шли сюда, имеются колеи. Примерно два дюйма шириной и на расстоянии ярда друг от друга. Не хочу, чтобы показалось, будто я вмешиваюсь в работу профессионалов, но я предполагаю, что это могут быть следы колес какой-нибудь повозки. Идеальный способ доставить тело сюда.

– То есть его убили совсем в другом месте, вы это имеете в виду? – спросил Хэнкок.

– Как я уже сказала, джентльмены, все это находится вне моей компетенции. Я бы не хотела никому мешать.

– Вы не мешаете, миледи, и более того, мы все благодарны вам за помощь, – заверил Добсон мою госпожу.

– Уверена, что абсолютно не за что, джентльмены, я провела прекрасное утро. Вы не будете против, если я удалюсь? Вы знаете, где меня найти, если понадобится.

– Конечно, миледи. Ступайте домой и выпейте хорошую чашку горячего и сладкого чаю после всех этих потрясений. Здесь мы сами обо всем позаботимся.

– Благодарю вас, сержант. Армстронг, пойдем домой.

С этими словами леди Хардкасл направилась к краю поляны, а я последовала за ней. А когда мы вышли на дорогу и нас никто не мог услышать, моя спутница сказала:

– Да уж, конечно, горячего и сладкого чаю! Скажут тоже! Чтобы взбодриться, нам потребуется хорошая порция бренди, пусть дьявол пьет их чай!

И мы пошли к дому.





Глава 3




Тело мистера Пиккеринга мы обнаружили в среду, а детектив допросил нас в четверг днем. Инспектор Сандерленд оказался общительным и любезным человеком. Его спокойная уверенность в себе и собственных способностях позволяли ему общаться с окружающими с невозмутимой вежливостью. Тем не менее его, казалось, не впечатлили вопросы и предположения леди Хардкасл. Выслушав наши заявления, он отпустил нас.

В пятницу утром я направилась в деревню, чтобы сделать заказы у местных торговцев. Деревенские улицы были просто в прекрасном состоянии. Совершенно очевидно, что деревенская площадь составляла очень важную часть местной жизни и периодически использовалась для игры в крикет, так что мне пришлось быть особенно осторожной, чтобы не попасть в квадратные ворота в ее центре.

Первым был владелец мясной лавки Ф. Спратт. Когда я вошла, он как раз рубил свиное филе на отбивные. Услышав дверной колокольчик, он оторвался от своего занятия и вытер руки о кусок ткани, свисавший с передника.

– Здравствуйте, мисс, – весело поприветствовал меня мясник. – Чем могу вам помочь в такое прекрасное утро?

– Здравствуйте, – сказала я. – У меня заказ на мясо для леди Хардкасл. Не могли бы вы об этом позаботиться?

– Конечно, мисс. – Спратт перегнулся через прилавок, взял протянутый мною листок и внимательно на него посмотрел. – Хм-м, – хмыкнул он с видимым неодобрением. – У меня нет линкольнширских сосисок. Их тут редко заказывают. Имеются глостерширские, по моему собственному рецепту. Такие устроят?

– Уверена, это будет замечательно.

– Может, хотите попробовать рубленой печенки?

– Это было бы прекрасно! – сказала я. – Я не ела печенки с тех пор, как покинула дом. Уверена, леди Хардкасл она наверняка понравится.

– А где ваш дом, мисс? – спросил мясник, одновременно делая пометку в списке.

– Моя мать была родом из Южного Уэльса.

Книга Тихая сельская жизнь: отзывы читателей