Закладки

Трижды до восхода солнца читать онлайн

пальто и с дамской сумочкой в руках.

— Привет, — сказала я.

Вера кивнула и заговорила почему-то шепотом:

— Хорошо, что ты приехала. Агата, по-моему, неважно себя чувствует.

— Простудилась?

— Нет, — покачала она головой.

— Неужто конкуренты обскакали?

Вера на шутку не отреагировала.

— Мне кажется, здесь что-то личное.

— Вот это новость, я и не знала, что у сестрицы есть личная жизнь.

Усмехнувшись, Вера направилась к выходу, а я в кабинет Агатки.

В кабинете сестрицы не оказалось, дверь в комнату отдыха была открыта, и я заглянула туда. Агата лежала на диване, прикрыв лицо рукой. Заслышав мои шаги, убрала руку, буркнув:

— Привет.

Серые тени под глазами, в лице маета, все признаки больших душевных переживаний. Я вздохнула и села в кресло напротив. Агатка молча наблюдала за мной.

— Хреново выглядишь, — заметила я с печалью.

— Ты не лучше.

— Ну, так мы похожи, сестры, как-никак.

— Душа требует ремонта? — хмыкнула сестрица.

— Капитального.

— О делах не спрашиваю. Стас уехал? — Я кивнула. — Ты не была у него в больнице. Не могла простить того, как он обошелся с Настей?

— Выходит, что так.

— А он свалил на радостях?

— Мы поссорились, потом он оказался в больнице. А так как я у него не появлялась, он решил, что я благополучно вычеркнула его из жизни.

— А на самом деле?

— На самом деле я приходила много раз, но там была Настя.

— Ищешь ему оправдание? — На этот вопрос я предпочла не отвечать. — Киллера Славка нанял? — приглядываясь ко мне, спросила сестра, а я поморщилась. У сестрицы характер не сахар, но дурой она никогда не была и сообразительностью ее бог не обидел. Я бы предпочла, чтобы она оказалась менее догадлива, изобразила удивление и спросила:

— Спятила? Славка — хороший парень, он и киллер — две вещи несовместимые. Скорее я бы решила, что это дело рук Димки, у них со Стасом старые счеты.

— Неудивительно, если Стас убил его отца.

— Он его не убивал, — резко сказала я, а Агатка усмехнулась.

— Кому ты гонишь? Стас в больнице, ты посылаешь Славку подальше, зато с Димкой у тебя подозрительная дружба, по крайней мере, вас часто видят вместе. И после этого ты пытаешься меня уверить…

— Иди к черту, — отмахнулась я.

— Я на полпути. Ясно, — вздохнула Агатка. — Ты и Славкину вину взгромоздила на себя. Если б не ты, хороший парень так и остался бы хорошим парнем? И Настя бы таблеток не наглоталась, и Стас не оказался бы в больнице.

— Иди к черту, — повторила я.

— И что теперь? Стас с Настей, а ты… Долго выдержишь?

— Уже не выдержала, — разглядывая свои руки, сообщила я. — Успела наведаться в Питер.

Агатка хмурилась, ожидая продолжения.

— И что? — осторожно спросила она, ничего не дождавшись.

— Да все у него нормально…

— А у тебя?

— У меня тоже.

— Врешь.

— Я честная девушка, — хмыкнула я, и мы замолчали на некоторое время.

— Я со следаком недавно разговаривала, — сказала сестрица. — Стас заявил, что понятия не имеет, кто мог организовать на него покушение. Повезло Славику. Конечно, менты им непременно бы заинтересовались, но Стас молчит, тебя вмешивать в это дело они не торопятся, памятуя, кто наш с тобой папа. А без тебя картинка не складывается. Так что очередной висяк обеспечен.

— Ну, им не привыкать.

— Фимка, — позвала сестрица, впившись в меня взглядом. — Стас твой сволочь, его не переделать. От таких, как он, надо держаться подальше. «Каждый человек приносит счастье, только один своим присутствием, а другой отсутствием», — процитировала она.

— Это ты сейчас о ком?

— Дура, — махнула рукой сестрица, легла и вновь прикрыла лицо локтем. — Что еще он должен сделать, чтобы ты наконец поняла… — с печалью произнесла она, а я ответила:

— Я девушка толковая. Со мной полный порядок. — Агатка взглянула из-под локтя и головой покачала. — Скажи лучше, как у тебя дела? — решив, что самое время разведать обстановку, спросила я.

— Нормально. Работаю.

— А на личном фронте?

— На личном фронте как на кладбище. Тихо, благолепно, иногда новеньких подвозят.

— На днях видела Берсеньева. — Я-то думала, Агатка с ходу укажет мне направление, в котором я должна двигать отсюда, но она молчала. Выждав с минуту, я позвала: — Ау, я еще здесь. — И тут увидела, что Агатка плачет. Она лежала, по-прежнему прикрывая лицо рукой, а по ее щекам бежали слезы. Если честно, я растерялась. Сестрица не из тех, кто заплачет от обиды или боли. По крайней мере, я так думала. Даже в детстве я не помнила ее плачущей. И вот теперь… — Чего ревешь? — подала я голос, а она ответила:

— Катись.

— Здорово, что ничто человеческое тебе не чуждо. На самом-то деле я в шоке, вот и болтаю всякую чушь. Извини.

— Фимка, я ничего не понимаю, — жалобно произнесла Агатка, а я до смерти перепугалась: сначала слезы, теперь еще и это, поспешно пересела к ней на диван и сказала:

— Ты самая понятливая девушка на свете. К тому же у тебя есть я. Вдвоем мы все поймем, потом дружно забьем и будем жить долго и счастливо.

Агатка села, прижавшись плечом к моему плечу, вытерла глаза ладошкой и потянулась за салфеткой, чтобы высморкаться.

— Я его люблю, — сказала тихо.

— Берсеньева? — вздохнула я.

— Кого же еще? Все было… невероятно здорово все было, — хмыкнула она. — Так здорово… а потом…

— Что потом?

— Ничего. Он вдруг пропал. Я ему звоню, он вроде бы рад, но все время очень занят. Мне бы сообразить, что меня уволили без выходного пособия, но сестра у тебя дура, прости господи, придумала ему кучу оправданий, вилась ужом, чтоб как-то… — Агатка нервно хихикнула. — Самое смешное, никаких претензий у меня к нему нет. Он ведь ничего не обещал. Может, мне в самом деле все привиделось? И я сама себе любовь придумала, а он и в мыслях не держал? А потом увидел, что у меня крыша съехала, и поспешил улизнуть?

— Это очень по-мужски, — кивнула я.

— Вчера я все-таки настояла на встрече, — сказала Агатка с кривой усмешкой. — Лучше знать свой диагноз…

— Ну и?

Она помолчала немного, собираясь с силами.

— Последние надежды растаяли в тумане. Парень не хочет морочить мне голову. Он думал, что способен забыть твою подругу, но оказалось, что это не так просто, и на ее месте другой женщины он пока не видит. И когда увидит, неизвестно. — Агатка нервно засмеялась и развела руками. — За сим простились, пожелав друг другу удачи. Здорово, да?

Я слушала ее, думая о том, что мы и вправду очень похожи. Агатка жила себе спокойно, на мужиков поплевывала, пока не появился Берсеньев. Человек, который меньше всего ей подходил. Убийца с чужим именем, чужой рожей и чужой судьбой. Влюбиться в такого — значит вляпаться по полной, что с сестрицей и произошло. Я могу рассказать ей о нашем с ним соглашении. О том, что Берсеньев бросил ее взамен на мое обещание помалкивать о том, кто он такой на самом деле. Мало того, с самого начала он вертелся возле Агатки с одной целью — заставить меня быть покладистой. С легкостью пудрил ей мозги и с такой же легкостью бросил. Сказать? Реветь Агатка сразу перестанет и разобьется в лепешку, чтобы узнать всю его подноготную. В этом ей нет равных. Искушение было недолгим: почти в тот же момент я поняла, что ничего ей не скажу. Она и в самом деле узнает о нем все, попытается уж точно, а он не из тех, кто это позволит. И найдет самое простое решение проблемы, ему не привыкать. Сестра у меня одна, а Берсеньев пусть катится на хрен, и плевать мне на эту сволочь.

— В общем, зализываю душевные раны, — пожала Агатка плечами и губу закусила.

— Хочешь, помогу? У меня большой опыт по этой части.

— Кто бы сомневался, — хмыкнула она. — Фимка, может, я что-то не так сделала, может, он…

— Не парься, — перебила я. — Сергей Львович не дурак, понимает, с тобой может быть все только всерьез. На Милке он хотел жениться, потому что она его с того света вытащила. Теперь почувствовал себя на воле и окольцовываться не спешит. Вот и придумал отмазку. Пусть погуляет, авось одумается.

— Не одумается. Я ему не нужна.

— Ну и забей.

— Забью, выбора-то все равно нет. — Агатка обняла меня и прижалась лбом к моему лбу. Так мы сидели довольно долго. — Вот что, сестрица, — заметила она со вздохом. — Иди-ка ты ко мне работать.

Я отстранилась и спросила с удивлением:

— Спятила?

— Не-а. Предков порадуем. Не все тебе в дворниках бегать. Диплом у тебя есть, мозги, слава богу, варят…

— А лень?

— С ленью будем бороться. В такое время лучше держаться вместе. Ты за мной присмотришь, я за тобой. На свой участок всегда можешь вернуться. Что скажешь?

А что я могла сказать? Если сестрица додумалась до такого, дела ее впрямь хуже некуда.

— Я с тобой хоть на Северный полюс в банных тапочках.

— Заметано, — засмеялась Агатка.

— Когда приступать?

— А чего тянуть? Давай в понедельник… У меня коньяк есть. Хлопнем по рюмашке?

— Лучше по две.

Она поднялась, достала из бара бутылку коньяка, рюмки, и мы выпили. Двумя рюмками не обошлись, усидели всю бутылку, почти не разговаривая. Мы и без того хорошо знали мысли друг друга. Часов в двенадцать засобирались домой. Агатка вызвала такси, жила она неподалеку от своего офиса, из машины вышла первой. Буркнула «пока», потом вдруг наклонилась ко мне и сказала голосом старшей сестры:

— Не вздумай явиться на работу в джинсах. Придушу.

— Тогда бабки гони, куплю себе костюм.

Книга Трижды до восхода солнца: отзывы читателей