Закладки

Тихая сельская жизнь читать онлайн

Абердэр.

– Сожалею, никогда не слышал о таком, но если уж там готовят рубленую печенку, значит, люди неплохие. Как устроились на новом месте?

– Спасибо, вполне хорошо. Думаю, нам понравится. И в деревне все такие очаровательные и дружелюбные.

– Да, народ здесь очень дружелюбный. Найдется, конечно, парочка людишек так себе, но такие ведь попадаются повсюду, правда?

– Совершенно верно.

Владелец лавки еще раз пробежал глазами весь заказ.

– Если хотите, я могу отправить мальчишку принести все к полудню. Но, может, вам стоит подождать сосисок до завтра – ночью я приготовлю свежих.

– Завтра нас вполне устроит, мистер Спратт, благодарю вас, – сказала я. – Хорошего вам дня.

Я повернулась, собираясь уходить, как вдруг мясник снова заговорил:

– Пока вы не ушли, хочу спросить. Слышал, вы и ваша хозяйка нашли в лесу молодого Фрэнка?

– Да, – подтвердила я.

– Говорят, он висел на дереве.

Как же быстро расходятся новости в небольших селениях!

– Да, правда, – кивнула я. – Бедняга…

– Говорят, все выглядело так, будто это самоубийство, а на самом деле его убили.

Нет, новости здесь разлетаются просто с невероятной скоростью!

– Я не знаю в точности, какова официальная позиция полиции по этому делу, – ответила я. – Но нам все показалось именно так, как вы слышали.

Спратт глубокомысленно кивнул.

– Дурная история. Дурная. Хороший был парень, этот молодой Фрэнк. Худо дело.

Он грустно уставился на окровавленную колоду для разделки мяса и некоторое время молчал. Мне показалось неудобным оставлять его наедине с мыслями о том, насколько это дурная история, но лицо мясника вдруг посветлело.

– Ладно, не стоит печалиться. Скоро дела пойдут веселее – ведь приближается помолвка и все такое.

– О да! Я слышала, что эта новость многих взволновала, – согласилась я. Правда, сама я на этот счет не была уверена, однако леди Хардкасл что-то такое мне говорила.

– Это так. Молодая мисс Фарли-Страуд из «Грейнджа». Она собирается выйти замуж за сына мистера Седдона из Чиппинг-Бевингтона. Ваша хозяйка, полагаю, пойдет на прием?

– Не уверена, – покачала я головой. – Мне она ничего такого не говорила.

– Видно, ожидает приглашения. Так делают все важные леди вроде нее. Уверен, так и будет. Миссис Браун, повариха из «Грейнджа», заказала у меня кучу всего, список получился длиннее вашей руки.

– Тогда это хорошие новости для всех, – сказала я. – Надеюсь еще услышать об этом. Доброго вам дня, мистер Спратт.

На этот раз мне удалось выскользнуть из лавки так, что хозяин не успел меня задержать.

Булочник Холман оказался не менее информирован о последних событиях.

– …Говорят, он провисел там всю ночь. Весь вечер провел в пивной с приятелями и был убит прежде, чем смог добраться до дома. Повесили в лесу. Еще поговаривают, что ему нанесли такие повреждения, чтобы все выглядело как самоубийство.

– Я слышала, он был хороший малый, – попыталась я перевести разговор с обстоятельств трагической смерти на личность самого погибшего.

– Отличный парень, – подтвердил булочник. – Кстати, отменный подающий. В крикете этот парень был грозой всех отбивающих, которые заезжали к нам из дальних мест.

Он еще долго судачил на эту тему, пока заворачивал заказанные мною ко второму завтраку калачи и булочки. Его энтузиазм по поводу крикета в целом и неописуемый восторг, касающийся способностей почившего мистера Пикеринга, казалось, не имели границ. И пока он тарахтел, я уже и сама начала жалеть, что никогда не имела возможности увидеть этого чудо-игрока в действии, хотя и знала, что вряд ли что-нибудь поняла бы в этой игре.

Как можно деликатнее ускользнув от дальнейшего разговора о крикете, я направилась делать последний из намеченных на сегодняшний поход заказов. Булочник и мясник отняли у меня уйму времени разговорами об убийстве, и если бы в деревне имелся мастер по подсвечникам, то и он, уверена, не упустил бы своего шанса. В подтверждение этого мне пришлось подвергнуться расспросам бакалейщицы миссис Пэнтри. Она, кстати, торговала-таки еще и свечами, так что я посчитала, что попала почти в самую точку.

Как и все остальные, она пропела восторженные эпитеты по адресу Фрэнка Пикеринга, однако затем разговор принял совершенно иной оборот.

– Дорогая, а как выглядело тело? – неожиданно поинтересовалась бакалейщица, подавшись ко мне и понизив голос. – Лицо у него было распухшее и синее? А язык вывалился?

Она даже попыталась сама изобразить, как, по ее мнению, должно выглядеть лицо повешенного.

И тут я тоже об этом подумала.

– Да нет, совсем нет, – после короткой паузы ответила я. – Он вовсе не выглядел так ужасно. Лицо, пожалуй, выглядело синеватым, но не так чтоб уж очень страшно.

Мне пришло в голову, что это, вероятно, доказывает, что он уже был мертв, когда его повесили на дереве.

Теперь бакалейщица выглядела явно разочарованной.

– У нас в округе очень мало событий, так что вам повезло, – сказала она. – За последнее время самое интересное – помолвка. Такая чушь!

– А вы что же… против? – удивилась я. – Мне говорили о мисс Клариссе и мистере… Э-э-э, прошу прощения, забыла, как его зовут.

– Тедди Седдон, – презрительно фыркнула миссис Пэнтри. – Никчемное существо. Если вы меня спросите, то я скажу, что все эти щеголи абсолютно ни на что не годны.

Тут она бросила на меня острый взгляд и добавила:

– Ну, ясно, кроме вашей хозяйки, конечно. Уверена, с нею-то как раз все в порядке. Но остальные? За большинство из них я бы и двух фартингов[4] не дала.

Чрезвычайно красочным и очень доходчивым языком эта женщина успела перечислить все многочисленные недостатки состоятельных и знатных особ, прежде чем я наконец сумела пожелать и ей доброго дня. Оказавшись на деревенской улице, я обнаружила, что не купила кое-чего из запланированного на сегодня, но у меня уже не осталось сил вновь выслушивать тирады, и поэтому я решила, что до завтра мы обойдемся тем, что уже имеется.

Жаль, что разговор постоянно упирался в детали преступления и недостатки представителей местной буржуазии. Мне отчаянно хотелось узнать, неужели Пэнтри[5] – действительно фамилия последнего мужа? Или она взяла ее в рекламных целях? Вероятно, мне этого никогда не выяснить.





* * *


Собеседование с возможными кандидатами на работу леди Фарли-Страуд назначила на одиннадцать часов. У меня, в свою очередь, имелся длинный список того, что необходимо привести в порядок до того, как мы наймем новых работников.

За те четырнадцать лет, которые я провела с леди Хардкасл, у меня было достаточно времени, чтобы изучить ее привычки. Поэтому я решила сначала все привести в тот вид, к которому мы обе привыкли, и лишь затем проинструктировать новых слуг о том, как его поддерживать. На момент принятия такого решения оно представлялось идеальным, однако когда я вычеркивала очередной пункт вверху списка, внизу мне приходилось добавлять еще парочку. Меня стало охватывать отчаяние при мысли о том, что я могу и не успеть…

Сама леди Хардкасл была более-менее занята своей оранжереей, «помогая» тем самым по дому. И когда около одиннадцати часов раздался стук в дверь, я была уже готова к тому, чтобы сделать небольшой перерыв в своих делах.

Открыв дверь, я увидела двух женщин, просто одетых и явно робеющих.

– Эдна Гибсон и Блодвен Джонс, – представила обеих старшая. – Мы по поводу работы.

– Очень приятно, – ответила я. – Я мисс Армстронг.

– Очень приятно, мисс. Леди Фарли-Страуд сказала, что вам требуются повар и служанка.

– Да, так оно и есть, – подтвердила я. – Требуются. Пожалуйста, проходите.

Отступив в сторону, я пропустила местных жительниц в прикухонную столовую, где мы и решили устроить собеседование.

– Пожалуйста, присаживайтесь, – сказала я. – Не хотите ли кофе? Я как раз готовлю его для леди Хардкасл.

– Благодарим вас, мисс Армстронг, – ответила женщина постарше, очевидно принявшая на себя роль их общего представителя. – Это было бы замечательно.

Я закончила готовить кофе, а женщины сидели, сохраняя неловкое молчание. Когда я с подносом вернулась от леди, они по-прежнему не шевелились и даже не разговаривали. По моим наблюдениям, старшей было около пятидесяти. Она была несколько ниже среднего роста, но все же выше меня. Правда, фигура у нее была значительно более округлая, пожалуй, даже тучная. От седых волос и полного лица веяло поразительным добродушием, и я решила, что она и есть повариха. Младшая же посетительница оказалась высокой, почти такого же роста, как леди Хардкасл, но на этом сходство заканчивалось. Девушка казалась тощей, как шест, а ее мышиного цвета волосы беспорядочно торчали из-под шляпки. Ну точно – служанка.

Я села за стол напротив них и налила всем кофе.

– Что ж, – сказала я. – Давайте знакомиться. Итак, кто из вас кто?

– Я миссис Гибсон, – представилась та гостья, что была постарше. – У меня большой опыт ведения домашнего хозяйства. Но сейчас обязанностей стало меньше, да и колени побаливают, так что ищу работу полегче.

«Вот тебе и внешний вид!» – подумала я и обратилась к ее спутнице:

– Стало быть, вы Блодвен?

– Совершенно верно, мисс, – застенчиво ответила та. – Последние четыре года я работала на кухне. Многому научилась. А миссис Купер – она была поваром в доме, где я работала последнее время… Так вот, она говорила, что я уже вполне могу управляться на кухне сама. У меня есть рекомендации.

Джонс протянула мне через стол конверт. Я взглянула на письмо от бывшего работодателя, к которому были приписаны несколько строк от наставницы.

– Должна сказать, – сказала я, взглянув на нее, – отсюда ясно, что вы слишком квалифицированны для нас. Это самая замечательная рекомендация из всех, что я видела. Ваша миссис Купер высоко вас ценит. У нас маленькое поместье – вы уверены, что не заскучаете здесь? Вам, пожалуй, следовало бы поискать особняк намного больше. Или, возможно, гостиницу. Даже, если верить миссис Купер, какой-нибудь лондонский ресторан.

Девушка покраснела.

– Спасибо, мисс, – сказала она. – Беда в том, что наша

Книга Тихая сельская жизнь: отзывы читателей