Закладки

Последняя гастроль госпожи Удачи читать онлайн

Это чья шкура? — воскликнул Маневин, подсовывая мне под нос шубу из синтетической собаки.

— Моя! — воскликнула я. — Очень удобная и красивая.

— Мусик, какой ужас, — захихикала Манюня, — с тебя сняли шкуру и сшили кацавейку?

— Я имела в виду, что манто принадлежит мне, — пояснила я.

— Феликс задал странный вопрос. Ну кому в нашем доме может принадлежать розовая доха с пуговицами в виде морд мопсов? — прищурилась Манюня. — Лично у меня нет сомнений: шубейка или Дегтярева, или Коробко.

Евгений высунулся из кухни.

— Машенька, я такую жуть даже за миллион фунтов стерлингов не надену. Не к лицу мужчине такой наряд.

Александр Михайлович никак не отреагировал на слова Маруси, он носился по комнате в поиске ключей.

— Мех красивый, — восхитился Маневин. — Он из кого? Норка? Соболь?

— Le chien en peluche, — с самым серьезным видом ответила Маша.

Маневин заморгал.

— Лешьен ен пелюш?

Я постаралась не рассмеяться. Муж отлично владеет французским, читает на этом языке научные книги. Но с произношением у него беда.

— Не слышал о таком животном, — продолжал мой профессор. — Хотя… в переводе с французского это собака из плюша. Погодите! У меня в руках искусственная доха. Даша, это правда?

— Я ношу только имитацию, — пояснила я.

— У нас в доме нет настоящего меха? — возмутился Феликс.

— Можно расстелить на сиденье Афину, — посоветовала я, — Манюня сядет на нее. И шкура натуральная, и подогрев естественный.

— Нет, нет, Афина начнет шевелиться, девочка упадет и родит в машине, — перепугался Маневин.

Дегтярев и Юра, которые одновременно бегали вокруг стола в разных направлениях, столкнулись, замерли, потом хором сказали:

— Родит в машине? Не надо!

— Стоп, — скомандовала Маша и хлопнула в ладоши.

В ту же секунду погас свет.

— Что случилось? — обморочным голосом осведомился Юра.

— Пробки выбило, — предположил Маневин.

По комнате заметался узкий луч.

— Сейчас проверю щиток, — сказал Женя.

— Где ты взял фонарик? — закричал Дегтярев. — Дай его мне немедленно!

— В телефоне, — пояснил Коробко, — у вас он тоже есть.

— Сотовый, куда я его положил? — спросил полковник.

— Кто видел мой мобильный? — присоединился к Дегтяреву Юра.

— Дашуля, куда подевалась трубка? — осведомился Феликс.

— Чья? — уточнила я.

— Моя.

— Понятия не имею, — вздохнула я.

Мужчины передвигались по комнате, натыкаясь на стулья, потом раздался лай Афины.

— Прости, дорогая, не хотел наступить на тебя, — извинился Маневин, и через секунду послышался глухой удар.

— Маша! — завопили Феликс и Юра. — Что с тобой?

— Ничего, — спокойно ответила Манюня, — сижу себе тихо. Дегтярев споткнулся о Хуча и упал. Хорошо, что мопса не раздавил.

Люстра вспыхнула.

— Перестаньте носиться, — потребовала Маруся. — Я пока не рожаю.

— Но ты сказала про схватки, — напомнил Юра.

— Я ошиблась, — пояснила Маша.

По комнате пролетел общий выдох.

— Слава Богу, пронесло, — истово перекрестился Дегтярев, который никогда не был воцерковленным человеком.

— Пока! — уточнила Маруся. — Но мне вот-вот надо в роддом ехать. И что я сейчас увидела? Родные мечутся как больные куры. Ничего найти не могут. Впали в истерику. Значит так. Вот списки. Каждому свой. Выучите наизусть. Заранее приготовьтесь. Когда наступит момент, каждый быстро возьмет все необходимое и без толчеи, воплей, хлопанья крыльями пойдет в нужном направлении. Юра, читай, что ты должен сделать!

Зять откашлялся.

— «Повесить ключи от машины у входа. Не кидать их где попало. Отвезти Машу в клинику. Сесть на стул. Ждать». Это все?

— С тебя хватит, — ответила жена. — Дядя Саша?

— «Повесить ключи от машины у входа. Не кидать их где попало. Взять сумку с вещами, которая стоит в холле на табуретке. Сесть в машину. Ехать в клинику. Отдать сумку медсестре. Сесть на стул. Ждать», — отрапортовал Дегтярев. — Это все? А еда? А морс? А шоколад для поддержания сил? Котлеты? Бананы?

— Нет, — отрезала Манюня, — только сумка.

— Но… — попытался возразить полковник.

— Будете спорить, у меня прямо сейчас схватки начнутся, — пригрозила Маша.

— Все. Молчу, — испугался толстяк.

— Феликс! — велела наша генеральша. — Твоя очередь.

— «Повесить ключи от машины у входа, не бросать их где попало, — забубнил мой профессор, — взять Дашу, посадить на заднее сиденье…»

— Зачем? — удивилась я. — Сама за рулем поеду.

— Комментарии потом, — отрезала Маня. — Не спорьте со мной. А то схватки начнутся.

— «…ехать в клинику, — продолжал Маневин, — сесть на стул. Ждать. Не позволять Даше бегать по коридору и приставать к медперсоналу. Все.

Маша повернулась ко мне.

— Мусик!

— «Приехать в клинику в машине Феликса. Сесть на стул. Молчать. Не дергать врачей. Ждать, когда сообщат вес, рост девочки», — озвучила я.

— Девочка! — подпрыгнул Маневин. — Ты нам до сих пор пол не говорила.

— Не видно было, — пояснил Юра, — сами сегодня утром узнали.

— Листки с новыми заданиями, кто что делает, когда меня забирать домой надо, получите позднее. Всем понятно? — спросила Маша.

— Да, — ответил нестройный хор.

Из кухни раздался резкий хлопок.

— Уронил! — ахнул Женя. — Вот растяпа.

И тут снова погас свет.





Глава 8




— И ты согласилась? — спросил Собачкин, глядя на меня.

— А была альтернатива? — задала я свой вопрос.

Сеня крякнул. Вместо него ответил Кузя:

— Альтернатива всегда есть.

— Так вы мне поможете или будете добрые советы давать? — вздохнула я.

— Я нашел сведения на медсестру Рагозину, — сообщил Кузя, — и на остальных фигурантов тоже. С кого начать?

— Давай с лицедея, — попросила я.

— Анатолий Юрьевич Митин, — зачастил компьютерщик, — москвич. Родители — известные актеры, отец еще и режиссер. Богатая семья, большая квартира в центре. Поступил в театральное училище с первого захода. Наверное, папа и мама помогли. Родители скончались одновременно. Двадцать третьего января попали в аварию, сын учился тогда в институте. Дальше он сам пробивался. Сниматься Анатолий начал еще в вузе, сразу получил главную роль в сериале «Фамилия Ноктюрн». Пятьдесят четыре серии. Студент вмиг стал звездой, с тех пор постоянно светился на экране. Хватался за все проекты, одновременно выходило несколько телесериалов с его участием. Анатолий везде один из главных положительных героев, плохих парней он не играл. О Митине есть много статей в интернете, он успевал общаться с журналистами, у него огромная армия фанаток, исколесил с творческими вечерами всю страну. Ну а потом слег с онкологией.

Кузя почесал затылок.

— Теперь о его болезни. Анатолий пришел в клинику «Человек здоровый», жаловался на здоровье, усталость, отсутствие аппетита, сказал, что регулярно теряет сознание. Доктор велел ему сдать анализы. Но артист в России к врачам не обратился. Он улетел в Мюнхен, есть отметка о пересечении границы туда-сюда. В Германии след всенародно любимого кривляки затерялся. Я его не нашел в самых известных лечебницах и отелях. Но! Можно снять квартиру, жить у приятелей, обратиться к врачу в маленькой клинике… Вариантов много. Могу лишь одно стопроцентно подтвердить: он прибыл в Мюнхен, потом оттуда же отправился назад. Может, в другом городе врача нашел? Остальное ты знаешь: Митин погибал от рака, согласился на эксперимент, выздоровел, умер от инфаркта на острове, где и похоронен. Конец истории.

— Если некая особа отбывает в лучший мир, находясь в чужой стране, и там обустраивается скромная могилка, то есть шанс, что через энное количество лет покойничек воскреснет в Москве под другим именем, — заявил Собачкин. — Это вовсе не новый трюк.

Кузя сделал глоток воды из бутылки.

— Теперь о медсестре Рагозиной, незамужней особе. Родители ее умерли, училась она на пятерки, в медвуз не попала. Ни в чем предосудительном не замечена. Служила в муниципальной клинике, оттуда ушла в «Человек здоровый», жила в комнате в коммуналке. Купила вскоре после излечения Митина квартиру в малопрестижном районе. Заплатила всю сумму сразу, ипотеку не брала. Наверное, скопила миллионы на чаевых, которые больные давали, экономная такая. Покинула лечебницу Павловой после того, как Митин заголосил о своем выздоровлении. Полгода неизвестно что делала, потом стала помогать доктору Неволяеву Сергею Петровичу в морге.

— Надоели ей живые люди, — предположил Собачкин, — вечно жди от них неприятностей. С трупами лучше: лежат тихо, не капризничают, не жалуются, а главное, молчат. Телефон Рагозиной я тебе переслал.

— Сейчас попробую договориться с ней о встрече, — обрадовалась я.

Семен помахал рукой.

— Уже договорился! Она тебя через два часа ждет в кафе «Монотоно».

Я открыла айпад.

— Ужас! Оно на краю света находится.

— Это выбор Рагозиной, — пожал плечами Собачкин, — угощение за твой счет. Она велела, чтобы ты телефон в машине оставила. Как бы не стала тебя обыскивать, сумку обшаривать в поисках диктофона.

— Мне не привыкать, — засмеялась я, — пару лет назад я разговаривала с одним бизнесменом, когда разговор завершился, он вызвал свою секретаршу, та изучила содержимое моего ридикюля, потом обхлопала меня со всех сторон. А мужик тем временем проверял, не записала ли я чего в телефон.

— Вона какой недоверчивый, — хмыкнул Кузя.

Я вытянула вперед ногу.

— Надеюсь, Рагозина не потребует, чтобы я надела принесенные ею тапки. Суну один мобильный в ботинок. А второй на ее глазах демонстративно выключу.

— Если Татьяна догадается в твоих черевичках пошарить и найдет трубку, она откажется беседовать, — вздохнул Сеня, — потеряешь информацию. И ей покажется странным, что ты в мае явилась в осенних ботинках.

— Запомнить ее слова в точности я никогда не смогу, — призналась я, — поэтому рискну. Трус не играет в хоккей, попробую записать беседу на тайную трубку. А насчет обуви… Ты никогда не слышал про летние сапожки?

— Летние са-по-ги? — повторил Кузя. — Зачем они? В теплое время года нужны босоножки.

— Время для них пока не настало, а мои ботильоны самые модные, они из ткани, совсем легкие, — объяснила я. —

Книга Последняя гастроль госпожи Удачи: отзывы читателей