Закладки

Черная кость читать онлайн

за то, что пришли, миз Шелдон. Констебль Беллами вас проводит, – сказал Доусон, открывая дверь.

– Может быть, стоит потребовать от нее оплаты нашего потерянного времени? – предложила Стейси.

– И потратить еще больше времени, формируя дело, которое КСП никогда не допустит до суда? – задал Доусон логичный вопрос.

Когда дверь закрылась, а телефон Кевина завибрировал вновь, Стейси с трудом смогла сдержать раздражение.

– Ради бога, Кевин, да ответь же ты наконец, – сказала она.

– Это Фрост, – сказал сержант, хмуро глядя на экран, и включил громкую связь. – Да.

– Чем вы сейчас занимаетесь, офицер? – спросила Фрост, растягивая слова.

– Беседуем с кучей женщин, каждая из которых утверждает, что она – мать этого малыша, – резко ответил Кевин.

– Я, в общем-то, звоню по тому же вопросу. Позволю себе предположить, что если ни одна из них не румынка, то гоните их всех взашей.





Глава 16




Сильный снегопад, который шел последние пару часов, прекратился, и теперь с неба падали лишь отдельные снежинки. Они приземлялись на ветровое стекло и мгновенно таяли, несмотря на понижающуюся температуру.

– Ты положил жилеты в машину? – спросила Ким.

Брайант кивнул.

Стоун сделала поворот и направилась в сторону Лая. Затем свернула налево, в автомобильный «Макдоналдс», и заказала четыре латте с большим количеством сахара.

– Мне столько не выпить, командир, – заметил Брайант, когда она передала ему поднос.

– Тогда радуйся, что это не для тебя.

– А-а-а, опять подкуп и коррупция…

Ким промолчала. Стакана кофе было недостаточно для того, чтобы подкупить или коррумпировать людей, с которыми они собирались встретиться.

Инспектор доехала до Брирли-Хилл и, свернув на Тэвисток-роуд, сказала:

– Вижу трех.

Брайант снова кивнул, и они направились к небольшой группе женщин, стоявших где-то в середине улицы.

– Добрый вечер, дамы, – сказала Стоун, вступая в их кружок. – Хотите кофе?

– Черт, только этого нам здесь и не хватало, – сказала Сал, которая, это было очевидно, была самой старшей из них.

– Не надо так, Сал. Мы давно не виделись. Разве ты не скучала?

Две другие женщины посмотрели друг на друга.

Большинство местных полицейских имели дела с Салли Саммерс. Она уже много лет крутилась в этом бизнесе, и большинство констеблей арестовывали ее за мелкое воровство и приставание к мужчинам. Но дороги Ким и Сал пересеклись задолго до того, как последняя выбрала для себя карьеру на поприще оказания сексуальных услуг.

Женщина была сильно накрашена. Но резкий свет уличного фонаря оставался беспощаден к ней, и никакое количество краски не могло скрыть красные прожилки в глазах. Морщинки вокруг глаз были ранними и совсем не мимическими. Начиная с двенадцати лет, она выкуривала больше двадцати сигарет в день.

– И что мы должны будем сделать за это? – спросила Сал, глядя на кофе.

– Просто взять, и всё. Здесь холодно.

Сал взяла кофе, и две другие девушки последовали ее примеру.

Инспектор решила, что невысокой блондинке лет двадцать пять. Ее руки тряслись, но совсем не от холода. Ким видела, что у нее ломка. Резкое прекращение приема героина вызывало дрожь, приступы потливости, тошноту, понос и смятение. Детектив поняла, что девушка не колется уже какое-то время – сильные снегопады и неблагоприятные погодные условия влияли практически на все сферы бизнеса.

У третьей девушки были блеклые каштановые волосы, и она выглядела как представительница Восточной Европы.

– Ладно, спасибо за напитки, а теперь отваливай. Ты плохо влияешь на бизнес, – сказала Сал.

Ким рассмеялась. Ее старая знакомая всегда была упрямой, как овца.

Восточноевропейка взглянула на Сал и ушла.

– А вы, люди, ей не глянулись, – заметила та.

– Прости, если мы помешали, – извинилась Стоун, хотя не чувствовала за собой никакой вины.

Сал пожала плечами и достала из сумки маленькую бутылочку виски «Беллз». Половину ее она вылила в кофе. В отличие от большинства проституток, Сал никогда не баловалась наркотиками, предпочитая алкоголь. Ким всегда расстраивалась, глядя на нее. Сал была совсем не глупой женщиной, но хотя в том, что она выбрала алкоголь, не было ее вины, в том, что она отказывалась от него лечиться, ее вина была. Пить Сал начала в юности, и Ким прекрасно знала причину.

– И что же вы, дамы, здесь делаете, когда прекрасно знаете, что неподалеку разгуливает убийца?

Сал пожала плечами и свободной рукой выудила из сумки пачку сигарет. Затем прикурила одну и протянула ее второй девушке.

– Возьми, Донна, – предложила она.

Сама Донна ни за что не смогла бы поднести пламя к сигарете, даже если б от этого зависела ее жизнь.

Сал закурила сама и протянула пачку полицейским. Ким сразу же отказалась, а Брайант мгновение колебался, как человек, бросивший курить.

– Приходится зарабатывать, Ким. Прошлой ночью не выходили. Было чертовски холодно.

Брайант взглянул на девицу сбоку. Она не называла Ким ни по званию, ни по должности. Да Стоун и не ждала этого от нее.

– Что ты знаешь о Келли Роу?

– Только то, что ей сейчас гораздо холоднее, чем мне.

– Хватит, Сал, – попросила детектив.

На улицу свернула машина и стала медленно двигаться в их направлении. Не доезжая двадцати футов, она резко ускорилась и уехала. Брайант записал номер.

– Я вас умоляю, – простонала блондинка.

Ким поняла, что клиентов в этот вечер было мало.

– Послушайте, уделите нам пару минут вашего времени, и мы больше не будем вам мешать.

– Я ее никогда хорошо не знала, – сказала Сал, пряча глаза. – Мы никогда не пили вместе кофе и не ходили на ланч, да и тусовалась Келли в конце улицы. По каким-то своим причинам она здорово вкалывала.

Инспектор знала, что «здорово вкалывать» значит не отказывать ни одному куску дерьма, чтобы заработать как можно больше.

– Думаю, она появилась здесь на время, – добавила Сал.

Ну конечно, как и все они. Очень немногие проститутки собирались работать до пенсии. Они приходили в этот бизнес по сотне причин, в основе которых лежало одно и то же желание – выжить.

– Она не была болтушкой, и выглядела достаточно приличной. Кажется, у нее был ребенок.

– А извращенцы какие-нибудь в последнее время здесь не появлялись? – поинтересовалась Ким.

Сал покачала головой, но детектив видела, что она врет.

– Уверена?

– Уверена.

Стоун повернулась к своему партнеру и приподняла бровь.

– Брайант, здесь немного прохладно.

Сержант кивнул и рысцой направился к машине.

Сал проследила за ним и подозрительно посмотрела на инспектора.

– Ты что задумала, Ким?

– Просто немного замерзла, – ответила детектив.

– Все так, но ты не тот человек, который обращает внимание на погоду.

Инспектор увидела Брайанта, приближающегося с двумя светоотражающими жилетами.

– Да вы что, вашу мать, издеваетесь? – поинтересовалась Донна и отошла.

Логотип полиции Западного Мидленда, нарисованный на спинах жилетов, был способен закрыть улицу на многие недели.

– Так что, крутятся вокруг какие-нибудь уроды? – опять обратилась Ким к Сал.

Та бросила окурок на землю и затоптала его.

– Есть один, с северным акцентом. Специализируется на малолетках. Здорово платит за это. Рассчитывается напрямую с сутенерами, а детей подбирает на углу.

– А почему ты решила, что он псих? – поинтересовалась Ким.

– Да потому, что он ходит с шестеркой-телохранителем, чтобы дети не сбежали.

Стоун почувствовала, как ее охватывает ярость. Если б она только могла выставить круглосуточное наблюдение на этой улице!.. И на всех ей подобных…

– Но это никак не связано с Келли, правильно? – уточнила она.

– Неа, она была слишком стара для него, – ответила Сал, покачав головой.

– И всё?

– Ну да, и всё, – подтвердила проститутка, покусывая губы.

– Послушай, Сал, я и вправду чувствую, как холод пробирает меня до костей…

– Черт тебя побери, Ким, ты всегда была хитрозадой сукой.

Брайант вопросительно взглянул на Стоун.

– Ну, давай же, Сал.

На улицу повернула машина и стала медленно приближаться к ним.

– Где жилет, Брайант? – Инспектор протянула левую руку.

Машина прибавила газу. Донна уже рысью бежала к дальнему концу улицы, чтобы перехватить машину под знаком «Уступи дорогу».

– Я тебя умоляю, Ким… Ладно, есть еще один. Не могу сказать, в чем его странность, – просто псих, и всё. Кажется, работает с детьми, и в нем есть что-то, что меня здорово беспокоит.

– Имя? – задала вопрос инспектор.

– Ты можешь надеть этот гребаный жилет, – расхохоталась Сал, – и устроить на улице день закрытых дверей, но имени я не назову, и ты это прекрасно знаешь.

– Он бывает здесь регулярно?

Сал кивнула и подняла руку. Больше она ничего не скажет.

Ким посмотрела направо, в дальний конец улицы. И машина, и Донна исчезли.

– Ладно, Брайант, похоже, мы здесь закончили. Возвращайся, я догоню тебя через минуту.

Прежде чем отойти, сержант внимательно осмотрел их обоих.

Ким посмотрела в лицо женщине, которая была всего на два года старше ее.

– Боже, Сал, и когда же ты с этим завяжешь?

– Только не начинай. Я сама знаю, что делаю.

– Неужели ты не можешь поберечься, хотя бы пока мы не поймаем этого урода, убившего Келли?

Сал безрадостно улыбнулась.

– Мой арендодатель не любит разговоров о «поберечься». Особенно когда наступает первое число месяца.

Стоун была разочарована. Ее тошнило от того, что человеческая жизнь на этих улицах не стоит ничего.

– А знаешь, Ким, я еще помню ту маленькую девочку, которая была закаленной малышкой. Она появилась в приюте, когда ей было шесть.

Инспектор смотрела в землю.

– Она была здорово испугана, но по ней этого нельзя было сказать. Я тогда предложила ей половину своего яблока, а она ее не взяла.

– И ведь это был не единственный случай, когда ты мне помогала, Сал, правда? – Фраза прозвучала многозначительно.

Проститутка не обратила на нее никакого внимания.

– И не важно, сколько раз я пыталась с ней подружиться, – она не хотела дружить.

– Послушай, Сал…

– Нет, Ким. Ты должна понять, что существуют моменты, когда ты не можешь изменить мир. Я не принимаю твою помощь, потому что не хочу. Ты понимаешь, о чем я?

Стоун кивнула, понимая, что здесь ей больше нечего делать.

– Ладно, уяснила. Просто постарайся быть осторожнее, ладно?

Сал тоже

Книга Черная кость: отзывы читателей