Закладки

Умри сегодня читать онлайн

я перекушу.

– У тебя все нормально? Голос странный.

– Нормально. Послушай, у меня дела. Я разберусь со «Скай»…

– О! Картинка появилась! Порядок!

– Замечательно. Я рад.

Он вспотел. Ужасно вспотел. Весь. Словно из ванны вылез. Господи, да что же это? Как он до такого дошел? Он ведь почти никогда не терял самообладания и уж точно никогда не бил женщин. Что в него вселилось? Чудовищность произошедшего осознавалась все отчетливей. Страшные последствия. Рухнут и карьера, и супружеская жизнь. И не только. А если дочь узнает, что ее отец – убийца? Представить жутко. Пожизненное заключение… Не просто годы в тюрьме, а вечное бремя вины…

Я – убийца?

Нужно все обдумать, внимательно, не торопясь.

Первоочередная задача – замести следы. Он обязан решить правильно, выверить каждое действие. Каждое свое проклятое действие, даже самое ничтожное. Для начала надо успокоиться. Хватит потеть, хватит выглядеть виноватым. Ошибки недопустимы.

Он завел машину.

Говорят же, что жизнь мимолетна. Что она в одно мгновенье может оборваться. Вот сегодня и оборвалась…

Ему срочно нужен план Б.

Беда в том, что еще несколько часов назад не было и плана А.

Глава 18


Среда, 20 апреля

Машина ехала на восток по Олд-Шорем-роуд. Лить на улице перестало. Он установил круиз-контроль на тридцать миль в час – так ни одна видеокамера, ни одна радарная ловушка не зафиксирует превышения скорости. Вскоре взял влево, проскочил Ханглтон и на трассе А-27 перепрограммировал круиз-контроль на семьдесят миль.

На северной городской окраине он свернул в район Холлингбери. Затем проскочил по длинной извилистой улице мимо витрин – газетный киоск, винный магазин, спортивно-культурный центр – и дальше вверх.

Он знал, где жила Лорна, – навещал ее несколько раз еще до того, как появилась съемная квартирка. Они устраивали рискованные свидания у Лорны дома – днем, пока муж находился на работе, и в те редкие вечера, когда Корин уезжал в командировку. Но с тех пор прошло много времени, хоть бы теперь не заблудиться…

Перед каждым домом стояла урна, многие были переполнены, крышки приподняты. Хорошо. Очень хорошо. Значит – какое облегчение! – сегодня мусорщики тут не работали. Весьма удачно.

Наконец он узнал местность. Дом стоял справа, в стороне от дороги. Перед ним высились две кирпичные колонны, увенчанные каменными шарами; из-за них жилище выглядело миниатюрной псевдоусадьбой. Колонны всегда вызывали у него улыбку, до того несуразными они были. Лорна рассказывала, что на колоннах настоял Корин; ее же они смущали.

Урна Беллингов была добросовестно выставлена к проезжей части.

Умница Лорна! Или, наверное, умница Корин!

Так, есть место между фургоном водопроводчика и «Мицубиси Сёгун»[3]. Дальше – заглушить «БМВ» и погасить фары. Темно, на улице – никого. Теперь отключить верхнее освещение, надеть перчатки. И – за дело.

Промокшая рубашка холодила тело, и, осматриваясь, он дрожал. Задернутые шторы. Кое-где мелькают телевизионные блики. Он быстро прошагал назад, к жилищу Лорны, и замер возле урны. Вновь украдкой оглядел улицу, затем сдвинул крышку полной мусорки и посветил мобилкой. Думай. Думай. Что поможет обмануть полицию?

Сверху лежала вчерашняя газета «Сан». Под ней – маленькая печатная плата от какого-то устройства. Отлично. Где же мусорный мешок, прихваченный из квартиры? Да, вот он. Тряхнуть, раскрыть. Газету и плату – внутрь.

Ниже урну забивали пустые жестянки из-под собачьих консервов, коробки из-под корма для рыб и кислородных таблеток. Упаковки из-под китайской еды. А это что? Щипцы для завивки волос…

Он глянул на улицу – по-прежнему никого – и продолжил рыться. Ну и вонь! Рыбьи кости. Панцири креветок. Остатки испорченной курятины. Использованная полироль. Что еще?

Выскобленная дочиста консервная банка из-под тунца. Не подойдет. Ну вот, наконец-то!.. В куче пыли из пылесоса обнаружилась пустая сигаретная пачка. Она полетела в мусорный мешок. Следом за ней – россыпь окурков и две банки из-под пива «Карлсберг».

Бдительно поглядывая по сторонам, он изучил все содержимое урны. Ладно, хватит.

Быстро вернулся в машину и уехал.

Все будет хорошо. Хорошо. Будет хорошо.

Обязательно. По-другому никак. Ему все сойдет с рук. Он справится. Думай. Планируй. Потихоньку. Сохраняй спокойствие.

Все будет хорошо.

Он направлялся к следующей своей цели и при этом четко контролировал скорость машины. Убийцы часто попадаются на дурацких ошибках. Паника туманит мозги, застилает их красной пеленой. Он уже не паникует. Мыслит ясно – наверное, так ясно он еще никогда в жизни не мыслил.

Потому что никогда в жизни ставка не была так высока.

Ничего, он знает, как выкрутиться.

Он придумал. Похоже, госпожа Удача решила, что ей с ним по пути.

Глава 19


Среда, 20 апреля

Надпись на зеленом терминале гласила: «МУНИЦИПАЛИТЕТ БРАЙТОН-ЭНД-ХОУВ. ПЛАТНАЯ АВТОМАТИЧЕСКАЯ ПАРКОВКА. РАБОТАЕТ С 9 ДО 20 ЕЖЕДНЕВНО БЕЗ ВЫХОДНЫХ. НАХОДИТСЯ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ».

Он глянул на часы. Двадцать два часа двадцать три минуты. Льет как из ведра. Хорошо. Значит, госпожа Удача и правда рядом. Еще одно свидетельство тому – сумка для клюшек, не выложенная из багажника после традиционной воскресной игры в гольф. В сумке есть старый черный зонт со сломанной спицей. Он прикроет и от дождя, и от возможных любопытных взглядов.

Зонт – в одну руку, мусорный пакет с добычей – в другую. И скорее вперед.

С боковой улицы, где припаркована «БМВ», в сторону набережной, налево – и к многоэтажке.

Он вошел через боковую дверь с Валланс-стрит, послушал, не спускается ли кто из жильцов, взлетел на три лестничных пролета, отпер двери квартиры и ступил в полутьму.

И замер, навострив уши. Его вновь затрясло, он весь вспотел. А вдруг?..

Хорош глупить. Как бы она вылезла из ванны?

Тем не менее ему понадобилось несколько минут, чтобы осмелеть. Он двинул вперед, подсвечивая себе мобильником. Тяжело сглотнул, добрел до двери в ванную и замер, боясь войти. С шарканьем переступил на несколько дюймов, потом решительно шагнул и посветил в ванну. И оцепенел.

Лорна смотрела прямо на него.

– Черт!

Он уронил мобильник, попятился, зацепил дверь. Больно! Сердце выскакивало.

Когда он уходил, глаза у Лорны ведь были закрыты?

Спокойно, спокойно.

Он присел, нашарил телефон – цел, слава богу, – и посветил на Лорну. Она лежала в точности так, как он ее положил. Но глаза… Были ли они тогда открыты? Надо вспомнить. Вспомнить.

Наверняка были открыты.

Наверняка.

Она же не могла их открыть после…

Никак не могла.

Он вернулся в комнату. Возьми себя в руки. Подошел к пепельнице на столе. Дрожащими пальцами в перчатках раскрыл мусорный мешок, вытряхнул окурки. Лорна не курила уже несколько лет, зато Корин, по ее словам, был заядлым курильщиком.

Так, примять окурки, придавить – чтобы выглядело, будто их затушили об эту пепельницу… Стоп! А пепла-то нет!

Сигарета. Прикурить. Быстро, в затяжку. Стряхнуть пепел. Загасить, спрятать в карман. Теперь вторую. С ней проделать то же самое.

Он пересыпал содержимое пепельницы в найденную на кухне полиэтиленовую сумку. Туда же, не снимая перчаток, переложил пивные банки «Карлсберг».

Ну же, думай о деле! Сосредоточься!

Печатную плату он поместил под кровать – сразу не заметишь.

Заглянул в ванную. Посветил на Лорну. На кабель, идущий из розетки в воду. Вновь на Лорну.

Как же это произошло?

Сел, задумался. Перевести бы часы назад.

Вот бы открыть завтра глаза и понять, что ему это лишь приснилось… Пожалуйста! Он бы все за такое отдал, все, что угодно. Но чуду не бывать. Завтра он откроет глаза – если вообще их сомкнет, – а Лорна останется мертва.

Убита.

Мужем?

Или она сама покончила с собой?

Ее наверняка обнаружат электрики. А потом?

Хорошо ли он замел следы? Все ли сделал, чтобы подставить не себя, а Корина?

Получится ли выйти сухим из воды? Как жить с такой ношей дальше?

Что он позабыл? Упустил? Что найдет криминалист? А умный детектив?

Какую треклятую улику?

Она висела на стене, прямо перед глазами. Невероятно. Неужто он так сглупил? Чем думал?

В квартире ведь было две фотографии. Одну он забрал и уничтожил – ту, что стояла на столе в рамке. Вторая висела на стене: селфи, сделанное Лорной в живописном месте возле Истборна, на отвесной меловой скале Бичи-Хед. Любовники стоят рядом, улыбаются, он обнимает Лорну, а за спиной у них лежит Ла-Манш.

А ведь мыс Бичи-Хед очень популярен среди самоубийц, вдруг всплыло в голове. Падение на камни с высоты в пятьсот футов… Чем не решение? Туда езды с полчаса.

Может, так и поступить? Покончить со всем, к чертям собачьим?

Следы заметены тщательно, поэтому жена и дочь избегут позора. Никогда не узнают, что натворил их муж и отец.

Он снял фотографию со стены и спрятал под пиджаком. На полу у дверей оставил полиэтиленовую сумку – словно ее не успели выкинуть – и сбежал вниз.

На парадном крыльце пригнул голову, быстро огляделся, никого не увидел.

Зато с другой стороны улицы его увидела незаметная личность, скрытая собственной тенью.

Впрочем, ему уже было все равно, увидят его или нет. Через час он умрет.

Тем не менее по пути к машине он вытряхнул окурки из карманов.

Я – бесстыжий нарушитель. Мусорю на улице.

Плевать!

Шестьдесят минут.

Шестьдесят минут, и его здесь не будет. Не станет совсем.

Он еще раз намусорит – выбросит себя.

Глава 20


Среда, 20 апреля

Лес чуден, темен и глубок.

Но должен я вернуться в срок;

И до ночлега путь далек…[4]

Строчки прочитанного когда-то стихотворения вертелись в голове, точно заевшая пластинка. Он ехал по узкой извилистой ленте дороги на Бичи-Хед и пытался вспомнить, кто это написал. Слева, невидимые в темноте, тянулись сельскохозяйственные угодья Саут-Даунс. Справа, за неширокой травяной лужайкой, шли отвесные кручи. За ними – небо. Под ними – море.

Севен-Систерс, Семь сестер. Меловые утесы, которые вздымались прямо из Ла-Манша. Высота невероятная, откуда ни глянь, а самая высокая точка – скала Бичи-Хед. Неминуемая смерть. Проверено на практике. Главное – шагнуть вниз в нужном месте.

Высота всегда его немного пугала, но и завораживала тоже. В детстве он часто налегал на перила, смотрел вниз и пытался вообразить падение. Что это за чувство? Неужели свободы? Ведь ты летишь и понимаешь, что вот-вот все кончится. Тебя не станет. Ты исчезнешь.

Будет ли больно – в последнюю секунду?

Он думал об этом и сейчас.

Думал, будет ли больно, и вспоминал, кто сочинил проклятые стихи.

Странно, размышлял он и мельком подмечал стадо овец слева в

Книга Умри сегодня: отзывы читателей