Закладки

Умри сегодня читать онлайн

– первым за много лет – доктором Эдвардом Криспом. К тому же на Рое лежали обязанности дежурного старшего следователя. Словом, вздохнуть было некогда.

Однако сейчас все заслонили другие заботы, возникшие после того, как в Мюнхене умерла Сэнди. В частности, заботы о ее десятилетнем сыне Бруно.

Сыне Роя, как неожиданно выяснилось.

Он согласился с Клио, что Бруно должен жить с ними и их малышом Ноем. Но Грейса снедала тревога: как Сэнди воспитывала сына? Особенно в тот период, когда употребляла героин – то ли два, то ли три года. Скоро Рой все узнает. На этой неделе он летит в Мюнхен уладить формальности и забрать мальчика, который временно живет у школьного друга, в Англию. По крайней мере, Бруно хорошо говорит по-английски. Как он переживет переезд в другую страну? Что он любит, а чего не любит? Чем интересуется? Господи, сколько всего надо решить, и самый насущный вопрос – похороны Сэнди…

Изначально Рой думал о тихом прощании в Мюнхене, который она выбрала в качестве дома для себя и Бруно. Ее бабушка по материнской линии была родом из небольшого городка в Баварии, рядом с Мюнхеном, и Сэнди, возможно, общалась там с кем-то из близких. Хотя вряд ли. Тот, кто решил исчезнуть, хорошо понимает, как опасно поддерживать отношения с людьми из прошлого. Однако родители Сэнди сетовали, что в столь преклонном возрасте им не выдержать перелета в Мюнхен, и умоляли привезти дочь в Англию.

Рой и в лучшие-то времена не особенно ладил с Дереком и Марго Болквилл, а уж после исчезновения Сэнди и подавно. Несомненно, в глубине души они все эти годы считали Роя убийцей своей единственной дочери. Его переубедили не Болквиллы, а Клио: она сказала, что лучше похоронить Сэнди здесь, тогда Бруно сможет легко посещать могилу матери – если захочет.

Несмотря на важность этих вопросов, послабления на работе были недопустимы – шеф Роя, помощник главного констебля Кэссиан Пью, придирался к любой мелочи.

В довершение ко всему в отделе тяжких преступлений Суррея и Сассекса катастрофически не хватало людей. Детектив Кевин Шепланд, который в отсутствие Роя Грейса его подменял, уехал в ежегодный отпуск, и Грейс согласился отработать неделю дежурным старшим следователем вместо Шепланда.

Обычно даже без него Рой выкручивался – привлекал на помощь своего коллегу и друга, детектива-инспектора Гленна Брэнсона. Однако Гленн тоже отдыхал за границей, под Малагой, на родительской вилле своей невесты, журналистки газеты «Аргус» Шивон Шелдрейк. Поэтому Рой вызвал к себе другого коллегу, временного детектива-инспектора Гая Батчелора, человека надежного и заслуживающего уважения. Он планировал уладить все формальности в Германии за пару дней и был полностью уверен, что Гай его здесь подстрахует.

Зато в другом у Грейса большой уверенности не было. Правильно ли он поступает с Бруно? Ведь о существовании сына Рой узнал совсем недавно, а теперь им предстоит жить одной семьей…

Однако выбора нет.

Клио говорит, все устроится. Как-нибудь.

Хотел бы Рой разделять ее оптимизм.

Глава 8


Понедельник, 18 апреля

Мэтт Робинсон высматривал номера домов; обзору мешал густой мелкий дождь. Машина промчала по длинной извилистой улице мимо унылых витрин – газетный киоск, винный магазин, спортивно-культурный центр – и взлетела на подъем. Улица имела запущенный, неухоженный вид. Здесь господствовала блокированная застройка времен послевоенного строительного бума пятидесятых, встречались дома на двух хозяев. Редкие особняки выглядели чуть получше. Однако большинство зданий отчаянно нуждалось в покраске, а садики перед домами взывали о любящих руках.

– А ведь могла бы быть симпатичная улица, – заметил Мэтт. – Почему здесь так паршиво? Почему никто не ухаживает за лужайками?

– Потому что о них вытирают ноги перед выходом, – цинично ответила Джульетта Соломон.

Старая шутка. Так полицейские говорили про любую мерзкую дыру, служившую кому-то домом, – мол, в таком месте надо вытирать ноги не перед входом, а перед выходом. Правда, смешного в этом было мало. Очень уж часто полиция видела жилища, где по ковру среди собачьих фекалий и заплесневелых коробок из-под еды ползал ребенок, – но на стене обязательно висел новенький огромный телевизор.

– Вот! Семьдесят три!

Мэтт указал на дом, который выглядел на порядок лучше остальных. Особняк приличных размеров, три или даже четыре спальни; главный фасад белеет свежей краской, двери глянцево-синие и довольно стильные, новенькие окна со свинцовым переплетом слишком вычурные для такого здания. Наверное, хозяева пали жертвой назойливого продавца двойных стеклопакетов, решил Мэтт.

В ухоженном саду на двух клумбах цвели красивые желтые нарциссы; величественные каменные шары венчали две кирпичные колонны. Между колоннами стояла «Мазда МХ-5», старая спортивная модель – красная с черной крышей; на заднем окне висело объявление от руки: «ПРОДАЕТСЯ, 3500 фунтов».

Джульетта затормозила, Мэтт сообщил диспетчеру о прибытии на место. Диспетчер ответила, что так и не сумела дозвониться до жертвы.

Они надели головные уборы и поспешили к входной двери. Сколько раз Мэтт выезжал на бытовые конфликты – не упомнить! Каждую смену – как минимум один такой вызов, и чего ждать после звонка в дверь – всегда загадка. Однажды Мэтта ударил в лицо мужчина с бандитской физиономией; в другой раз дверь открылась, и мимо полицейского пролетела стеклянная ваза…

Джульетта позвонила, в ответ залаяли собаки. Она придержала крышку почтового ящика, заглянула в щель, потом отступила на шаг. Мэтт встал рядом и машинально положил руку на кобуру с перцовым баллончиком.

Лай стал громче. Послышался женский голос:

– Лежать! Назад! Назад!

Дверь чуть приоткрылась, и оттуда выглянула привлекательная, элегантно одетая блондинка с растрепанными волосами; у ее ног крутились мохнатые щенки. Она нервничала, по заплаканному лицу стекала тушь для ресниц. Нижняя губа лопнула, под ней запеклась кровь. Женщина сжимала в руках мобильный телефон.

– Миссис Беллинг? – уточнила Джульетта. – Миссис Лорна Беллинг?

Та кивнула, не в силах говорить. Затем дрожащим голосом прошептала:

– Спасибо, что приехали. Простите… простите за беспокойство.

– Я – полицейский констебль Соломон, а это мой коллега, специальный констебль Робинсон. Ваш муж дома?

Женщина помотала головой.

– Нет, я видела… слышала… минут десять назад, как он уехал на работу.

– Можно нам войти?

– Прошу, – всхлипнула хозяйка. – Прошу. Только подождите, я запру собак, чтобы не выбежали.

Она закрыла дверь, но скоро вновь распахнула ее и впустила гостей в маленькую, безупречно убранную прихожую. Весь пол покрывал ковер, на нем кое-где были пятна мочи, два – явно свежие. Запертые где-то щенки лаяли не умолкая.

Полицейские проследовали в кухоньку, одну стену которой занимал огромный аквариум с тропическими рыбками. На столе лежали парикмахерские инструменты, стояли бесчисленные бутылочки – шампуни, кондиционеры, спреи – и ноутбук. В небольшой теплице за стеклянными раздвижными дверями виднелась крупная собака с выводком щенков, дальше – красивый сад с гидромассажной ванной и плетеной мебелью.

Женщина предложила гостям сесть, сама устроилась на деревянном стуле за столом и положила на него телефон.

– Хотите чаю или кофе? – предложила она.

– Нет, спасибо, – ответила констебль Соломон.

Ее рация вдруг ожила, Джульетта убавила громкость и достала блокнот.

– Расскажите, что произошло.

Хозяйка встала, шагнула к рабочей тумбе, оторвала бумажное полотенце и промокнула глаза. Вновь села и сообщила:

– Я выращиваю щенков, лабрадудлей.

– Ух ты! – воскликнула Джульетта Соломон. – Мне они очень нравятся, я даже хочу завести лабрадудля.

– Они милые. Но мой муж их ненавидит. Он уходил на работу, как вдруг один щенок вырвался из теплицы и покакал на ковер. Корин размазал какашки мне по лицу. Потом ударил меня несколько раз, стал кричать, что меня убьет, а собак сдаст в приют. Опять ударил. Я убежала наверх, заперлась в ванной и позвонила… набрала… три девятки.

– Из диспетчерской сообщили, что это уже третий ваш вызов за последние несколько месяцев. Нужно подумать о вашей безопасности.

– Простите. – Лорна Беллинг кивнула и вытерла глаза. – Понимаю, я надоела со своими звонками. Просто я в отчаянии… я ужасно боюсь мужа.

– Вы совсем не надоели, – возразила Джульетта.

На телефон Лорны пришло сообщение, и она глянула, от кого.

– Где работает ваш муж? – спросил Мэтт Робинсон.

– В информационно-технологической компании «Саут-Даунс ай-ти солюшнз». – Лорна вновь посмотрела на сообщение.

Джульетта Соломон записала название компании и уточнила:

– Как он добирается до работы?

– Поездом. Его лишили прав за вождение в пьяном виде.

– Поэтому вы продаете машину?

– Нет, я… у меня свои причины. – Лорна кивнула в сторону собак: – Для этой братии нужен универсал. Но с продажей машины вышла целая история, там какое-то мошенничество…

– Полиция в курсе?

– Да, я сообщала. Впрочем, это не имеет отношения к… – Она в отчаянии развела руками.

Робинсон отошел поговорить по рации.

– Кому принадлежит дом? – поинтересовалась Джульетта.

Лорна ткнула себя в грудь.

– Вскоре после нашего знакомства Корина уволили с работы. Он переехал ко мне, мы поженились. – Она поразмыслила. – Семь лет назад. Мы перезакладывали дом, но основная часть принадлежит мне.

– Почему вы не выгоните мужа, Лорна? – мягко спросила Джульетта.

– Хочу выгнать. Только сами знаете, как оно, вечно что-то мешает. – Лорна кивнула на аквариум: – Там рыбок на пять тысяч фунтов, и только Корин знает, что с ними делать.

Джульетта задумчиво посмотрела на гигантское сооружение.

– Может, пустить на суши? – предложила она.

– Хорошо бы. – Лорна засмеялась и впервые просветлела.

– Хотите, я пришлю к вам сотрудника из ДН?

– Откуда?

– Из отдела домашнего насилия.

Хозяйка дома помолчала, потом тоскливо произнесла:

– Пришлите, пожалуйста. Спасибо.

Вернулся Мэтт Робинсон.

– К офису вашего мужа выехала машина. Как только он туда доберется, его арестуют.

Лорна в ужасе прикрыла рот рукой.

– Нет! Не надо!

– Так дальше нельзя, Лорна, – сказала Джульетта.

Женщина заплакала. Потом глянула на часы.

– О боже! Клиентка на подходе, первая на сегодня. В восемь часов.

Полицейские встали.

– Я сообщу в ДН. С вами свяжутся, хорошо?

Лорна кивнула.

– Если муж явится сюда, не впускайте его, сразу набирайте три девятки.

В машине Джульетта Соломон посмотрела на коллегу.

– Знаешь, что в домашнем насилии самое печальное, Мэтт? Жертвы боятся неизвестного будущего, боятся одиночества. И они находят оправдания

Книга Умри сегодня: отзывы читателей