» » Хранители волшебства
Закладки

Хранители волшебства читать онлайн

свою нечестивую веру!

Тут тетя Бек, которая до сих пор тихонько сидела себе на скамеечке, грациозно сдвинув красные каблуки и сцепив на коленях худые чуткие пальцы – воплощенная скромность и изящество (вот бы мне так научиться!), – вдруг вскинула темноволосую головку и прямо-таки фыркнула:

– Боги тут ни при чем! Это все человеческая алчность.

А король Кениг одновременно с ней воскликнул:

– Боги?! Не смешите меня! На наших островах есть золото и серебро, олово и медь. А на Галлисе еще и жемчуг и самоцветы. А у Логры что? Одно железо. Зато из железа куют оружие, чтобы захватить все остальное.

Магистр выпятил нижнюю губу, как маленький, и обиженно ощетинил брови на всех нас.

– Когда речь идет о волшебстве, возможно даже невозможное!

– Да, безусловно, – тут же ответил верховный король. – Вероятно, нам следует спросить Бек Премудрую, что она скажет о чарах.

Он посмотрел на мою тетушку, а та изящно вскинула голову:

– К сожалению, сир, мне почти нечего сказать. Не забывайте, что я воспитываю ребенка сестры и не могу ни плавать на кораблях, ни рыскать по Скарру. Но я гадала и ответа не получила. Еще я подчинила себе невидимых духов и разослала по всему Скарру.

Я видела, как тетя Бек это делает. Она утверждала, что на островах кишмя кишат духи, но мне до сих пор в это не верилось, ведь я их не видела и не слышала, что они рассказывают, когда возвращаются.

– Они не нашли ни следа чар, – продолжала тетя Бек, – и не сумели пробраться в Логру. Все они говорят, что в море между Логрой и Халдией словно стеклянная стена. Но они говорили мне еще кое-что, и это меня беспокоит. Как вы знаете, у этого мира четыре великих хранителя. – Она посмотрела на жреца, который поджал губы и неохотно кивнул. – Эти хранители отвечают за Север, Юг, Запад и Восток, и природа вещей такова, что каждый из них опекает один из четырех наших островов. Наш хранитель, хранитель Скарра, как вам известно, – Северный. Бернику охраняет Западный, Галлис – Южный. Логре полагается Восточный, однако чары отрезали хранителей друг от друга, причем настолько, что наши трое уже и не знают, жив ли до сих пор хранитель Востока.

– Это не важно! – оборвал ее король Кениг.

– А я уверена, что это вопрос первостепенной важности, – сказала тетя Бек.

– Ну ладно, может быть, может быть, – уступил король. – Но с точки зрения короля, главное – что, пока стоит волшебная преграда, логрийцы могут строить корабли и обучать солдат в мире и покое. Хуже того, они могут подсылать к нам лазутчиков, а мы к ним – нет. Вот зачем вся эта таинственность: мы боялись, что о нашей встрече узнают логрийские лазутчики.

– Так и есть, – согласился верховный король. – И разумеется, нельзя, чтобы нас уличили в строительстве кораблей и обучении солдат, поскольку у логрийцев очень ценный заложник – мой сын Аласдер. Вы ведь слышали об этом, верно? – спросил он у нас с Иваром.

Вероятно, он считал, что мы ничего не знаем, потому что еще маленькие, ведь, когда принца Аласдера взяли в заложники, мне было три, а Ивару восемь. Хотя у меня в голове не укладывается, как он мог подумать, будто мы не знаем. Даже тетя Бек и та, пусть и со скрипом, признает, что это самое поразительное достижение логрийских волшебников за всю историю. Тетя Бек говорит, продумать и рассчитать похищение принца было гораздо труднее, чем просто воздвигнуть преграду в море.

Примерно через год после того, как возникла преграда, принц Аласдер, которому тогда было, наверное, примерно столько же лет, сколько сейчас Доналу, вернулся с охоты в сопровождении целой толпы придворных, и тут прямо посреди внутреннего двора замка Дромрей – это поместье верховного короля здесь, на Скарре, – открылся словно бы туннель, и оттуда так и хлынули солдаты. Они прострелили принцу Аласдеру ногу, а потом утащили с собой всех охотников до единого вместе с конями и прочим. А люди короля смотрели на это из окон и со стен замка и ничего не могли поделать. Они, конечно, прибежали вниз, во внутренний двор, но к тому времени туннель уже давно закрылся и все исчезли.

Я знаю об этом больше прочих, потому что среди охотников был мой отец. Я кивнула. Ивар тоже.

– Полагаю, с тех пор о принце Аласдере никто ничего не слышал, сир, – сказал Ивар.

Верховный король поднял голову и на миг задержал взгляд на тлеющих углях в жаровне.

– Тут у нас нет уверенности, – проговорил он. – Да, уверенности нет. До нас то и дело доходят слухи, слухи о слухах… Последние вести были до того определенные, что и нам, и всем нашим советникам очевидно, что, должно быть, в стене между Халдией и Логрой образовалась своего рода трещина.

– Что за вести, сир? – спросила тетя Бек.

– Что можно развеять чары и вызволить принца Аласдера, – ответил верховный король, – а как именно, мы узнаем, если скаррская мудрица отправится на Бернику и Галлис, а оттуда прибудет в Логру, взяв с собой по спутнику с каждого острова. Судя по всему, госпожа моя Бек, речь идет о вас.

– Да уж, – сухо отозвалась тетя Бек. – А откуда эти вести, сир?

– Из разных источников, – сказал король Фарлейн. – Самых разных: из рыбацкой деревушки на востоке Скарра, от двоих из пяти королей и королев Берники, от двух жрецов и одного отшельника с Галлиса.

– Гм. – Тетя Бек расцепила руки на коленях и подперла одним кулаком подбородок. – Слова каждый раз одни и те же? – уточнила она.

– Почти в точности, – ответил верховный король.

Все помолчали; в это время я успела подумать, что же будет со мной, если тетя Бек уплывет в Логру и не вернется. Хорошего в этом было только одно: теперь никто не потребует, чтобы я еще раз спускалась Туда.

А потом, пока тетя Бек набирала побольше воздуху, наверняка готовая воскликнуть «Чушь!», верховный король, чей волшебный дар, как я уже догадалась, состоял в том, чтобы вовремя вставлять нужное слово, снова заговорил:

– Премудрая Бек, мы уже все продумали. Вы с ученицей отплывете тайно сегодня же вечером. За холмами, в заводи Иллай, мы приготовили для вас корабль, и у нашего капитана приказ отплыть к Бернике, пока мы с придворными отправимся обратно в Дромрей, сообщив всем, что забрали вас с собой. Это обманет любого лазутчика.

Мне редко доводилось видеть тетю Бек растерянной, а настолько растерянной – еще ни разу. Она вздернула подбородок, уронила руку и воскликнула:

– Прямо сейчас?!

Посмотрела сначала на больного короля, потом на здорового и крепкого – на Кенига, – а затем на верховного жреца, на нашего магистра и на Донала, который снова залюбовался своими браслетами. Посмотрела даже на королеву – та тоже играла с браслетом, как и Донал.

– Айлин еще мала, ее нельзя брать с собой, – проговорила тетя Бек. – Она даже не прошла посвящение.

– Она была на нашем совете и все слышала, – мягко сказал верховный король. – Если хотите, мы можем забрать ее в Дромрей, но там ей придется сидеть в заточении.

Я поймала себя на том, что так и кручу головой – с короля Фарлейна на тетю Бек и обратно. Вот так сидишь, думаешь, что при тебе говорят о какой-то далекой политике, и вдруг оказывается, что этот разговор переворачивает всю твою жизнь. Ужас! Я была как на иголках.

– Я не могу плыть сегодня, – сказала тетя Бек. – Мне надо собрать одежду в дорогу.

Тут впервые подала голос королева.

– Мы это предусмотрели, – улыбнулась она. – Одежда для вас и Айлин уже приготовлена и сложена.

Тетя Бек посмотрела на меня, потом на королеву, но ничем не показала, как собирается поступить со мной, а просто вежливо проронила:

– Спасибо, Мевенна. Но я все-таки не могу. У меня дома птица и скот – шесть кур, две свиньи и корова. Нельзя же бросить их на погибель.

– Это мы тоже предусмотрели, – весело ответил король Кениг. – Кур заберет моя птичница, а за всеми остальными присмотрит Йен-волынщик. Бек, поймите, наконец: дорогая моя, вам предстоит спасти все Халдии, подумаешь – внезапный отъезд!

– Вижу-вижу, – сказала тетя Бек. И снова без особой приязни оглядела разнообразные лица. – В таком случае я беру Айлин с собой.

Я так оторопела, что некоторое время слышала все как сквозь вату, а тетя Бек между тем добавила:

– Кто со мной? Кто будет моим спутником с острова Скарр?

– Им станет принц Ивар, разумеется, – ответил верховный король.

Я было пришла в восторг, но тут Ивар сипло заорал «Что-о-о?!» и все испортил.

– Вы, как и юная Айлин, слышали, что мы замышляем, – пояснил король Фарлейн.

– Нет! – воскликнул Ивар. – Стоит мне ступить на корабль, и меня тошнит направо и налево! Ты же знаешь! – напустился он на мать. И даже вскочил на ноги от волнения.

Ивар никогда не скрывает своих чувств. Это-то меня в нем и восхищает, хотя, должна признаться, в ту минуту я им совсем не восхищалась, наоборот. Когда он вскочил, то меч у него закачался и ножны больно-пребольно ударили меня по плечу.

– Ивар, меч тебе дан для того, чтобы защищать прекрасных дам, а не нападать на них, – сказал Донал. – Наконец-то тебе представится случай проявить свое рыцарство.

Донал не упускает случая подколоть брата. Он явно только был рад, что Ивар испугался. За это я, помимо всего прочего, и не люблю Донала. Но мне было ясно, что королю Кенигу противно глядеть на младшего сына, а верховный король, судя по тому, как тщательно он следил, чтобы на лице

Книга Хранители волшебства: отзывы читателей