» » Авторская одиссея
Закладки

Авторская одиссея читать онлайн

рогатки стрелять!

— Простите, мы не нарочно! — извинился Задавака.

— Мы думали, что это обычные камни, — добавил Кудряш.

— Не надо было вам бросать их где попало, — заметил Шалун.

— Ага! Здесь дети вообще-то! — поддакнули близнецы.

Торговец сел на землю и обхватил голову руками.

— Как же мне теперь предсказывать будущее?

Пропащие мальчишки принялись рыться в карманах.

— А камни для игры подойдут? — спросил Задавака.

Торговец глубоко вздохнул.

— Ну ладно, давайте сюда.

Задавака высыпал в трясущиеся руки старика пригоршню разноцветных камешков из маленького мешочка. Торговец закрыл глаза, пощупал камни и невнятно прошептал им что-то. Наконец он бросил их на землю перед собой, наблюдая, как они подскакивают и перекатываются.

— Любопытно, — проговорил он. — Весьма любопытно.

Старик хмыкал себе под нос и бормотал, словно камни общались с ним на языке, который понимал только он. Похоже, это было куда сложнее, чем думали присутствующие. В конце концов любопытство взяло верх, и все сгрудились вокруг Торговца.

— Что говорят камни? — спросил Джек.

— Что за глупости? Камни не умеют разговаривать! Они лишь перемещаются по велению судьбы, — объяснил Торговец. — Видишь вон тот серый? Весь такой унылый, застрявший в земле. Он олицетворяет нас! А вон тот голубой и тот розовый, которые вместе катятся в сторону от серого, олицетворяют близнецов Бейли! Так что не бойтесь — близнецы Бейли живы!

Несколько человек было обрадовались, но тут же напомнили себе, что услышали это от сумасшедшего старика, разговаривающего с камнями.

— Но где они? — спросил Джек.

— Сейчас они далеко от нас, скорее всего, в Другом мире, но… погодите!

Все наклонились пониже. Спятил Торговец или нет, но это было самое занятное зрелище за последнее время.

— Видите, как голубой и розовый камни катятся к серебристому, жёлтому, фиолетовому и красному? А теперь смотрите: розовый и голубой катятся обратно к серому вместе с серебристым, жёлтым, фиолетовым и красным! Глядите, все камни выбили серый из земли! Это ЧУДО!

Торговец вскочил на ноги и ликующе вскинул руки. Все нетерпеливо ждали объяснения. Ликование Торговца передавалось остальным, хотя вести могли оказаться и не такими добрыми, как все думали. Они лишь надеялись, что не заразились от старика сумасшествием, как предостерегала Шапочка.

— Что это значит? — поинтересовался Джек.

— А то, что близнецы отправятся далеко-далеко, но вернутся с подмогой и спасут наш мир! — сказал Торговец. — Но случится это тогда и только тогда…

— Когда?

— Когда миры столкнутся, — выпучив глаза, проговорил Торговец.

Никто не понял, о чём толкует старик, но им так хотелось узнать хоть что-то хорошее, что они сочли его предсказание добрым знаком. Шапочка, однако, не разделяла их радости.

— Как по мне, старик просто умом тронулся, только и всего, — заявила она.

Остальные тоже стали прислушиваться к здравому смыслу. Хоть это и были единственные более-менее хорошие вести за последнее время, вряд ли в них можно было верить.

— Я согласна с Торговцем, — вдруг подала голос Златовласка. — Неважно, сказали что-то камни или нет, Алекс и Коннер никогда не бросали нас в беде. Пускай мы давно не получали от них вестей, но это не повод махнуть на них рукой. Мы должны верить, что они вернутся с подмогой.

— А что нам делать, пока их нет? — спросила Шапочка.

— Ждать, — ответила Златовласка. — Больше нам ничего не остаётся.





Глава 2

Под домашним арестом





Покинув класс, Алекс и Коннер переместились в парк по соседству, чтобы немного перевести дух и продумать следующий шаг. До рассвета оставался всего час, небо светлело с каждой минутой. В парке царили тишина и умиротворение, и оттого с трудом верилось, что прямо сейчас сказочный мир терпит бедствие, а их друзьям грозит смертельная опасность.

С приближением рассвета мимо парка проезжало всё больше машин — кто-то рано начинал работать. Конечно, Алекс много раз видела эту картину, но при появлении каждой машины по телу у неё пробегала дрожь. Другой мир она покинула уже очень давно и до сих пор не осознавала, как сильно по нему скучает.

— Здорово, что здесь почти ничего не изменилось, — заметила Алекс. — В сказочном мире постоянные перемены, там я даже не успеваю перевести дух.

Коннер слушал сестру вполуха. Он перебирал листы со своими рассказами, раскладывая их на земле в четыре стопки.

— Супер, они все здесь! — обрадовался он. — «Праворуляндия», «Королева галактики», «Смелейство» и «Приключения мальчика на дирижабле»! В этих рассказах есть персонажи, которые могут нам помочь! Мы используем зелье, переместимся в них, найдём героев и заберём их с собой в сказочный мир, чтобы победить дядину армию!

Алекс согласилась на план Коннера только потому, что других вариантов у них не было. И чем ближе они подходили к осуществлению его задумки, тем сильнее она сомневалась. Путешествовать по сюжетам классической литературы — это одно, а вот отправляться в миры, созданные Коннером, — совсем другое.

— Похоже, твои рассказы куда более проработанные, чем я думала, — заметила Алекс. — Я была уверена, что ты писал о наших приключениях в сказочном мире и просто изменил все имена.

— Ну да, с этого всё началось, — ответил Коннер. — Но потом я немножко набил руку и решил поэкспериментировать. Все хорошие писатели так делают, как мне кажется.

— Поэкспериментировать? — с опаской переспросила Алекс. — Коннер, во что мы ввязываемся?

Брат отмахнулся, как будто это был сущий пустяк.

— Да расслабься, со всеми опасностями, с которыми мы можем там встретиться, мы уже неоднократно сталкивались. «Праворуляндия» — это пиратские приключения, «Королева галактики» о космосе, в «Смелействе» рассказывается о супергероях, а «Приключения мальчика на дирижабле» — о юном археологе. Всё будет проще некуда.

Краткие описания нисколько не успокоили Алекс. Им с Коннером невероятно повезло, что они выжили во всех испытаниях, через которые им довелось пройти. И если рассказы брата основаны на личном опыте, то Алекс совсем не горела желанием вновь пережить те приключения, особенно если они сильно приукрашены благодаря извращённой фантазии Коннера.

— Ты уверен, что это сработает? — спросила Алекс. — Не то чтобы я о тебе плохого мнения, но, может, нам стоит отправиться в изданные произведения?

— Слушай, успокойся. Там нет злых колдуний, драконов, французского войска и литературной армии. Прототипы моих персонажей — это люди, которых мы знаем и любим. Они обладают теми же качествами, что и наши друзья: они храбрые, умные и не бросают в беде. Все они захотят нам помочь. Мы даже уйдём оттуда раньше, чем объявятся злодеи.

— И как мы поступим с твоими персонажами после того, как заберём их с собой? — поинтересовалась Алекс. — Где будем их держать?

Коннер так сосредоточился на том, чтобы найти свои рассказы, что совсем не подумал, как быть дальше, когда они их найдут.

— Точно! Нам же нужно место, где они побудут, пока мы не соберём всех персонажей из других рассказов. А ещё нужно, чтобы за ними кто-то присматривал, чтобы они не разбрелись кто куда… и это должен быть тот, кому мы полностью доверяем и кто не испугается, узнав о наших делах…

Близнецы стали думать, кто бы это мог быть, но в головы им ничего не приходило. Это должен был быть тот, кто уже знает о сказочном мире, кто уже видел волшебство и не испугается его. Ещё этот человек должен был быть ответственным, ведь ему придётся присматривать за вымышленными персонажами, и у него должно было быть много места, чтобы их разместить. Алекс и Коннера осенило одновременно. Они переглянулись и поняли, что каждый из них думает об одном и том же: только один человек мог справиться с такой сложной задачей.

— Мама! — хором воскликнули близнецы.

Однако порадоваться найденному решению они не успели: их захлестнуло чувством вины.

— Не припомню, когда в последний раз разговаривала с мамой, — сказала Алекс.

— Я тоже, — кивнул Коннер. — Она, наверное, с ума сходит.

— Мы были так заняты спасением сказочного мира, что даже не связывались с ней и не узнавали, как дела дома.

— Люди мы, может, и хорошие, а вот дети — ужасные, — вздохнул Коннер.

— Захочет она нам помочь или нет, всё равно нужно зайти домой, чтобы она знала, что мы живы, — сказала Алекс. — Будем надеяться, она пойдёт нам навстречу.

Итак, близнецы договорились. Коннер собрал свои рассказы в папку, и ребята отправились к выходу из парка. Алекс шла за братом, но не понимала, куда он шагает.

— Эй, ты куда? — спросила она.

— Домой.

— Но дом там.

— Нет, он раньше там был, — объяснил Коннер. — Мы с мамой переехали к Бобу после их свадьбы, забыла?

Алекс ещё сильнее ощутила вину: она была так оторвана от прежней жизни, что даже не знала, где теперь живёт её собственная семья. Когда она думала о маме и отчиме, ей представлялось, что они живут в съёмном доме, в котором они поселились после смерти папы. Пожалуй, Другой мир всё же изменился.

— Я самая плохая дочь на свете, — сказала Алекс. — Веселья дома будет мало, да?

— Ага, — кивнул Коннер. — Мама сильно расстроится, когда нас увидит, и я её не виню.

Ребята дошли до конца парка, и Коннер неожиданно остановился.

— Ты ничего не забыла? — спросил он сестру.

— Чего? — удивилась Алекс.

Коннер смерил её взглядом с ног до головы, словно это было очевидно.

— Алекс, ты одета как Зубная фея, — фыркнул он. — Нельзя разгуливать в таком виде по району.

— Ой, точно! Секунду.

Быстро крутанувшись вокруг своей оси, Алекс превратила своё сверкающее платье и туфельки в футболку, джинсы и кроссовки.

— Я уже забыла, как удобно в одежде Другого мира, — призналась она.

— Ты снова похожа на себя, — заметил Коннер. — А теперь идём, чем быстрее это сделаем, тем лучше.

Ребята зашагали по улицам района в сторону Сикамор-драйв. Солнце уже встало, и Алекс разглядывала залитые


Книга Авторская одиссея: отзывы читателей