» » Авторская одиссея
Закладки

Авторская одиссея читать онлайн

светом дома. Она обрадовалась, что мама с Бобом живут в таком приятном на вид районе. Алекс и без подсказки Коннера поняла, какой дом принадлежит их семье: перед ним были разбиты клумбы с мамиными любимыми розами.

— Надеюсь, мы застанем их дома, — сказал Коннер. — Обычно они в это время уходят на утреннюю смену или возвращаются с ночной.

Близнецы прошли по извилистой подъездной дорожке к дому и постучали в дверь. Через пару минут она открылась. На пороге стоял их отчим Боб, всё ещё в пижаме и с чашкой кофе в руках. Глаза у него были припухшие — видимо, он только что проснулся. Доктор поморгал несколько раз, чтобы убедиться, что зрение его не обманывает и это действительно Алекс и Коннер.

— Доброе утро, Боб, — радостно сказала Алекс. — Я так рада тебя видеть!

Боб потёр глаза и почесал затылок, будто сомневался, что проснулся.

— Э… привет, — пробормотал он. — Вот так сюрприз.

— Мама дома? — спросил Коннер. — Нам надо с ней поговорить.

— Да, она наверху, на работу собирается. Ох, и обрадуется она вам… Шарлотта, к тебе гости! — крикнул он.

Близнецы услышали, как открылось окно над крыльцом. Подняв головы, они увидели маму, которая смотрела на них со второго этажа. Она уже надела свою голубую больничную униформу. На лице у неё отразились разные эмоции: сперва шок при виде детей, затем облегчение, что они живы, радость от того, что они наконец-то вернулись домой, но потом все эти чувства сменил гнев.

— Привет, мам, — виновато протянули близнецы.

— В дом. Сейчас же! — рявкнула Шарлотта и захлопнула окно.

Коннер сглотнул.

— Пошло-поехало.

И не успели Алекс с Коннером опомниться, как уже сидели на диване в гостиной, а их мама, вне себя от гнева, мерила шагами комнату. Шарлотта была так расстроена, что не могла даже найти слов, чтобы отругать детей. Боб уселся в кресло рядом с близнецами и осторожно выглядывал из-за чашки кофе, опасаясь за их безопасность.

— Новый дом красивый, — открыла рот Алекс. — Мне очень нравится, как вы обставили…

— Молчать, — приказала Шарлотта. — Вы хоть представляете, каково мне пришлось? Да я чуть с ума не сошла от беспокойства, я ночами не спала!

— Мам, нам правда очень жаль, — сказал Коннер. — Мы не хотели, чтобы ты беспокоилась…

— Замолчи, говорить буду я, — отрезала Шарлотта. — Вы знаете, каково это, когда идёшь в магазин за продуктами, а тебя спрашивают «Как поживают ваши дети?», а ты и сама понятия не имеешь? А каково сообщать в школьное управление «Мои дети перевелись в другую школу», при этом не имея никаких документов о переводе? Вы хоть подумали, каково мне, когда я неделями не получаю от вас новостей, кроме «Извини, что не ответили, мам, нам с драконом надо было сражаться» или «Нам пора, мам, на замок напала армия»?

Шарлотта сверлила взглядом близнецов, будто ждала ответа на свои вопросы, но те молчали, потому что не знали: позволено им говорить или же мама сделала театральную паузу для пущего эффекта.

— Я искренне надеюсь, что ваши будущие дети будут проявлять к вам больше уважения, чем вы ко мне, — продолжала Шарлотта. — Потому что не знать, живы или нет твои дети в другом мире, — хуже всего на свете. Это хуже, чем сражения с колдуньями, драконами и армиями, вместе взятыми, попомните моё слово!

Шарлотте на глаза навернулись слёзы, и она отвела взгляд, чтобы промокнуть их бумажным платочком. Чувство вины, которое близнецы испытывали до встречи с мамой, не шло ни в какое сравнение с тем, что они ощутили сейчас. Им так сдавило грудь, что казалось, они вот-вот взорвутся.

— Мам, мы не нарочно тебе не звонили, — сказала Алекс. — Мы объясним, если ты позволишь. В сказочном мире случилось кое-что ужасное, и нам нужна твоя помощь…

— Да плевать мне, что там случилось! Там постоянно что-то случается! Но семья должна быть для вас на первом месте! Мы с папой так вас воспитывали, и я думала, что вы это понимаете!

— Да, ты права, — сказал Коннер. — Но жизни стольких людей в опасности, и…

— А о своей жизни вы подумали? — перебила его Шарлотта. — Вы с тринадцати лет постоянно спасаете других, а о себе вообще не думаете. Вы хоть знаете, какой сегодня день?

Алекс и Коннер переглянулись, но оба не знали, о чём говорит мама. Мысленно они быстренько пробежались по списку всевозможных праздников и особых событий, но так ничего и не вспомнили.

— Сегодня годовщина вашей с Бобом свадьбы? — попробовал угадать Коннер.

Шарлотта выглядела как никогда расстроенной.

— Нет, сегодня вам исполнилось пятнадцать, — сказала она.

Близнецы были потрясены. Как они могли забыть о собственном дне рождения? Наконец всё сказанное мамой обрело для них смысл. Они были так заняты спасением других, что напрочь забыли о себе.

Шарлотта бросила взгляд на часы и схватила свою сумочку и ключи от машины с гвоздика у двери.

— Мне пора на работу. Вы оба под домашним арестом.

Коннер посмотрел на Алекс и спросил:

— Погоди, мама ещё может нас наказывать?

— Ещё как могу! Идите наверх в свои комнаты и сидите там, пока я не вернусь домой.

— А у меня вообще есть тут своя комната? — уточнила Алекс.

Шарлотту задел её вопрос.

— Конечно есть. Когда я вернусь, мы устроим милый семейный ужин и отпразднуем ваш день рождения.

— Мам, спасибо, но у нас время поджимает, — возразила Алекс.

— Александра Бейли, это меньшее, что вы можете для меня сделать, — отрезала Шарлотта. — А после того как мы спокойно поужинаем по-семейному и обсудим обычные семейные дела, мы поговорим о том, с чем вам нужно помочь, но только после! Коннер, покажи, пожалуйста, сестре её комнату.

Шарлотта уехала на работу, Алекс и Коннер подавленно молчали. Они испытывали целый вихрь эмоций: чувство вины, стыд, разочарование, тревогу — и не знали, на чём сосредоточиться.

Боб попытался разрядить обстановку, но даже он был смущён и растерян.

— Что ж… — проговорил он. — С днём рождения?..





Глава 3

Свергнутый император





Пленники очень обрадовались, что их правители спаслись от казни, и даже воспряли духом. Однако чтобы не разгневать императора снова, они вели себя тихо.

Тем временем в полуразрушенном дворце, в огромном тронном зале, где раньше Белоснежка и король Чендлер правили Северным королевством, Человек в маске вне себя от ярости расхаживал туда-сюда перед своим новым троном. Трон этот был сколочен из обломков всех тронов других королевств, захваченных Литературной армией.

— Я не понимаю, почему ваши солдаты-остолопы не знали, что в помосте есть потайной ход! — Вопил Человек в маске. — Почему вы не проверили?!

Перед императором стояли Злая ведьма Запада, Червонная королева и капитан Крюк. У нового правителя вошло в привычку во всём обвинять своих приспешников, если что-то шло не по его плану.

— Наши солдаты? — переспросила Злая ведьма. — Это ты с самого начала командовал нашими войсками! Так что если ты хотел, чтобы они проверили помост перед казнью, следовало им приказать!

Злодеи были сыты по горло недовольством Человека в маске, ведь это благодаря им он вообще стал императором. Однако, вместо того чтобы выполнить свои обещания, Человек в маске то и дело распекал их, будто своих слуг. Очевидно, власть ударила ему в голову, но терпеть это они были не намерены.

— Я уже довольно наслушалась о том, что мы тебя подвели! — рявкнула Червонная королева. — Теперь пора тебе дать нам обещанное!

— Ты обещал мне Питера Пэна! — выкрикнул капитан Крюк.

— А мне — серебряные туфельки! — взревела Злая ведьма Запада.

— А мне — ГОЛОВЫ! — завопила Червонная королева.

Человеку в маске совсем не было дела до требований литературных злодеев. Их недовольство не шло ни в какое сравнение с клокочущей в нём яростью.

— Вы получите обещанное, как только королей с королевами снова поймают и казнят, — сказал Человек в маске. — Вы согласились сделать меня императором, но пока мои враги не уничтожены, я не стану императором по-настоящему!

Тут в тронном зале раздался топот. Это мистер Сми со всех ног бежал к Человеку в маске и его подельникам. Пират обливался потом, задыхался и дрожал, будто убегал от чего-то страшного.

— Прошу прощения, ваше сиятельство, — пропыхтел Сми.

— Надеюсь, это важно, — с угрозой сказал Человек в маске.

— Речь о существе в подземелье, сэр, — объяснил Сми.

Создание, обратившее в камень Совет фей, держали в темнице, в очень маленькой камере, которую раньше занимала Злая королева. Чудовище это обладало небывалой силой, поэтому Человек в маске велел всем пиратам капитана Крюка стоять на страже день и ночь и стеречь его.

— И что с ним? — спросил Человек в маске.

Мистер Сми так сильно дрожал, что у него тряслись коленки. Он знал: император придёт в ярость от дурных вестей в любом случае.

— Оно сбежало! — выпалил мистер Сми. — Каким-то образом ему удалось сорвать повязку с глаз! А потом пираты пошли его кормить, и оно посмотрело им в глаза, и они превратились в камень!

Человек в маске так долго сдерживал гнев, что теперь он прорвался наружу. Император испустил громкий вопль и, схватив мистера Сми за шею, начал душить беднягу пирата. День долгожданного триумфа обернулся сущей катастрофой, и, к несчастью для самопровозглашённого императора, его ждали новые неудачи.

Снаружи послышался рёв рога, возвещающего о возвращении Литературной армии из погони за сбежавшими правителями. Человек в маске отпустил Сми и рванул на балкон. Злая ведьма, Червонная королева и капитан Крюк побежали следом.

С балкона Человек в маске увидел, как из леса медленно выходят Мигуны и карточные солдаты. Все они были в синяках и ранах, многие не могли идти сами. Лошадей у них почти не осталось. Летучие обезьяны спустились с неба, но выглядели они так же,


Книга Авторская одиссея: отзывы читателей