Закладки

Безумный Макс. Ротмистр Империи читать онлайн

на полном ходу даже в штиль зарывались в воду. Так что, ходить они могли только очень неспешно. Однако, для своего водоизмещения они обладали исключительным бронированием и вооружением. Что сейчас и пригодилось. Ведь, идя в кильватере, они могли работать по берегу из восьми 305-мм, четырнадцати 203-мм и дюжины 120-мм пушек. Солидно? Очень. Особенно учитывая особенность береговых батарей Пиллау.

К счастью, 1930-е годы еще не наступили, и немцы не успели там понастроить мощных железобетонных фортификаций закрытого типа. В феврале 1915 года русские броненосцы встречал совсем другой формат батарей. Обычный, привычный и повсеместно употребляемый по всему миру. А именно утопленные в грунт, открытые сверху просторные позиции, защищенные с фронта лишь мощными брустверами. Из кирпича.

Тяжелые фугасы начали методично вспахивать грунт подле батарей. Те стали огрызаться. Но не сильно и не долго. Потому что 120-мм пушки броненосцев работали исключительно шрапнелью. Из-за чего германским канонирам было просто не подойти к орудиям. А там, где они пытались, все заканчивалось быстро и фатально.

Десантный сводный батальон моряков тем временем, форсированным маршем двигался по северному берегу косы. А следом, с некоторым отставанием, шли канонерские лодки и эсминцы, готовые поддержать своих моряков из орудий, да прямой наводкой.

И вот взлетела белая ракета. Оба броненосца прекратили обстрел самой восточной батареи.

Минута покоя. Вторая. Немцы стали выбираться из укрытий.

- Ура! – Заорали моряки, почти уже подобравшиеся к батарее. И атаковали ее.

Десятка полтора бойцов, деморализованных и оглушенных тяжелым обстрелом, даже толком не поняли, как их смяли. Походя. Лихо. Неловко. Но с безудержной энергией и душой.

Дальше была следующая батарея. Потом еще одна. И фиаско. Первое фиаско. Они наткнулись на противоштурмовые позиции.

Начали стрекотать пулеметы. И сводный батальон, понеся заметные потери, откатился. Но только для того, чтобы в воздух взлетели красные ракеты, указывающие цели для морских артиллеристов. Минуты не прошло, как 120-мм пушки с канонерских лодок ударили туда шрапнелью. А чуть погодя, их поддержали фугасами 75-мм и 102-мм орудия. На пределе скорострельности. Подняв настоящую стену взрывов.

Пять минут обстрела и сводный морской батальон продолжил наступление.

Взяты противоштурмовые позиции. Занята следующая батарея. Но уже не так лихо. Уже в тесном взаимодействии с идущими возле берега канонерскими лодками и эсминцами. После того, как сухопутные моряки, так неудачно подставились под пулеметы, потеряв четверть личного состава, они стал осторожничать. Как что – красная ракета. И с кораблей по обозначенной цели прилетает настоящий рой взрывоопасных гостинцев.

Так и продвигались.

Никаких серьезных штурмов и рукопашных. Зачем? Снаряды на флоте пока имелись. Даже цитадель не смогла создать проблем. Эта старинная крепость была построена еще шведами. Но ее стены были толстыми и кирпичными. Несколько пулеметов на таких позициях могли заставить батальон умыться кровавыми слезами. Поэтому по «фортеции» отработали и броненосцы, и корабли огневого прикрытия. Из всех орудий. Десанту лишь оставалось зайти внутрь и повязать немногочисленных контуженных немцев, переживших артналет.

Пиллау был взят за три часа боя. Осторожного боя. Потери, конечно, имелись. Но в пределах ожиданий. Тем более, что боевые корабли германского флота здесь не базировались. Ушли, опасаясь печальной судьбы Порт-Артурской эскадры. Как фронт отошел к Одеру, так и ушли. А минные банки, поставленные в октябре-ноябре 1914, завершили блокаду крепости Кенигсберга. Да, какое-то сообщение по морю поддерживалось. Но исключительно малоразмерными судами, способными проходить над минами. Так что, огневой поддержки флот оказать Пиллау не мог. Не было его на месте.

Судьба крепости Кенигсберга оказалась предрешена.

После того, как был протрален пролив, в акваторию вошли канонерские лодки. Они привязались к ориентирам. Установили связь с пехотой на берегу. И оказали ей самую деятельную поддержку своими 5” морскими орудиями. Слишком мощными для кирпичных фортов Кенигсберга.

Конечно, их снаряды не взламывали стены укреплений с первого попадания. Нет. Но восемь 120-мм орудий, работая по фокусу, довольно скоро приводили кирпичные «фортеции» в полную негодность. А малая осадка канонерок позволяла свободно маневрировать в Кенигсбергском заливе без привязки к морскому каналу. То есть, заходить с удобных ракурсов.

Спустя три дня после взятия Пиллау, Кенигсберг капитулировал. Очень, надо сказать, своевременно. Потому что сковывал слишком много сил. Только с падением этой крепости удалось высвободить соединения 10-ой армии, оперативно перебросив их в Западную Пруссию. Что и спасло 2-ую армию Самсонова от разгрома и уничтожения.

Николай Оттович фон Эссен, командующий Балтийским флотом, проводил эту операцию на свой страх и риск. Даже не уведомив Ставку. Хотя, конечно, и не должен был. Операция вполне находилась в его компетенции.

По сути Великий князь Николай Николаевич младший узнал о делах моряков только от командующего Северо-Западным фронтом. Да и то – когда 10-ая армия уже взяла первый форт Кенигсберга и что-то предпринимать с его стороны было поздно.

Самоуправство? Может быть. Но организация связи была отвратительной. Рапорт о взятии Пиллау, например, просто не успели своевременно доставить. Хотя Главнокомандующий от этого не сильно кручинился. Ведь, наконец-то удалось решить проблему с Кенигсбергом, который был как кость в …, хм, глубоком тылу.

Одна беда. Николай Оттович не забыл упомянуть о том, что план всей операции разработали в связке Колчак и Меншиков. Очень продуктивной, надо сказать, связке. Оба дерзкие, резкие и напористые, они прекрасно смогли дополнить друг друга. Морскую часть плана и личное командование десантом осталось за Колчаком. Сухопутная компонента, а также схема взаимодействия с кораблями - всецело заслугой Меншикова. Который не только с бумажками возился, но и выступил инструктором сводного батальона моряков. За вклад в дело Эссен его даже представил к ордену…

Но тщетно.

Главнокомандующий отреагировал на Максима как на красную тряпку и постарался затереть всякое участие его в операции. А Император не решился идти против дяди. Тем более, что непонятно как было парня награждать. Ведь он уже получил все ордена, положенные ему по чину, и даже более.

Фон Эссен, представил его к ордену Святого Георгия без указания степени, как и Колчака. Но Георгиевская дума, находящаяся под сильным влиянием Главнокомандующего, Колчаку дала Георгия, а Максиму – нет. Ведь ротмистру в этом случае требовалось вручить III степень, а он под него еще чинами не дорос. Да и подвиг его был важный, значимый, но не такой уж и выпуклый. Ситуация с этой операцией в Пиллау вообще получилась очень занятной. Очень многих, даже косвенно сопричастных наградили, за исключением лейб-гвардии ротмистра Максима Ивановича Меншикова, которого убрали отовсюду из списков. Словно он и не участвовал.

Император тогда возражать дяде не стал. О чем очень пожалел сейчас, 5 мая, находясь в своем рабочем кабинете. Потому что Александра Федоровна ему это припомнила в очень резких выражениях. Она ему все припомнила...

А потом, устав отчитывать супруга, Императрица положила ему на стол письмо дочери. Страшное для Николая Александровича письмо. Ведь там Татьяна слезно просила отца прекратить их терзать и позволить уехать из России. Подальше от всей этой грязи и ненависти. И что она никогда не думала, что ее отец настолько бессердечен и жесток. И что он так ее ненавидит. И что она не виновата, что родилась девочкой. Ну и так далее…

Императрица положила «бумажку» и ушла, хлопнув дверью. А Николай Александрович остался сидеть словно оплеванный перед до крайности обидным письмо. Ведь Татьяна была любимой дочерью Николая…





Глава 2




1915 год, 6 мая. Петроград

Максим медленно прогуливался вдоль Екатерининского канала . По самой набережной. Один из сотрудников Главного штаба оставил ему письмо, предлагая встречу и довольно интригующие сведения. Но опаздывал. Во всяком случае уже прошло четверть часа с назначенного времени, а автор письма все так и не появился.

В конце концов, последний раз взглянув на часы, Максим тяжело вздохнул и направился к своему автомобилю – новенькому Rolls-Royce Silver Ghost. Ну а что? Деньги имелись. А без авто ему было крайне некомфортно. Пусть он формально и числился в кавалерии, но этот вид транспорта недолюбливал. Медленный, потный и волосатый. По сравнению с автомобилем, конечно. Если же едешь на пролетке, то и того хуже – он тебе ветры в лицо пускает. Да и вообще…

Так что, оказавшись в плену страстного желания, Максим решил обзаводится автомобилем. А так как денег было много, не стал экономить на себе любимом и купил нечто действительно хорошее .



Rolls-Royce в те годы делал только свои первые шаги на рынке и еще не стал производителем лимузинов. Не успел. Однако компания изначально делала ставку на высочайшее качество сборки, прочность и добротность конструкции. Поэтому из ее цехов выходили хоть и не лимузины, но уже очень дорогие и необычайно хорошие, надежные автомобили. Настолько замечательные, что именно их платформа оказалась самой удачной среди легковых авто, идущих на переделку в бронеавтомобили .

Правда, в чистом виде этот «пережиток старины» Максим не оставил. Выкупил в Петрограде большой сарай на окраине и начал собирать команду рабочих для реализации своей задумки. Сложнее всего оказалось найти сварщиков. С электросваркой не сложилось совсем – ее было мало и практически вся задействована на флоте. А вот специалиста по газовой сварке удалось выцепить на Ижорском заводе. Особенно ценными специалистами сварщики в те годы не считались, потому что в сварку применяли крайне ограниченно .

Главной задачей Максим видел изготовление нормального закрытого салона и кенгурятника с отбойниками. Чтобы в случае необходимости можно было двигать всякие предметы не боясь повредить автомобиль. Кроме того, для полноты картины, он прицепил на бампер за защитной дугой простенькую ручную лебедку с тросиком. Да и вообще – «разукрасил» свой Rolls-Royce до неузнаваемости.

Ну и, разумеется, ротмистр не забыл вставить в дверцы и спинки сидений листы стали Гадфильда . Да и лобовая проекция тоже оказалась ими же прикрыта. Жаль только толстые бронестекла не было возможности поставить. За неимением. И как сделать – Максим не знал.

Переделал свой Rolls-Royce. Проникся. И решил не останавливаться. Тем более, что подоспело Высочайшее повеление на формирование отдельного лейб-гвардии эскадрона. Так что ребят нашлось чем занять и дальше. Теперь, правда, за казенный счет, ведь Император согласился

Книга Безумный Макс. Ротмистр Империи: отзывы читателей