Закладки

Страна на дембель читать онлайн

роте все же велась, и даже работа с холодным оружием практиковалась.

В качестве основы использовали комплекс РБ с автоматом Калашникова «на 8 счетов» с простейшими приемами: укол штыком (тычок стволом) без выпада; укол штыком (тычок стволом) с выпадом'; удар прикладом сбоку; удар прикладом снизу; удар затыльником приклада; удар магазином; защита подставкой автомата; отбивы автоматом; освобождение от захвата противником автомата.

В реальном бою толку от такого комплекса почти никакого, но для выступления на празднике вполне даже пойдет. Главное — показать хоть какую-то синхронность действий. На мальцов и юношей, не избалованных боевиками такое зрелище произведет неизгладимое впечатление. Здесь из фильмов о десантниках типа «Ответный ход» приемы передирают — настолько мало информации о единоборствах. Впрочем, видеосалоны уже появились и Брюс Ли с Чаком Норрисом начали свое победное шествие в массы.

Самое удивительное, что и приемы рукопашного боя с ножом тоже учили, но это чисто личная инициатива капитана Иванова. Он мне даже учебники продемонстрировал, один — 1945 года выпуска, для бойцов войск НКВД, другой — «Учебное пособие сержанта ВДВ» от 1980 года с комплексом ножевого боя «на 26 счетов». Довольно толковый набор приемов, особенно из послевоенного пособия.

Но 26 упражнений — это запредельно много для показательных выступлений, за пару недель добиться синхронности выполнения нереально, да и плохо видно упражнения с ножом на таких мероприятиях — слишком далеко для зрителей.

Оценив мастерство подопечных, пришел к выводу, что кроме стандартного комплекса с АК на восемь счетов они ничего толкового за оставшееся время не родят. Поэтому надо усердно дрессировать именно в этом направлении, а изюминкой выступления придется поработать самостоятельно.

Ничего сложного не вижу. Слеплю что-нибудь экстравагантное из тайцзи, а с автоматом или с копьем — особой разницы нет. Плюс парочку артистических номеров в духе армейского реслинга.

Хотя в душе был уверен, что дружинники и комсомольцы-спортсмены в нашей ситуации помогут, как мертвому — припарки. По хорошему, сюда надо загнать полк десантников на год и не мучиться.





Глава 7




— Сань, ты чего как зачумленный. Все время где-то пропадаешь, замотанный весь, с дикими глазами, словно ошпаренный носишься.

Леха прав на все сто процентов — оторвался я от коллектива окончательно и бесповоротно. Закончилась моя веселая и беззаботная служба не начавшись, и народ это чувствует.

— Прости, брат. Не могу всего сказать. Это такие проблемы, которыми не стоит делиться с жрузьями.

— Прокурор мучает? — с сочувствием попытался раскрутить тему мой лучший друг.

— Если бы только это, — отмахнулся я, не желая грузить товарища.

— Значит, правда? Уазик сгорел не случайно. Бают, что гранату в тебя кинули.

Вот же колхоз-большая деревня! Как ни стращал особист насчет неразглашения, уже все разболтали. Но развить тему не успели, появился посыльный — явно по мою душу. Снова вызвали, на этот раз для разнообразия — в штаб тыла.

Обидно осозновать, что дальше я отдаляюсь от своих друзей-сослуживцев. Сказывается разность прожитых лет, да и менталитет за тридцать лет жизни при капитализме поменялся кардинально. Это только поначалу кажется, что мы в душе — все те же романтики, с горящим комсомольским задором в глазах. Нет, время нас сильно меняет и даже иногда корежит. Постепенно, но неумолимо.

Если поначалу восхищала наивность, некая абсолютная бесхитростность моих друзей, то через три месяца службы эта святая вера в неизбежное светлое будущее стала вызывать тоску и отчаянье. Ладно бы восемнадцатилетние пацаны, но даже взрослы мужики с офицерскими погонами на плечах — все они страшно далеки от реальных проблем в стране. В них живет неистребимая уверенность, что государство — это заботливый родитель, который сам позаботится о решении всех проблем.

Удивительно, но такое романтичное восприятие советской действительности встречается даже у прожженных хапуг и несунов. Как это сочетается — уму непостижимо.

— Заходи, присаживайся. Разговор будет долгим.

Товарищ Громов выглядел словно вампир, объевшийся котлет с чесноком. Вид имел неважнецкий: глаза красные, лицо осунувшееся, китель помятый. Все признаки бессонной ночи налицо, извиняюсь за невольный каламбур.

Впрочем, пепельница, полная окурков, позволяла сделать этот глобальный вывод даже не имея опыта в физиономике.

— Всю ночь не спал, — подтвердил мои догадки капитан второго ранга. — Пытался понять и осмыслить, что ты рассказал.

— Все претензии к дедушке Исмаилу. Я всего лишь передал его слова, — на всякий случай уточнил, что моя корова не из этого стада, случайно прибилась.

— Сам понимаешь, посоветоваться не с кем. Такая информация, если она правдивая, опаснее атомной бомбы в чужих руках. Хотел услышать, что ты об этом сам думаешь? Твое мнение какое?

— Сомневаетесь, что правдивая?

— Мне по должности положено сомневаться. Ознакомься и выскажи свое мнение.

После чего извлек из папки и передал мне вырезку из газеты. Точнее — фотокопию, причем не самого лучшего качества.

С большим интересом изучил «вещдок», до сего дня мне не довелось видеть «пророчество» старца на бумаге.

Но стоило вникнуть в напечатанное, как пришлось сильно удивиться. Это был не мой текст! Очень похожий, но совершенно точно не мой. Почти все тоже самое, но несколько фраз изменены, и что вообще ни в какие ворота не лезет — дата предполагаемого землетрясения указана неверно! Почему-то восемнадцатого декабря вместо седьмого.

— Впечатляет! — пришлось сделать вид, что я поражен и удивлен, что впрочем, не слишком далеко от истинны. Куда мир катится, если мои предсказания так нагло подделывают! — Только с датой дедуля ошибся. Но все равно — мощный старик.

Кавторанг не стал ходить вокруг да около, достал из папки вторую фотографию. Как нетрудно догадаться — копию оригинального пророчества с правильно датой катастрофы в Спитаке.

— В том-то и дело, что не ошибся.

— Так что же вы тогда не предотвратили? Пять тысяч погибших! — возмутился я искренне.

Громов скривился, словно ему предложили тяпнуть текилы без соли и лимона.

— Меры приняли, жертв могло быть в разы больше. Но не об этом сейчас. И даже появление фальшивого прогноза не отменяет того факта, что предсказатель попал в точку. Хочешь, не хочешь, придется допустить мысль, что и другие его обещания могут сбыться. Даже самые невероятные и чудовищные.

— Очевидно так, товарищ капитан… второго ранга, — скаламбурил я шутку, мало кому понятную в этом времени. — От меня чего требуется? По третьему кругу одно и тоже рассказывать?

— Нужно твое мнение, свежий взгляд со стороны. Что думаешь, на какие мысли наталкивает?

— Пожалуйста. Этого добра у меня как махорки в табакерке.

— Махорку в кисете носят, знаток. Давай по существу. Какие мысли у тебя вызывает фраза о второй «чеченской» войне и все, что с ней связано.

Понятно, что тема точной даты и обстоятельств собственной смерти не может не интересовать человека, даже такого мощного, как будущий адмирал Громов.

— Вторая — означает, что до этого была первая? Так вроде бы логично?

— Морозов, не беси меня. Твои шутки сейчас не к месту.

— А я и не шучу. Если пришлось воевать второй раз, то это значит, что первую войну мы… проиграли. Другого объяснения не нахожу.

— Гм. Советский Союз не имеет таких противников на юге, чтобы проиграть войну. Это абсурдно. Ни Турция, ни Иран нам не соперники. Даже без учета ядерного оружия. И дойти до Чечено-Ингушетии турки не могут даже теоретически. Это надо Кавказский хребет перейти. А снабжение, а коммуникации?

— Не берусь спорить. Вам виднее, вы военный профессионал. Но в нашей истории был пример, когда Россия больше ста лет воевала на Кавказе, и не против регулярной армии. Чего далеко ходить, последнюю банду, сотрудничающую еще с абвером уничтожили в Ингушетии только в 1970-году!

— Откуда знаешь? Это секретная информация!

— Сосед по общаге оттуда родом. Тоже мне секрет.

— Сейчас не девятнадцатый век. Против современной армии абреки долго не протянут.

— Пример Афганистана нам говорит несколько о другом.

Громов снова надолго задумался, после чего сменил тему.

— Возможно ты и прав. При западной помощи такое возможно.

— Не забываем, что Советский Союз к тому времени возможно распадется. И новая граница пройдет как раз по Кавказскому хребту. Ну как граница? Линия на карте.

— Все равно непонятно, почему штабом антидиверсионной операции должен руководить морской офицер? В этом нет абсолютно никакой логики.

— Вы же не просто моряк, вы — начальник особого отдела. Долго служите в Баку, знаете Кавказ, обычаи и особенности населения. Видимо не нашлось другой, более подходящей кандидатуры. К тому же на флоте есть морская пехота, которую могли привлечь к участию в операции.

— Морскую пехоты загнать в горы? Что за дикость! Это до какой степени надо быть некомпетентным военночальником?

Спорить я не стал, хотя в моем варианте истории именно так все и случилось. Имея на бумаге более трех тысяч воинских частей и формально одну из сильнейших армий мира, Россия в 1990-х вынуждена была отправить в Чечню воевать морпехов, причем их пришлось собирать буквально по роте с разных флотов, даже с Тихого океана. Оказалось, что сухопутных боеспособных частей в армии не оказалось. На тот период 95 % воинских частей представляли из себя «кадрированные» полки и дивизии, то есть склады с техникой и некомплектом личного состава на две трети от штата. В случае войны или в угрожаемый период их должны были заполнить мобилизованными запасниками. По документам — полноценный полк, а в реальности и роту собрать для отправки на фронт проблема.

— Если нужны подробности, то завтра расспрошу дедушку подробно.

— Стоп! Почему завтра?

— Дык, он встречу назначил. Надо съездить, узнать. Смысл откладывать?

— Как узнал? Ты же никуда не выходил, ни с кем…

Ага, так и знал, что меня теперь пасут и все мои передвижения по территории части теперь под контролем. Интересно, кто это мог быть? Надо проанализировать когда время будет. Впрочем, нечто подобное я предполагал сразу и поэтому подготовился заранее. Условные «сигналы» от старца Исмаила соорудил еще неделю назад, причем сразу про запас — несколько видов и вариаций в разных местах. Наверняка сразу возьмут под наблюдение, в надежде


Книга Страна на дембель: отзывы читателей