» » » Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Закладки

Клыки. Истории о вампирах (сборник) читать онлайн

а не пытались поднять боевой дух.

Но иногда Ретте хотелось чего-то большего, чем сидеть с Лотти и обсуждать непригодность учителей, да злиться на некоторых учеников, заботящихся только о выпускном – что если они пропустят его, то пожалеют. По крайней мере, так говорят родители, учителя и одноклассники, поздравительные открытки Холлмарк и некоторые телепередачи, основывающиеся на моральных тенденциях выпускников 1980–1990 годов. Иногда Ретте просто хотелось большего. Это то, чего она, вероятно, хотела, когда подошла к лидеру вампиров на парковке и сказала:

– Привет. Слышала твою речь. Весьма интересно.

– Интересно? – переспросил лидер вампиров. Покачал головой из стороны в сторону, поджав губы, размышляя над ее заявлением. – Наверное, да, – сказал он. – Интересно, если никогда до этого не видел вампира.

– Ты первый.

– О котором ты знаешь, – уточнил лидер вампиров.

Его глаза расширились после того, как он это сказал, и Ретта начала думать, что, возможно, сделала ошибку: после всего этого вампиры не заслуживают дружбы. Потом парень засмеялся и улыбнулся.

– Просто шутка, – произнес он. – Как тебя зовут?

– Лоретта, – ответила девушка.

У нее возникло ощущение, что она называет ненастоящее имя, будто он может быть маньяком, несмотря на то, что именно Ретта пересекла парковку под жарким солнцем.

– Лоретта? Немного старомодно, – сказал он, и Ретта ответила так, как будто сама раньше над этим думала.

– А почему мы разговариваем, Лоретта? – спросил вампир.

– Просто подумала о том, как представилась. Мне понравилось то, что ты хотел сказать.

– Ты вампир, Лоретта? – спросил он, прищурив глаза и раздув ноздри.

– Я? – ответила Лоретта. – Ха-ха. Я так не думаю.

– Иногда люди – вампиры, но не осознают это, – сказал он. – Вроде меня. Я долго не понимал.

– И как же ты мог этого не замечать?

– По той причине, – ответил он, – что я не пью кровь.

Ретта спросила, что он пьет вместо нее.

– Эмоции, – ответил парень. – Чувства.

При этих словах ее желудок затрепетал.

– Как тебя зовут? – спросила девушка.

– Тревор, – ответил лидер вампиров.

– Хорошо, Тревор, – сказала она. – Было приятно познакомиться. Удачи в вашей борьбе за равенство вампиров.

– Подожди секунду, – попросил он, когда Ретта развернулась, чтобы уйти. – Ты сейчас пойдешь домой?

– Зачем тебе это? – спросила она.

– Я мог бы тебя подвезти, – ответил он.

Ретта смотрела на веснушки на его щеках, которые выглядели как брызги корицы, и пыталась вычислить потенциальную опасность, принимая помощь от вампира. В конце концов, она начала кивать. И наконец, сказала:

– Окей.



Дом Ретты находился всего в двух милях. Она могла бы дойти пешком, как обычно и делала. Казалось, Тревор был разочарован, когда понял, что поездка заняла всего восемь минут, практически все из которых девушка на него не смотрела. Вместо этого она приоткрыла окно, опершись на него руками и положив сверху голову, и наблюдала за домами с клумбами ярких цветов, которые украшали дворы. И когда Тревор задавал вопросы, например, была ли она обеспокоена сценой, произошедшей в спортзале, или нет, она даже не утруждалась посмотреть на него во время ответов, просто говорила: «Даже не знаю», позволяя ветру взять ее слова и бросить их назад.

Жестяные банки гремели по асфальту. Когда машина свернули на улицу, где жила Ретта, она в первый раз прислонилась спиной к горячей коже сиденья.

– Думаешь, нас когда-нибудь примут? – спросил Тревор.

– Кого? Вампиров?

Он кивнул.

– Конечно, – ответила Ретта. – Есть множество подобных прецедентов. Люди с другим цветом кожи. Женщины. Геи. Ведьмы. Я имею в виду, что уже тебя приняла. Так что можешь идти.

– Могу идти? – спросил Тревор, заезжая на обочину и улыбаясь.

– Как ты узнал, что это мой дом? – поинтересовалась Ретта. – Как ты узнал, что я живу на этой улице?

Она не говорила ему, куда ехать.

– А вот как, – ответил Тревор, подняв палец к виску и постучав по нему. – Разве ты не заметила, как я искал информацию?

Ретта долго смотрела на него, прежде чем открыть дверь и выйти из машины.

– Эй, прости, – сказал Тревор. – Я не хотел тебя напугать.

Ретта закрыла дверь и наклонилась, чтобы посмотреть на него в окно машины. Сверху, благодаря ирокезу, он выглядел немного по-птичьи – как коричневый цыпленок, который умел водить машину.

– Ты меня не пугаешь, – ответила она и пошла к крыльцу.

– Эй, Лоретта, – позвал ее Тревор. – Эй, могу я войти?

– Нет, – ответила Лоретта, повернувшись, чтобы посмотреть на него. – Это не самая лучшая идея. Если ты пригласишь вампира в свой дом, то после этого он сможет приходить в любое время, когда только захочет.

– Я не такой вампир, – ухмыльнулся Тревор, потянувшись с водительского сиденья к открытому пассажирскому окну, чтобы удобнее было разговаривать.

– Верно, – ответила Ретта. – А я совсем не такая девушка.

Развернувшись, чтобы продолжить путь, она слегка улыбнулась.



Вампиры появлялись на всех новостных каналах и во всех газетах в течение нескольких месяцев. Обычно они были грустными или злыми, в основном потому, что жили в уединении, которого не понимали люди. Некоторые были взволнованы, потому что, наконец, имели возможность говорить о своей жизни публично, не боясь, что их будут преследовать, загонять осиновый кол в сердце или сжигать в пепел так, что они никогда не восстановятся.

– Ах, если бы, – сказала старая вампирша в гостиной во время интервью Си-Эн-Эн. – Если бы я только могла регенерировать! Я бы никогда не пересадила бедро!

Их было так много, и так много видов, – больше чем Ретта вообще могла себе когда-либо представить. Существовали вампиры, которые питались кровью, и вампиры, питавшиеся чувствами, как Тревор. Другие питались солнечным светом (в основном они жили во Флориде, Калифорнии и на Гавайях, а в определенное время года – на Аляске), а были те, кто питался темнотой с полуночи и до утра. Были вампиры, евшие кору деревьев, и вампиры, которые употребляли в пищу ракообразных, существовали вампиры, которые не питались ничем, кроме звука человеческих голосов. И были вампиры, которые питались любым вниманием, которое они могли получить (они часто ходили в караоке, делали видео на Ютьюбе или прослушивались для реалити-шоу). Они были повсюду, стоило только поискать, хотя до появления Тревора и его друзей Ретта не встречала ни одного из них. Она точно знала, что Тревор слегка подшучивает. Честно говоря, она ожидала чего-то другого. Старомодный вампир с длинными острыми клыками, или, по крайней мере, один из менее ожидаемых вампиров, за которым она могла наблюдать с очарованием, когда они питались во тьме, или хотя бы такой, кто выглядел бы, словно вырезанным из слоновой кости, или с ярко-зелеными глазами, ну или каким-то другим сексуальным и немного потусторонним физическим строением.

Однако, несмотря на то, что они казались безобидными, в минувшие выходные телефонные звонки раздавались из дома в дом, а к воскресенью родители либо ходили нахмуренными, либо с широко раскрытыми от ужаса глазами. Мать Ретты зашла в ее комнату после звонка от лучшей подруги, дочь которой была младше Ретты и также присутствовала на собрании:

– Почему ты не рассказала мне о вампирах, Ретта?

Она стояла в дверном проеме, упершись руками в бока.

– Ах, да, они. Я и забыла совсем.

– Как ты можешь забыть о вампирах, Ретта? Они поссорились с парнем, который сидел позади тебя. Серьезно, я в ярости. О чем мистер Мастерс думал, когда приглашал их на собрание?

– Помочь нам узнать о вампирах?

– Ретта, – сказала мама. – Ты ничего о них не знаешь. Послушай, юная леди, я не буду повторять: никаких вампиров. Ни в этом доме, ни за его пределами. Понятно?

– Я понятия не имею, о чем ты говоришь, – ответила Ретта, закрыв книгу и вздохнув.

– Я тебя знаю, Ретта. Ты из тех девушек, которых мы называем «впечатлительными».

Когда она ушла, Ретта сказала:

– Кто мы?

Но ее мать не ответила. Она была уже в собственной спальне и кричала на отца Ретты так, как будто существование вампиров его вина.

Ретта хотела бросить их. Она хотела бросить все: свою комнату, дом, улицу, город. Девушка даже хотела, несмотря на двенадцать лет дружбы, бросить Лотти, которая в понедельник во время обеда села напротив нее за столик и сказала без какого-либо приветствия:

– Ну, ты и дрянь.

Ретта отвлеклась от клубничного йогурта и подняла на нее глаза:

– О чем ты говоришь?

– Я видела тебя, – прошептала Лотти грубым голосом. Она наклонилась к столу и сказала: – Я видела, как ты ехала домой с тем вампиром в прошлую пятницу. Ты не вернулась в класс. Ты точно ушла с ним.

– Ты что, маньячка? – спросила Ретта. Размешивая в пластиковом стаканчике ложкой йогурт, она старалась не смотреть на Лотти.

– Маньячка? Серьезно? Вот, значит, как? Я маньячка, а не парень, который говорит, что он вампир. – Лотти заправила волосы за уши и покачала головой.

– Ты так драматизируешь, Лотти.

– Как его зовут?

– Тревор, – ответила Ретта, которая не смогла сдержать легкую улыбку, когда говорила это, как будто она рассказала только половину секрета, а остальное оставляла себе.

– Мерзость, – сказала Лотти. – У него даже имя как у неудачника. И что же ты собираешься делать? Выйти за него замуж и нарожать маленьких вампиров-неудачников?

– Повзрослей, Лотти, – ответила Ретта. – Ты ничего о нем не знаешь.

– Держу пари, ты тоже! – воскликнула Лотти. Она сложила руки на груди и откинулась назад, сидя прямо. – Бьюсь об заклад, ты даже не знаешь, где он живет.

– Да, – согласилась Ретта. – Ты права. Я не знаю.

– Но он знает, где ты живешь, – ухмыльнулась Лотти, наклонив голову в сторону, как будто она только что выиграла партию в шахматы.

– Все в порядке, – ответила Ретта и встала, чтобы выбросить стаканчик


Книга Клыки. Истории о вампирах (сборник): отзывы читателей