Закладки

За гранью. На службе республики читать онлайн

но стрелки они будут после этого неважные. А главное, скорострельность его пальбы была высокая. Гильзы одна за другой падали на палубу, раскатываясь в стороны.

Это довольно быстро поумерило пыл пиратов, стрельба с их стороны стала редкой, но всё же они успели поразить одного матроса, который упал на палубу с надсадным кашлем и плюясь кровью.

– Эврида, стереги марс, не отвлекайся! – Крикнул Саша. – Правый борт, огонь!

Хорошо пошла! Четыре книппеля метров с пятидесяти оборвали бизань, ванты, брасы, намотавшись на мачты, но не причинив этим массивным столбам видимого вреда. На шхуне оставались только верхние небольшие паруса. На фок-мачте марсель и брамсель, а на бизань-мачте трисель. Она стремительно теряла скорость, но благодаря своей инерции приближалась слишком быстро.

– Поставить паруса! – Надрывался Саша.

Матросы, уже сложившие вёсла, тянули фалы. Эврида с обычным ружьём караулила стрелка на марсе, а Саша, то и дело выглядывал из-за борта, стараясь не пропустить момент, когда пираты будут готовы к выстрелу из носовых орудий. Паруса поставили, люгер начал набирать ход, одновременно разворачиваясь кормой. В орудийных портах пиратской шхуны показались дула орудий. Ещё несколько секунд на наводку и может последовать выстрел. Скорее всего, картечью. Выждав немного, Саша засвистел в свою дудку. Выдрессированные матросы попадали на палубу, раздались выстрелы.

Следует отдать должное сообразительности вражеских канониров или капитана. Понимая, что добыча уходит, они не стали метить в палубу. Даже в случае успешного выстрела и высоких потерь среди экипажа, люгер всё равно бы быстро разорвал дистанцию. Поэтому пираты целились выше, по парусам. Картечь, конечно, не книппели, но шариков в заряде очень много, и распределялись они широко, прошивая насквозь паруса на всех трёх мачтах. А следом полетели абордажные кошки, и одна из них всё же смогла дотянуться до фальшборта, вцепившись в него своими острыми зубьями, и едва не задев прячущегося там рулевого. Один из стрелков тут же отложил ружьё, и поднявшись над бортом взмахнул тесаком. Грамотно, с оттягом и наискосок. Натянутая верёвка лопнула, но сам он тут же получил пулю в голову. Отвратительная красно-серая масса брызнула в стороны, тело с изуродованным лицом упало на палубу. Следом раздался выстрел Эвриды.

– Марсовый готов. – Отчиталась она, начиная чистить ствол ружья шомполом, потому что заряженных больше не осталось.

Матросы бегали по палубе, меняя положение парусов в соответствии со сменой курса, с пиратской шхуны раздавались выстрелы и ещё один моряк на люгере присел на палубу, держась за руку, а второй рухнул, не подавая признаков жизни. К раненому, пригибаясь, тут же бросился Сергей. Сейчас быстро осмотрит, и начнёт перевязывать. На шхуне по вантам уже карабкалась наверх очередная парочка, спеша занять марсовую площадку, чтобы вести оттуда обстрел. Но уцелевший абордажник именно в этот момент перезарядил своё ружьё, и смог подстрелить одного из них. Вторым занялся Саша. Прицелился, и нажал на спуск. Заряд дроби угодил в тело. Может, это было и не смертельно, но множественные ранения оказались очень болезненные. Пират задёргался, пытаясь удержаться на вантах, но вскоре полетел вниз, наверняка разбившись о палубу.

Присесть, переломить ружьё, гильза сама выпрыгивает из ствола, вставить патрон и подняться над бортом. Расстояние метров пятьдесят, на вражеском судне прекрасно видны злые лица преследователей, целящихся в тебя. Или не в тебя, но ощущение крайне неприятное. Любое промедление может закончиться попаданием тяжёлой и крупной пули в голову или грудь. Быстро прицелиться и выстрелить, снова прячась за борт. Со шхуны раздаются яростные вопли нескольких раненых. Что дальше? Первоначальный замысел был развернуться другим бортом, и ещё раз приласкать книппелями, снося остатки парусов. Мачты, судя по всему, его лёгкие снаряды сломать не смогут. Но люгер с пострадавшей оснасткой шёл слишком медленно, а шхуна наоборот слишком быстро. Подобный манёвр гарантированно приведёт к тому, что их на этом поймают, взяв на абордаж. Значит, надо продолжать увеличивать отрыв, и дождаться, когда перезарядятся кормовые пушки. А пока отстреливаться.

Очевидно, подобные мысли были в голове и у пиратского капитана. И выводы он сделал правильные, начав разворачивать шхуну правым бортом. Интересно, чем заряжены там пушки? В любом случае, паруса надо поберечь, и не пропустить момент, чтобы их убрать. Да, это остановит корабль, но позволит сохранить потенциальное преимущество в скорости. Шхуна разворачивалась медленно, уходя в сторону. Пора!

– Убрать паруса!

Матросы начали отвязывать фалы, быстро опуская реи на палубу, и подтягивая нижние края полотнищ, чтобы они не раздувались. Шхуна всё больше отклоняется от курса преследования, на борту шесть орудий. Всё убрать не успели, но дальше медлить нельзя – свисток! Матросы падают на палубу, пытаясь своими телами придавить не сложенные паруса. Канониры, не закончив перезарядку, тоже ложатся. Залп!

А это были книппели. Со звоном лопаются ванты на грот-мачте, рвёт фока-штаг и фор-стень-штаг, срывает свободно висящие фалы, унося концы далеко за борт. По большому счёту повезло. В момент выстрела расстояние было чуть больше ста метров, но не одна цепь не намоталась на мачту, которую могла и сломать. Разве что на грот-мачте теперь рискованно ставить все паруса – она может не выдержать нагрузки, а менять на ней ванты под огнём противника долго и опасно.

– Поставить паруса! – Закричал Саша. – Грот-марсель не ставить!

Шхуна начала разворачиваться, возобновив преследование, с неё снова раздалась ружейная стрельба. Эврида и абордажник разрядили свои ружья в ту сторону, к ним присоединился и Саша, выпуская очередной рой дроби. Сунув руку за очередным патроном в сумку, понял, что их осталось всего несколько штук. Пощупал – кажется, четыре. И ещё пять пулевых в отдельном кармане.

Ещё один его матрос упал на палубу – пуля ударила его в спину. Люгер прибавил хода, снова начав увеличивать расстояние, но очень уж медленно. Выглянув из-за борта, Саша как раз застал момент появления носовых орудий в портах шхуны. Сейчас быстро прицелятся, и ударят. Что делать? Убирать паруса? А если их капитан сообразит, и стрелять не будет, продолжая следовать прежним курсом? Хоть и медленно, но неизбежно догонят, а потом начнётся резня, в исходе которой Саша не испытывал не малейших сомнений. Он засвистел в дудку, матросы попадали.

Один книппель намотался на грот-марсель, снеся напрочь, а второй угодил в бизань-гафель, ломая его и обрывая парус. Плохо дело! Но парусов у него всё равно пока больше, хоть и рваных, поэтому люгер постепенно уходил.

Почему не стреляют кормовые пушки? Задавшись этим вопросом, Саша бросился к люку. А чтобы не маячить на палубе мишенью, упал на живот, свесив голову вниз.

– Почему не стреляете? – Крикнул он.

– Не достанем до парусов! – Ответила рыжая Кастианира, выглядывая из каюты. – Слишком близко, не хватает угла возвышения орудий!

Вот, блин! Далеко – мажут, близко – не достают. Логично, эти орудия находятся по сути в трюме, а мачты на шхуне высокие. Если основные паруса ещё удалось порвать, то с верхними сложнее. Ну, а мачты сломать своими пушечками они точно не смогут, поэтому даже не пытаются.

– Как только появится возможность, снесите им хоть-что-нибудь! – Крикнул Саша в трюм.

– Да, капитан!

Продолжалась ружейная перестрелка. Пули то и дело свистели над палубой, но потерь больше не было, матросы в основном прятались за бортом. На шхуне больше никто не пытался залезть на марсовую площадку, все стрелки сгрудились на носу. Саша ещё пару раз быстро высунулся, выпустив заряд дроби в скопище лиц. Всякий раз это сопровождалось воплями боли и ярости, в ответ летели тяжёлые пули, жужжа над самым ухом, и выбивая щепки из фальшборта. Рядом присели несколько канониров от не стрелявшего борта, помогая перезаряжать ружья. Дело пошло веселее.

Наконец бахнули кормовые орудия. Один книппель прошёл мимо, а вот второй достал-таки до фор-марселя, после чего тот затрепыхался на ветру малополезной тряпкой. Наверняка рыжая постаралась, она хорошо чувствует качку и обладает отменным глазомером. Расстояние увеличивалось всё больше, составляя теперь около ста двадцати метров. Из ружей теперь стреляли всё реже, поэтому Эврида взялась за перезарядку своего штуцера. А это занятие хлопотное и долгое – пулю надо было аккуратно забивать специальным молоточком с помощью шомпола.

Саша решился на манёвр, и начал разворот люгера бортом. Залп – и фор-брамсель на шхуне порван в клочья. Но тут же прозвучал ответ от носовых орудий шхуны. Результат более чем плачевный – тяжёлые цепи попросту снесли грот-мачту, и порвали фок. К счастью, упавшая мачта никого не придавила.

– Коис! – Позвал Саша боцмана. – Обстрел ослабел, меняем все паруса, какие можно.

Под замену попадали только что порванный фок и кливер с бом-кливером. С бизанью всё было сложнее, потому что предстояло починить гафель, на который она и крепилась, что непросто. Матросы кинулись в трюм, доставать материалы. Но и на шхуне народ забегал. Пираты полезли на мачты по вантам, чтобы снять прежде всего обрывки больших триселей. Спустя какое-то время снова бахнули кормовые пушки. Ничего серьёзного, но какие-то ванты на фок-мачте шхуны оборвало, и два матроса полетело вниз.

Оба корабля медленно ползли на север, всё больше удаляясь от острова. Люгер шёл чуть быстрее, постепенно увеличивая отрыв. Взаимный обмен выстрелами больше не привёл к попаданиям книппелями, и вскоре перешли на ядра. Одно из них вскоре попало на палубу люгера, очень точно перелетев через борт и разворотив грудь одному из матросов. Остальные, придя в себя, вытерли лица от разлетевшейся крови, и отнесли его на нос, где складывали мёртвые тела. Уже пятый.

Замену парусов закончили практически одновременно. Только с гафелем на бизани ещё возились. Корабли прибавили хода, но шхуна теперь была быстрее. Вскоре снова начали стрелять книппелями. Большие паруса на шхуне представляли собой хорошую и удобную мишень. Ситуация примерно повторялась. Их быстро оборвали, только теперь люгер лишился ещё и бизань-мачты, что делало бесполезной возню с ремонтом гафеля. Упавшая мачта сломала плечо одному из помощников канонира на палубе. Бедолагой занялся Сергей, осматривая рану.

Снова началась стрельба из ружей.


Книга За гранью. На службе республики: отзывы читателей