Закладки

Пламя мести читать онлайн

суда – где это? Про мужчину, что бросился с моста, не знаю. А вот про то, что пьяных подростков, упавших в ущелье, было девять человек. Из них спасли восьмерых – это даже мне известно. Почему такой странный подход к подаче информации? И каким образом он относится к правде, за которую вы все так ратуете?!

– И как быть? – спросил другой журналист, помоложе.

– Переписывайте, – голосом строгой учительницы, дающей двоечникам последний шанс, сказала мама. – И на будущее: если хотите работать в газете миледи Вероники, дважды проверяйте предоставляемую вами информацию!

– Но половина материала – это тексты внештатников!

– Кто у нас с ними работает? – рыкнула мама на незнакомого мне пожилого дядечку.

– Понимаете, новости про разбой, грабеж и убийства продаются лучше.

– Конечно, – не стала спорить с очевидным мама. – А еще новости про покушения и заговоры. Но если силовые ведомства справляются с ситуацией, почему мы должны делать вид, что они не работают? Такого не будет.

Повисло молчание.

– У кого-нибудь ко мне есть вопросы? – поинтересовалась маменька.

– Миледи Журавлева, – спросил у нее журналист постарше. – Вы говорили, что возможно будет взять интервью у высокопоставленных вельмож.

– Будет возможно, – кивнула величественно мама. – Миледи Вероника этим вопросом как раз занимается.

– За пирожки, господа, – сказала я многозначительно, – в империи Тигвердов возможно все.

На этом мужчины вышли из матушкиного кабинета.

– А я взяла Вилли работать в редакцию посыльным, – похвасталась мама уже своим, не учительским голосом.

– Спасибо, – искренне поблагодарила я. Мне стало немного стыдно. Как же за всеми этими событиями я не подумала о работе для своего маленького друга. – Надо только, чтобы он учебу не забросил. Джон пристроил его в ту же школу, где у его друзей сыновья учатся.

– Как-нибудь выкрутимся, – улыбнулась мама. – А мальчишка хороший.

Я кивнула.

– Слушай, дочь! – взглянула на меня строго-строго главный редактор. – А где кроссворд для последней страницы?

– Ой! Забыла! – ахнула я.

– Ты народ подсадила – ты и разбирайся! А то что ж получается – какая хозяйка, такие и работники? Неорганизованные! Все! Только Джулиана и Луиза умнички. И я молодец! А вот остальные!

Мы расхохотались, и я понеслась трудиться.

Отловила Вилли, сунула ему деньги и велела бежать в книжный магазин за энциклопедиями. Затем принялась расчерчивать квадратики на листе бумаги. Это мне развлечение на полдня точно. С другой стороны, сама виновата, не надо было тянуть.

К вечеру меня из-за стола вытянул Ричард.

– Пойдем домой, неугомонная ты моя! – распорядился он.

– Сейчас, – кивнула я. – Еще два слова – на «Т» и «С».

– «Тигверды» и «солдаты».

– Очень смешно.

– А тебе из какой области надо?

– Из мирной.

– Цветочки-бантики?

– Драгоценные камни, книги, города…

И тут я кое-что вспомнила:

– Ричард, кто такие тикуны?

– Что?! Где ты этого набралась? Ты где была? С кем?! – началось…

Допрос с пристрастием, рычанием и огненными искорками в черных очах! Красота!!! Пришлось рассказывать все как есть. И про разноцветных пушистых даггов, и про синюю маргаритку, и про ребристые обожженные деревья. Отчитываться, оправдываться, успокаивать, прикрываться наследником, обещать блины и… много чего обещать…

Как я и предполагала, тикуны – это клопы. Живут в коре не особо ценных древесных пород, из которых и строят свои жилища бедняки. Сам по себе тикун не опасен, и даже деревья он не ест – просто там селится. Но людей кусает – от страха, впрыскивая под кожу мизерную дозу яда. Яд для жизни не опасен, но зуд и покраснения вызывает.

Ричард пытался меня отговорить, намекая на то, что упоминание об этом насекомом не совсем принято в светском обществе, но я решительно отвергла подобный снобизм. Представила, как Вилли радостно вписывает в колонку знакомое слово, и решила, что все делаю правильно.

– А на «с»? – Я подняла глаза на Ричарда. Ох… Как же хитро он улыбается…

– Сойки – подойдут? Добьем местную аристократию сельской экзотикой! – Принц хохотал.

– Сойка – это птичка? – Я обрадовалась, услышав знакомое слово.

– Сойки – это цветы, Ника! И я думал, они твои любимые, раз тебе так понравилась та картина. Я даже букет приготовил, но потом пришлось искать подснежники.

Я вспомнила любимую картину, что написала Джулиана, и ярко-синие маленькие цветочки на ней.

Годится!

– Все! – захлопала я в ладоши. – Ричард, а где ты нашел подснежники, ведь не сезон был?

– Для влюбленного мужчины нет ничего невозможного, – очень серьезно ответили мне.

– Пойдем, – попросила я.

Мы вместе отнесли кроссворд маме. Она кивнула, улыбнувшись, поглядела на Ричарда. И отпустила меня домой.

– А вы? – удивленно посмотрел на нее ненаследный принц Тигверд.

– Ну нет! Пока все сделано не будет как надо – я отсюда ни ногой!

Я хотела сказать, что тоже не пойду. В конце концов, кто всех взгоношил! Но споткнулась о матушкин взгляд и удалилась.

– У тебя удивительная мама, – тихо проговорил Ричард. – Чем-то похожа на мою. С ней рядом тоже тепло.

– Расскажи о своей маме, – попросила я. А сама вспомнила наброски, что видела в альбоме у Джулианы. Надо попросить, чтобы она и для нас портрет Милены Рэ написала. Интересно, я бы понравилась маме Ричарда?

– Ты бы ей понравилась, – эхом отозвался на мои мысли Ричард. – Она ценила искренность. Мама и сама была такой – прямолинейной, честной. Говорила всегда только то, что думала. Все как есть. Вот только говорила редко и мало. Она была тихая, молчаливая. Часто – грустная.

Он потер лоб и вдруг неожиданно светло улыбнулся:

– Мама учила меня… без слов. Либо показывала что-то, либо просто клала ладонь на лоб – и я знал, что она хочет сказать. Или видел сон, в котором чему-то учился…

Мне вдруг стало очень грустно. Что-то заныло в груди, больно сжало в висках и очень-очень сильно обожгло палец с перстнем. Буквально секунда – и все прошло. Так же внезапно, как и началось.

Мы шли пешком по вечернему Роттервику. Людей было мало, в воздухе сладко пахло цветущими деревьями. Запах был свежий, весенний. Так пахнет, когда цветут те самые деревья, в парке у дворца.

Под этим деревом мы встретились когда-то. Осенью. Интересно, как они называются, эти деревья? Надо все-таки добраться до атласа в библиотеке.

– Пойдем поужинаем? – прервал мои мысли Ричард. Я и не заметила, что мы подошли к ресторану «Зеленая Цапля».

– Может, дома? – Я поежилась, вспоминая помпезность этого роскошного места. – Дома как-то… уютнее.

– Ника, – меня нежно, но крепко обняли за плечи, развернули к себе, – ну неужели ты думаешь, что я за это время тебя не выучил?! Мы не пойдем в этот ресторан. То есть пойдем, но не совсем туда, куда ты ожидаешь. Во-первых – это сюрприз, который, я надеюсь, тебе понравится.

– А во-вторых? – Я совсем напряглась.

– А во-вторых – дома нет ни еды, ни слуг… никого.

– Даже Флоризеля?

– Он в поместье с Джоном – с ним все будет в порядке, не волнуйся. Просто я хочу, чтобы мы были только вдвоем.

– Я тоже…

После долгого поцелуя я мало что соображала – просто семенила за Ричардом, который, крепко сжимая мою ладонь, тащил меня за собой. День был тяжелый, вечер поздний. Я украдкой зевала и, честно говоря, предстоящим романтическим ужином интересовалась мало. Тем более что есть не хотелось. Совсем. А хотелось… Домой хотелось.

Мы прошли огромную залу того самого ресторана, где уже были когда-то. Ричард о чем-то пошептался с метродотелем, и мы стали спускаться вниз по винтовой лестнице. Лестница была очень красивая – ажурные воздушные перила с изображениями цветов и птиц, белоснежный мрамор с розоватыми прожилками. Спускались довольно долго. Наконец мы вошли в маленькое полуподвальное помещение. Там были изящные кованые столики, выкрашенные мятным цветом стены и огромное количество птичьих клеток! Клетки были разных форм и размеров – от совсем маленьких, плетеных до больших и очень красивых. Клетки были и золотые, и серебряные, кованые, плетеные, но в каждой из них сидели маленькие ярко-зеленые птички. Их было так много, что, если бы они разом стали петь или чирикать, услышать друг друга было бы невозможно. Но, к счастью, птички молчали. Больше всего они были похожи на ярко-зеленых воробьев. Ну или на растолстевших канареек. И тут я догадалась, кто это:

– Ричард! Это… Зеленые цапли?

– Да, любимая. – Ричард смотрел на меня очень вдохновенно и романтично, а я… Я хохотала до слез, настолько зеленый воробей был не похож на цаплю. Наверное, я сильно испортила красоту и торжественность момента, но ничего не могла с собой поделать. Ричард терпеливо ждал… Я успокоилась, но дала себе слово как-нибудь показать Ричарду, как выглядит в моем мире цапля, – тогда он меня поймет.

И простит. Я хихикнула последний раз, когда к нам подошел сам хозяин.

– На сегодня вы закрыты – я хочу, чтобы мы с миледи остались вдвоем. Бутылку «Зеленой цапли», любику для птиц, какой-нибудь легкий десерт для нас.

– Открыть клетки? – Мужчина улыбнулся. На мгновение показалось, что он мне подмигнул. Хотя, наверное, это от того, что я смеялась до слез – вот и показалось.

– Да. И оставьте нас вдвоем.

– Конечно, милорд.

– Ричард… А почему они не поют? И зачем ты приказал открыть клетки? Мы их будем кормить? А они не улетят? Это что, какой-то имперский обычай, да?

Ричард смотрел на меня и улыбался. И от этого взгляда стало так тепло, так радостно. Перстень снова обжег палец – но совсем не больно, чуть-чуть.

– Интересно, сколько вопросов подряд ты способна задать? Надо будет как-нибудь посчитать…

– Интересно еще и то, что ты так и не ответил ни на один! – Я требовательно уставилась в черные глаза.

Тем временем нам принесли маленький пузатый пузырек с чем-то густым и ядовито-зеленым, две вазочки с нежно-розовым

Книга Пламя мести: отзывы читателей