Закладки

Балтийская регата читать онлайн

этом зондерконвое. Пригласив дедка присесть, Пироговский отдал
приказ срочно привести к нему в кабинет переводчика. Он успокоил волновавшегося
моремана и предложил ему чаю.
Пока готовили чай и ждали переводчика повисла вынужденная тишина. Ведь невозможно
же вести предметный разговор слепого с глухонемым. Минуты через три появился чай, а
ещё через пять и переводчик.
Услышав слово, «переводчик» можно было представить себе какого-то тощего
женоподобного юношу, всенепременно очкарика, но в комнату вошёл детинушка
двухметрового роста вполне себе зверского вида со свернутым совсем чуть, чуть на право
носом - следы былого увлечения боксом. При виде старшины, этакого свирепого вида,
дедок переменился в лице и у него отвисла челюсть. Явно он уже стал мысленно примерять
на себя деревянный бушлат. Такая реакция на вид переводчика возникала моментально у
всех, кто встречался с ним по работе с «противной стороны». Их всегда приходилось
успокаивать. Все и всегда, разговаривая с ним, проявляли удивительную лояльность и
прекрасную словоoхотливость, за что переводчика берегли и лелеяли в штабе. На самом
деле, как и все люди высокого роста и не дюжей силы, старшина был на редкость
добродушным и приветливым человеком, душой компаний и застолий, а девушки теряли
дар речи только раз посмотрев в его сторону. Голубоглазый русый гигант с развитой
мускулатурой производил на них такое-же впечатление, какое производит питон в дебрях
Амазонки на робкого суслика или кролика, я не совсем представляю себе суслика или
кролика в дебрях этой самой Амазонки, но впечатление было именно такое, готов
настаивать. Как такое могло вырасти в военные года совершенного голода оставляю на
совести матушки природы.

Звали дедка Уве Фишер и был он капитаном буксира «Тор». Буксир был прописан в
Штральзунде, но на сегодня находился в Ростоке так как последние два года он с тремя
небольшими баржами работал на перевозках грузов от Ростока до Киля.
Грузы предназначались для зондерконвоя фюрера. Сам он жил в маленьком собственном
домике на окраине Штральзунда со своей женой. Два его сына ещё в сорок втором и сорок
третьем годах пропали на восточном фронте. Oн надеялся, что они ещё живы.
Бомбардировки Штральзунда союзниками не задели его домишко, но это к делу не
относится, и он очень раскаивается, что его сыновья пошли за фюрером в Россию, о да,
конечно, не Россию, а СССР. В общем он тут ни при делах, война есть война, господин
офицер сам это хорошо знает. А он очень послушный и лояльный к любой власти, а
политика его не интересует. Но к делу, так к делу. В начале апреля баржи встали под
погрузку в Ростоке вместе с буксиром. Груз грузили очень медленно из-за постоянных
налетов союзников и по мере его поступления на причал. Груз предназначался на
подводные лодки "U530" и "U977", стоящие в Киле. Груз состоял из нестандартных ящиков
разного размера грубо сколоченных из досок. Откуда груз и что в ящиках он не знает, так
как ему было запрещено даже приближаться к баржам в период погрузки, но охрана его не
гнала в связи с преклонными годами, и он безвылазно сидел на своем буксире. Да, господин
офицер, даже в налеты. Ближе к концу погрузки он получил письменный приказ из гестапо,
следовать в Шральзунд и сидеть в своем доме до тех пор, пока к нему не придет офицер СС
не скажет пароль и, затем, он будет действовать по приказам этого офицера. Даже вернется
ли он на свой буксир он не знал. Он поехал домой, что было не так просто сделать, господин
офицер, но он послушный человек и выполнил приказ. В самом конце апреля офицер СС
появился в его доме с двумя железными ящиками, похожими на мины. Каждый ящик весил
как минимум 20 килограмм. Не успел Уве покормить эсэсовца и дать ему отдохнуть, как за
окном загрохотало и в предместья города вкатились русские танки. Офицер выскочил за
ворота оценить обстановку и был застрелен из танкового пулемета. Вот его документы.
Никакого приказа Уве он отдать не успел, а вот ящики остались в его доме и Уве очень
боится, что ящики могут взорваться и взорвать весь его дом на мелкие кусочки, как дом
фрау Эльзы. Что стало с буксиром и баржами он не знает. Вот в общем-то и всё. Как
выглядят ящики? Ну, знаете такие железные, покрашены черной краской, на одном надпись
жёлтой краской "Анэнербе" и "U530", а на другом просто "U530". На этом полезная
информация оборвалась и пошли лишь бессмысленные причитания, охи и ахи. Уве Фишер
пошел на время в камеру, где его покормили. А майору пришлось поработать. Он написал
письменное донесение и отправил его служебной почтой. Затем он не поленился сделать
звонок по инстанции и обрисовать вкратце дело. Удивительно, но он получил ответ уже
через каких-то шесть часов, а может и больше, я не следил за временем и за ним.
Ответ был лаконичным и исчерпывающим в виде приказа, телефонированного с грифом
секретно. Проверить всё сказанное и, если всё подтвердится, отправить груз, в скобках
буксир, тайно в Ленинград, где его будут ждать и встретят в Кронштадте. Что делать с
железными ящиками в доме Уве и с ним самим ничего сказано не было. Значит ли это, что
старику повезло? Наверное, так как судьба бабка совершенно не предсказуемая и очень
своенравная. По себе знаю.

После этого судьба немного подумала и указала перстом на Банщика. И вот тут она решила
взять полный реванш за слишком вольное поведение с Уве.

Рыцарь печального серого моря.

На самом деле Банщик был вовсе не банщиком, а лейтенантом Волочковым. У лейтенанта
когда-то было имя и даже отчество, но в свои преклонные двадцать четыре года до отчества
он так и не дорос, а имя его затерялось на дорогах войны безвозвратно и как-то само собой
заменилось прозвищем Банщик. Я, конечно, не спорю, есть люди, которых и в десять лет
иногда зовут по имени и отчеству, что правда, то правда, но только не таких, каким был
Банщик.
Он родился в Питере, который к совершеннолетию Банщика, все гордо именовали городом
Ленина, не вдаваясь в подробности, что Ленин родился на реке Волге. Отец работал на
заводе то ли лекальщиком, а то ли формовщиком, короче делал что-то из металла путем его
нехитрой обработки голыми руками, от чего руки папы были грубыми и очень сильными.
Пятая точка Банщика запомнила их на всю оставшуюся жизнь. Мама его была
домохозяйкой и растила, кроме Банщика, ещё двух сыновей, которые были немного старше
Банщика.
Ещё в пору пионерского детства он стал мечтать о море. Все мечтали о самoлетах, танках
и карьере пожарных милиционеров, а он мечтал о море. Он мечтал найти новые острова,
откопать клад пиратов или, на худой конец, если очень не повезёт, отзимовать на
дрейфующей льдине посреди Северного Ледовитого Океана. К окончанию школы мечта его
превратилась в страсть и зудела в нём постоянно.
Конечно, он сразу попытался поступить в военно-морское училище, но тут его ждал
первый облом, даже не так, а Облом, так будет вернее.
Всех соискателей на честь участников раскопок кладов пиратов собрали в одной казарме
и заставили маршировать, чистить картошку на камбузе, а в перерывах, обсаживать этот
самый плац весёленькими, но хилыми деревцами. Времени на подготовку к экзаменам
предоставить отцы-командиры забыли, максимально выжимая всё полезное из
абитуриентов, пока те не разъехались, оставив некоторых, будущих адмиралов, в рабстве у
отцов-военачальников на долгие годы. Уж и не знаю так оно было или не так, но со мной,
в своё время, так оно и вышло.
Долго ли коротко ли шла обкатка молодого бойца шагистикой, о том история умалчивает,
а только оказался парень как витязь на перепутье перед выбором идти в армию или во флот
и честно отдать Родине лучшие годы своей жизни, или идти на ускоренные курсы
штурманов вспомогательного флота в Ломоносове. Он согласился на второе. Ускоренные
курсы, конечно, не полновесное училище, но и не армия в сапогах или обмотках. Опять
шагистика, наряды на кухню, но тут уж малец был к этому готов и морально, а более того,

физически. Как-никак он на предыдущем месте скинул пятнадцать килограмм живого веса
за две-три недели, а значит научился ценить время быстротекущей жизни.
Через два года он был выплюнут в море жизни младшим лейтенантом и стал в нем
барахтаться, один на один, как может. Никаких лайнеров, бороздящих просторы океанов
между тропическими морями, пальмами и полуголыми туземками, никаких кладов пиратов
и даже подходящей льдины ему не подвернулось, а был небольшой буксирчик с двумя
краснофлотцами и одним мотористом. Бороздил буксир акваторию крепости Кронштадт и
не более, толкая или буксируя туда-сюда корпуса больших линкоров и маленьких
торпедных катеров. Концы тягали матросы, моторист возился с ворчливым слабосильным
движком, а Банщик стоял у штурвала и управлял своим корветом, мечтая о жарких странах
и полуголых красавицах между делом и только на непродолжительных стоянках у стенки.
К концу первого месяца службы вся его романтика и непреодолимый зуд приключений
нашли выход... в обычной бане.
Вы все, конечно, помните Кронштадтскую баню восьмидесятых годов прошлого века.
Этот четырехэтажный дворец помывки и бассейнов, кладезь парилок и саун. Так вот этого
великолепия в начале сороковых ещё и в помине не было. Была банька в старом равелине,
название которого стёрлось из моей памяти как сон, как утренний туман, как пар в
очередной парилке. Вот туда он и стал постоянно наведываться в любую свободную
минутку, беря с собой одного краснофлотца или моториста.
Но тут грянула война. Подлая, нежданная и совершенно непредсказуемая. Где-то лилась
потоками кровь, оставались в окружении миллионы солдат, вплоть до генералов, а на
буксире № ... все шло своим чередом. Никакого вооружения буксир не имел и в проекте
оное для него не предусматривалось вовсе. Поэтому Банщику выдали пистолет ТТ, а
матросам и мотористу по трехлинейке. Матросам оное оружие ещё было куда разместить,
а вот мотористу пришлось подвесить его на подволок и то с риском в дальнейшем выколоть
себе глаз, либо напороться на штык своей, так скажем, попой, не побоимся этого слова. Он,
этот самый моторист, и так чуть ли не ползал в своем кромешном машинном отделении.
Правда спохватилось командованье быстро и уже на десятый день Великой войны
сварщики наварили трубу позади брашпиля, что слабосильно тягает туда-сюда якорь, и
впереди рубки, обозвав это произведение пышным словом турель. На борт прислали ещё
одного краснофлотца-пулемётчика с какой-то хреновиной, сверху на которой был
нахлобучен диск с патронами. Хреновину спрятали, с риском для жизни, в рубке, куда

Книга Балтийская регата: отзывы читателей