Закладки

За гранью. На службе республики читать онлайн

и она попросту сбежала из дома.

Блин, ну, на фига ему такое довесок? Что делать-то?

– Как ты сюда попала? – Спросил Саша уставшим голосом.

– Ночью по канату забралась. – Шмыгнув носом, ответила девчонка. – Сняла ботинки. А когда матрос отвернулся, спряталась в лодке.

Ниндзя хренова! Да, матросики тоже хороши. Прошляпили зайца. А если бы это был серьёзный человек с недобрыми намерениями? Да, ещё и не один? Ладно, с этими ротозеями потом разберёмся. С девчонкой-то что делать? Разворачиваться назад и высадить её в порту? Одну, в чужом портовом городе… Нет, в целом здесь нравы не такие уж и жестокие. Мало кто её обидит, но и помогать бескорыстно тоже не станут. Хотя, уродов везде хватает. Но как-то же она добралась сюда? С кем? Одна или попутчиков нашла? А может сойти на берег, и за руку отвести её к Коле на склад? Написать письмо в деревню. Тут почта есть, хоть и медленная. Но сколько же это всё времени займёт? Считай, день будет потерян!

– Плавать умеешь? – Мрачно спросил Саша.

– Конечно! – Обрадовалась девчонка.

– Тогда плыви обратно! – Рявкнул Саша, сам удивляясь своей злости.

На девчонку было жалко смотреть. Она была и растеряна и потрясена одновременно. Сама она не торопилась за борт в холодную воду, и, естественно, никто из матросов не собирался её туда выкидывать. Во всяком случае, без прямого приказания.

– Поворачиваем обратно. – Устало сказал Саша. – Надо высадить этого зайца.

Матросы только сдвинулись с места, чтобы начать работать с парусами, а девчонка с громким воплем бросилась на колени, и, размазывая по грязному лицу слёзы, запричитала:

– Не отправляйте меня домой, капитан Ассар! Я всё равно оттуда сбегу. Наймусь на другой корабль, пойду в армию, отправлюсь к пиратам. Всё что угодно, только не эта тоскливая жизнь в деревне! Я быстрая и выносливая, я буду делать самую грязную работу, и платить мне ничего не надо, только кормите. Но не отправляйте меня назад!

Все, кто был на палубе, замерли на месте, поражённые этим криком души. Возможно, кто-то вспомнил себя в юном возрасте, а может кто-то точно так же пробирался на корабль. Возникла неловкая пауза. Все взгляды устремились на капитана.

Ну, за что ему это ходячее наказание!

Простояв несколько секунд в растерянности, Саша махнул рукой, и буркнул:

– Хрен с тобой. Пошли в трюм, поешь там хоть. Заодно и расскажешь, как добиралась сюда.

– Да, капитан. – Продолжая шмыгать носом, ответила девчонка. – А можно в туалет сначала? Всё утро терпела…

Последние слова потонули в дружном хохоте команды.

История Амафеи не содержала на первый взгляд ничего особого. Поняв, что официально на корабль не попадёт, она решилась на побег из родительского дома. Сложность заключалась лишь в том, что Саша уезжал на лошадях, и угнаться за ним пешком она никак не могла. К чести девушки следует заметить, что вариант с кражей лошади из родительской конюшни даже не рассматривался. Поэтому спешила, как могла, на своих двоих. Взяла немного продуктов в дорогу, собрала все свои скромные сбережения, где самую видную роль играли две серебряные монеты, выданных Сашей же за мелкую услугу. Складной нож, опять же его подарок, и припустила скорым шагом следом, иногда переходя на бег. В пути докупала самые дешёвые продукты, пила воду из реки, а ночевала в придорожных кустах на нарезанных ветках, не разводя огня. Учитывая, что весенние ночи были весьма прохладны, то ещё удовольствие.

В Бригес она успела в последний день к вечеру, жутко вымотанная шестидневной гонкой, и настолько грязная, что больше походила на нищенку. Сходу начала спрашивать всех встречных матросов, где стоит люгер «Арабелла». Когда обнаружила его, то напролом лезть не стала, собираясь сначала понаблюдать за порядком на нём, и подождать удобного случая. Какого, сама ещё не знала. Вскоре заметила четырёх подозрительных людей, постоянно косившихся в сторону нужного и ей корабля. Рефлекторно решила держаться поближе к ним. А ночью, когда они направились в сторону причала, шла рядом, не попадаясь на глаза. Когда же услышала роковые слова про то, что с рассветом корабль уйдёт, решилась проникнуть на него тайно, справедливо полагая, что матросы её на борт не пустят. Остальное было делом техники и везения.

Разомлев от сытной и горячей пищи, девушка начала клевать носом под конец своего рассказа. Саша уложил её на свою кровать, и вышел из каюты. Серёга тоже не остался внутри, в полголоса высказавшись:

– Сань, а чего это к тебе все девки липнуть начали? Раньше ты, вроде, не был их любимчиком.

– Потому что я выучил одно хитрое заклинание, от последствий которого теперь не знаю, как избавиться. – Буркнул он в ответ.

Найдя Коиса, дал ему указание соорудить над койкой Игоря вторую полку, где и должна будет спать потом Амафея. Ну, и о дальнейшей её судьбе поговорили.

– Как проснётся, сразу бери её в оборот. Пусть помоется первым делом и одежду постирает. Причём сама.

– Где мыть будем? – Уточнил боцман.

– На палубе, где же ещё. – Отмахнулся Саша. И добавил. – Но ведро морской воды ей всё же подогрейте. Подберите что-нибудь из старой одежды. И начинай гонять её в хвост и гриву. Нечего ей праздной гостьей сидеть. Да так, чтобы небо с овчинку показалось. Глядишь, когда вернёмся в Бригес, она сама будет домой проситься.

– Она вас знает, капитан? – Сдержанно поинтересовался Коис.

– Да. И её родители тоже. Я вообще им многим обязан. Если с ней что-то случится, мне будет очень… – Саша замялся, подбирая слова. – В общем, я не хочу, чтобы с ней что-то случилось. Но времени у нас немного. Если мы повернём назад, то пассажиры будут сильно недовольны. А это плавание, в некотором роде, наш экзамен на пригодность для более серьёзных, и соответственно высокооплачиваемых дел.

На этом значимые события закончились. Корабль уверенно шёл на юго-запад, сначала вдоль берегов Кинурии, а потом вдоль Кандийских (Курильских) островов, не заходя ни в какие порты. Ветер не менялся, дуя с разной силой. В галфвинде (ветер сбоку) корабль продвигался довольно быстро. С первого дня Саша возобновил свои тренировки в фехтовании с Эвридой, которая была настоящим виртуозом, привлекая к этому так же и Сергея с Игорем. Наставница как-то отметила, что у Саши настоящий талант к владению шпагой, и это в сочетании с отменной реакцией уже сделало из него очень серьёзного противника. Оставался только один неустранимый недостаток – отсутствие практического опыта.

Подтверждалась дурацкая шутка Сергея на счёт привлекательности Саши для женщин в этом мире. Находясь на палубе, он начал замечать внимательные и заинтересованные взгляды со стороны женской части экипажа. Разумеется, не всех, но минимум двое явно выделялись своим поведением. Старались оказаться рядом, с каким-то особым рвением выполняли работы по смене положения парусов при корректировке курса. И, конечно, использовали чисто женские ухищрения, придавая своим причёскам и внешности что-то особенное.

Одна рыжая, крепкого телосложения. Не в том плане, что с лишним весом, а реально крепкая. Звали её Кастианира, и она была канониром. Тем самым, что в бою с пиратами особо метко стрелял из кормового орудия. Она расплела свою матросскую косичку, и ходила теперь с хвостом, перехваченным какой-то хитрой завязкой, с нанизанными на неё шлифованными камушками из нефрита.

Вторую звали Тимандра. Высокая и светловолосая, как большинство элоев, вроде, раньше была наёмницей, сменив опасное занятие на жизнь палубного матроса, занимавшегося парусами. Хотя, и здесь опасностей было не мало. Она и вовсе сделала себе что-то вроде чёлки, вплетя в неё с левой стороны коралловые нити.

Ситуация начинала напрягать, поскольку Саша прекрасно понимал, что любые романы начальника (шефа, босса и прочее) с рядовыми сотрудницами очень плохо скажутся на моральном климате в коллективе. Есть вообще мнение, что делать это на работе, а у него корабль – это работа, категорически нельзя. Ну, за редким исключением. Обычно, этими исключениями являлись секретарши или высокопоставленные сотрудницы женского пола. То есть те, кто в силу своего положения был отгорожен от основной массы коллектива и имел возможность частого и тесного общения с шефом без дополнительных манёвров. Всё равно, конечно, нехорошо, но это хотя бы в глаза не так бросалось, и не раздражало остальных. Это в общих чертах.

А тут? О мотивах такого поведения своих подчинённых можно только догадываться. Пока на корабле была Гликея, она одним фактом своего присутствия рядом отметала все попытки остальных приблизиться к нему. Это как пытаться пролезть в кабинет шефа, когда в приёмной сидит симпатичная секретарша, с которой он постоянно что-то обсуждает и решает внутри. Кто-то скажет, что понятно, чем они там занимаются, кто-то плечами пожмёт. Но наверняка-то никто не знает, если оба не дураки. А вот когда бедненький, да, ещё и явно убитый горем шеф сидит один в кабинете, может возникнуть соблазн. В любом случае, что бы не двигало этими по своему симпатичными девушками, поводов для сближения Саша им давать не собирался. Ну, чисто сердцеед какой-то! Девки вдруг начали сохнуть по нему, а он корчит из себя высокоморального недотрогу.

Но устраивать из капитанской каюты гарем он не собирался. У него были примеры для подражания уже из этого мира. Тот же Кордил на своём фрегате ни с кем не имел тесных связей, хотя женщин и там хватало. Офицер храмовой стражи, который его и подобрал давно в деревне, так же избегал близкого общения со своими подчинёнными женского пола. И это явно неспроста. Есть в этом какой-то глубинный и вполне практический смысл. Хотя слышал он историю про одного оригинального купца, набравшего на своё корыто экипаж исключительно из женщин. Разумеется, платил им поменьше, объясняя это тем, что они слабее мужчин, а значит, работу делают хуже. Ну, а дальше шли разнообразные домыслы про порядки на его судне, которые сводились, как правило, к тому, что на каждую ночь у

Книга За гранью. На службе республики: отзывы читателей