Закладки

Преломление читать онлайн

кусочки разноцветных листьев.

– Шивон Эмили Ричмонд, – сказал он. – Родилась двадцать девятого декабря, окончила школу в две тысячи одиннадцатом году. Училась у меня в две тысячи девятом – две тысячи десятом учебном году, итоговая оценка – четыре с плюсом, потому что напутала в тесте о писателях начала двадцатого века. Совсем не любила «Над пропастью во ржи». В старших классах у нее было три бойфренда, в выпускном классе она вернулась к первому из них. Полтора года провела в университете, но ей пришлось бросить учебу, когда ее отец Джеймс погиб в автокатастрофе. Любит Кэти Перри и зеленый цвет, фанатеет по сериалу «Сверхъестественное», водит «Хонду Цивик» две тысячи седьмого года – тоже зеленую, – которую купила у какой-то женщины в Киттери[8]. Ее младшая сестра Сирша будет в моем классе через два года. Хватит тебе?

– От кого-то другого получить столько информации было бы вроде как жутковато.

– У нас маленький городок.

Реджи дважды стукнул по столу.

– Вот почему ты мне там нужен.

– Потому что я живу в маленьком городке?

– Потому что ты такие штуки проделываешь так же легко, как другие дышат. – Реджи ткнул пальцем в столешницу. – Серьезно, это как собрать самый крутой в мире суперкомпьютер, а потом играть на нем в Angry Birds. Ты тут зря пропадаешь.

– Я тут счастлив.

– Отлично. Если ты решишь этим летом на меня поработать, получишь кучу денег и будешь еще счастливее.

Майк посмотрел на части своего телефона.

– Просто поехать в Вашингтон?

– Да. За мои гроши. Я авансом заплачу тебе косарь за консультацию, просто чтобы ты приехал. Поселю тебя во взаправдашнем отеле, хоть мы оба знаем, как ты любишь мой диван. Получится оплачиваемый отпуск.

– А если я не заинтересуюсь, что тогда?

– Ты заинтересуешься.

– Но если нет, тогда так. – Это было условие, а не вопрос. – Я вернусь домой, и ты не будешь давить на мое чувство вины, не будешь устраивать налоговых проверок, вообще ничего не будешь делать.

Реджи повел подбородком вверх-вниз.

– Если после заседания ты сможешь, глядя мне в глаза, сказать, что не заинтересовался, я отправлю тебя домой первым классом. И даже подкину сто баксов на выпивку в аэропорту.

Балансируя с подносом на одной руке, появилась Шивон Эмили Ричмонд. Майк сдвинул части своего телефона на край стола, и она расставила тарелки. Снова проверила, как обстоят у них дела с напитками, спросила, не нужно ли еще хлеба, и отбыла восвояси.

Реджи положил на язык кусочек стейка. Закрыл глаза, сделал четыре жевательных движения, и по его лицу разлилось блаженство. Глотнув, он посмотрел на Майка и сказал:

– Ну, в конце-то концов, я тебя заполучил?

Майк при помощи вилки разделывался с морским гребешком. Подцепив его на зубцы, он вздохнул:

– Может быть.

Реджи улыбнулся:

– Когда сможешь поехать?

– Не знаю. Пара дней понадобится, чтобы покончить со школьными делами. Как насчет семнадцатого?

– Прекрасно. Встретимся в Вашингтоне, посетишь заседание, а потом я отправлю тебя в Сан-Диего.

– Если я решу туда поехать.

– Решишь.

– Там увидим.





Четыре




Спустя восемь дней, три проверки в аэропорту и один перелет Майк оказался в городе Вашингтон, округ Колумбия, причем надел свой лучший костюм. Впрочем, тот на фоне других гостей все равно был самым дешевым. Увидев два синтетических галстука, которые Майк привез из дома, Реджи одолжил ему свой шелковый. Майк поправил узел у горла, довольный, что на этот раз предпочел виндзор своему обычному полувиндзору.

Комната без окон была почти вдвое больше класса Майка в Южном Бервике. Пять человек перемещались, переговаривались и занимали места за поставленными в ряд столами в передней части помещения, стараясь не задеть находящуюся за их спинами стойку с флагами. В десяти футах перед ними зеркальным отражением тянулся второй ряд столов, за ним в четыре ряда выстроились еще два десятка кресел. Еще два повернутых к двери стола стояли у дальней стены. Несмотря на стены, выкрашенные в теплые цвета, вокруг стояла строгая казенная атмосфера.

Обстановка очень напоминала зал суда. Судьи за главным столом. Напротив них – защита и обвинение. Сбоку присяжные. Майк был уверен, что это сделано умышленно.

Пятеро за главным столом – трое мужчин и две женщины – уселись в свои кресла. Майк посмотрел на каждого из них. Мужчина в мундире ВВС с серебряными орлами на плечах и орденскими планками в семь рядов на груди. Другой мужчина, помоложе, с темными волосами и в очках. Пожилая женщина с приколотым к воротничку флажком, в которой обитающие в голове у Майка муравьишки опознали сенатора. Азиат с белой полоской на пальце на месте отсутствующего кольца. Темноглазая женщина с длинными волосами и телом атлета. Семь человек расположились в комнате, делая в одинаковых блокнотах пометки одинаковыми ручками.

Реджи провел Майка к столу «присяжных». Тут всем полагалась по два новеньких разлинованных блокнота с водяным знаком Министерства обороны вверху каждой страницы. Такой же логотип красовался и на обложке блокнотов, возле которых лежала синяя папка-регистратор.

– И куда ты меня привел? – спросил Майк и оправил пиджак, чтобы позаимствованный галстук стал лучше виден.

– Комиссия по бюджету, – пробормотал Реджи. Он открыл дипломат и извлек оттуда тонкий блокнотик. – Стандартная процедура. «Дверь Альбукерке» – все еще вотчина DARPA, но проектом заинтересовалось множество департаментов. Все эти ребята имеют право голоса относительно того, что будет дальше. Некоторые из них связаны с нашей конторой, кое-кто – непосредственно из Минобороны. Видишь полковника ВВС? Он такие штуки обожает.

Майк глянул на простоватого мужчину с квадратной челюстью и похожими на щетину волосами, сидящего среди полудюжины членов комиссии.

– Правда?

– О да! Забудь все, что ты когда-либо читал в газетах о морской пехоте и армии. Больше всех высокие технологии любят в авиации.

– Значит, речь о высоких технологиях, но все пользуются блокнотами и шариковыми ручками?

– А помнишь, как тебе пришлось свой телефон по столу разложить?

Майк кивнул.

– Никаких ноутбуков и планшетов на таких мероприятиях не полагается. Секретность.

– Круто. Я могу оставить себе ручку?

– Да, можешь, – вздохнул Реджи. – Это обойдется налогоплательщикам в семнадцать долларов. Можешь и мою забрать, так и быть.

– А как насчет блокнотика?

– Не жадничай. – Он кивнул в сторону двери. – Хорошо, обрати внимание, это твои новые лучшие друзья.

Вошли двое мужчин и женщина. Главный, пожилой афроамериканец с подстриженной эспаньолкой и седыми волосами, окинул взглядом комнату и членов комиссии. В правой руке у него была темная трость с серебряным набалдашником в стиле дерби. Очки в серебряной оправе притягивали внимание к его глазам. Он почти не изменился по сравнению с фотографией на обложке его книги.

– Артур Кросс, – сказал Реджи, проследив за взглядом Майка. – Возможно, он лучше всех понимает, как этот проект работает, хоть они там и говорят, что одному человеку это не по силам, будь он хоть трижды гений. Вот почему ты здесь.

– Я все еще не знаю, о чем речь.

– Терпение.

Кросс посмотрел через всю комнату на Реджи и вежливо кивнул ему. Вошедшая с ним женщина стрельнула в Майка и Реджи взглядом, который почти без натяжки можно было назвать свирепым. Она, Кросс и третий мужчина уселись напротив «судей».

– Блондинка – Джейми Паркер, – сказал Реджи. – Главный программист. Она сегодня тут, потому что другой их физик подхватил грипп.

Глаза у нее были карими, как у Майка, только гораздо у`же. Волосы достигали бы плеч, не будь они связаны в практичный хвостик. Черная водолазка, отчасти прикрытая серым блейзером, туго обтягивала не менее тугое тело.

Майк понял, что пялится на нее, потому что она ответила ему пристальным взглядом. Он потер висок и загнал нескольких муравьев обратно за стену.

– Ты говорил, это не криптография.

– Нет.

– И не робототехника.

– На дворе двадцать первый век, – сказал Реджи. – Не думаю, что под моим началом есть проекты, в которых не задействована хотя бы парочка программистов. – Он кивнул в сторону женщины. – Паркер была хакером, еще когда училась в Массачусетском технологическом, и имела неприятности с федералами, но они не смогли ничего доказать. Когда она закончила институт, федералы попытались нанять ее, но она только что не плюнула им в лицо. Потом пропала на пару лет, а после Артур нашел ее в хакерской шайке и завербовал. Ей вечно нужно демонстрировать, что она всех умней.

Майк перевел взгляд на второго мужчину с длинным обветренным лицом и маленькими глазками. Его выкрашенные черным волосы были зализаны назад, и он выглядел дряблым и расслабленным, причем каким-то образом казалось, что причиной тому практика, а не генетика. Худые конечности, прекрасная осанка. Он производил впечатление высокого человека, хотя был всего на дюйм выше Паркер. Его костюм сидел дурно и почти наверняка был куплен в магазине, а не пошит на заказ, и Майк почувствовал себя лучше. Он кивнул на мужчину.

– Олаф Йохансон.

– Олаф?

– Слушай, все вопросы к его родителям. Он партнер Артура. Дважды доктор наук – физика и математика. Ас по работе с цифрами и статистикой. Почти лишен воображения и чувства юмора. Ты с ним точно не уживешься.

– Он имеет отношение к Скарлетт?

– Насколько я знаю, нет.

– Кто-то говорил ему, что он выглядит точь-в-точь как Хамфри Богарт[9]?

– Я пытался, – сказал Реджи. – Он не понял, о ком я.

– Как можно не знать Богарта?

– Не думаю, чтобы он смотрел «Касабланку».

– Ты врешь.

– Заткнись и поиграй своей авторучкой. Они сейчас начнут.

Начала темноглазая, спортивная с виду женщина. Голос ее звучал приятно:

– Итак, доктор Кросс, возможно, вы кратко опишете нам ваш проект и то, на какой стадии он сейчас находится?

Артур кивнул:

– Ну, как и говорится в нашем отчете, «Дверь Альбукерке» начиналась как проект «СЕТ». Это была попытка создать эффективный метод энергетической передачи материи. Долгосрочная цель заключалась в том, чтобы собрать применимую на практике МПМ-систему.

– Доктор? – поднял руку азиат. – Можно простыми словами,

Книга Преломление: отзывы читателей