Закладки

Экспедиция в завтра читать онлайн

Сразу же на месте недавнего боя «крысы» быстро скупали «трофеи», и банда в случае чего могла теперь сделать изумленные глаза. Мол, чего это на нас наехали? Мы никого не трогали – вон, никаких следов награбленного не имеется! Ну, а то, что кто-то что-то там потом продает… так мы здесь с какого бока облокотились?

А позаботиться о том, чтобы никаких свидетелей нападения или грабежа не оставалось, – это уже дело «крыс». Палец отрубить, чтобы колечко снять, зуб золотой, со старых времен уцелевший, выдернуть… можно даже и у живого и без всякой анестезии. Ему все равно потом страдать недолго остается…

Они преследовали сразу две цели – обогащались и устраняли очевидцев. И к банде, буде все вскроется, претензий за э т о не будет и их самих никто уже ни в чем не уличит.

«Крысы» могли напасть и самостоятельно – были случаи, когда они вырезали небольшие караваны, куда проникали под личиной обыкновенных путников. Охрана – она, как правило, от внешнего нападения бережет – на это и заточена.

Словом – их не любили. И вполне заслуженно. В большинстве мест за убийство «крысы» даже никаких санкций не предусматривалось. Бандитов, и тех обычно сначала судили. Пусть и «княжеским» судом – так все лучше, чем судом Линча!

А с «крысой» разговор короткий. Достаточно двух свидетелей, способных подтвердить твои слова. Одиночный выстрел – и потащили за околицу. Их даже не хоронили.

Поэтому они маскировались. Не имели единой формы, никак не показывая своей принадлежности к столь малопочтенному сословию. Даже оружие, и то самое простенькое.

Узнать их можно было только по лошадям – они у них всегда были сильными и хорошо ухоженными. И по телегам с высоким бортом, чтобы можно было много туда покидать и сразу свалить. Вот тут и пригождались хорошие лошади!

Так что в селения на таком транспорте никто обычно не заезжал, перегружались где-нибудь в укромном месте. А столь приметная телега… она и в лесу спокойно постоять может. Кому она без лошади-то нужна?

Поэтому я и озадачиваю снайпера особой целью.

Спешат машины…

Наш лагерь со стороны практически не виден. Машины скрыты кустами и деревьями, палатки расположены так, чтобы не бросаться в глаза. Издали даже невозможно разобрать, сколько тут людей и что они делают. Мы всегда располагаемся подобным образом.

И человек невнимательный вполне может полагать, будто наш лагерь можно захватить наскоком.

Ну-ну…

– Предупредительный!

Да-да-дах!

Коротко кашляет автомат, и на дороге метрах в тридцати от головной машины встают фонтанчики пыли.

Мол, хорош, парни, гонять – здесь вам не тут!

В ответ с машин вразнобой ударило несколько стволов.

Пули сорвали листву с деревьев, подняли пыль с земли, а в лагере дернулась одна из палаток – попали! Хорошо, что там нет никого… Но, надо сказать, попали достаточно удачно! Никого не задели, но весомый повод для открытия ответного огня у нас теперь имеется!

– Огонь!

Гулко бьет «Утес» – и от кузова грузовика летят щепки. Машина резко виляет из стороны в сторону, сбивая пулеметчику прицел. Правда, и стрелки в кузове тоже не могут вести прицельный огонь. Их пули летят куда угодно, но только не по противнику.

Залпом ударило сразу несколько автоматов, и «уазик» тоже вильнул в сторону. Но тут положение было куда как неприятнее – стреляло сразу несколько стволов. И лобовое стекло автомобиля тотчас же покрылось трещинами и пробоинами. Там, правда, были какие-то самотяпные бронещитки, но то ли по раздолбайству, то ли по какой иной причине их не опустили. За что и поплатились! Пулеметчик противника успел выпустить всего пару очередей, и задрался в небо пулеметный ствол. Не до стрельбы теперь хозяину…

Дах!

Вылетает с козел возчик последней телеги. Все верно – товарищи его не увидят и не враз прочухают, что снайпер открыл охоту именно на них.

Снайпер молодец – выбрал момент, когда телега спускалась в какую-то ложбинку. И отработал по цели.

Так что передовые «крысы» могут далеко не сразу просечь, что стреляют именно по ним! Они и не просекли… до того момента, пока на дорогу не плюхнулся еще один их сотоварищ. Вот его заметили!

Но поздно!

Уже шевельнулся тонкий ствол СВД, выбирая очередную жертву.

Закричал возчик, видать чего-то там почуял. Приподнялся на своем месте, вскидывая дробовик. Далеко же ведь для стрельбы, лопух!

Дах!

Оружие отлетело в сторону, а его владелец скорчился на козлах. Больно ему, видите ли…

– Командир!

Вижу – мотается на палке какая-то тряпка.

Типа – белый флаг у них такой…

– Прекратить огонь!

Поворачиваюсь в сторону снайпера.

– Тебя не касается! Цель прежняя!

Взмах рукой – и трое ближайших бойцов поднимаются вслед за мной.

Кто-то скажет – глупо! Не должен командир идти вперед. Его дело руководить. И будет прав, но сейчас у меня каждая секунда на счету. Задержаны наши товарищи! А данные гаврики вполне могут что-то об этом знать. Вот и надо их «колоть» оперативно, пока еще страх не прошел. Еще сжимается все внутри от зловещего посвиста пуль, напряжены нервы, адреналин запредельно зашкаливает – тут его и потрошить!

«Уазик»…

Тут все и без слов понятно – лежит машина на боку. Похоже, что и водителю копец. Да и всем, кто там внутри находился, опосля такого кувырка как-то проблематично будет руками-ногами шевелить. Уж точно не до драки!

Отделяются от группы двое бойцов – на проверку.

– Если там кто живой есть – тащите!

– Добро!

А вот и грузовик.

Этот стоит на колесах и, похоже, вполне себе на ходу.

Но пробиты навылет тяжелыми, с большой палец, пулями стекла и дверцы кабины. Заляпано изнутри чем-то бурым треснувшее лобовое стекло.

А ведь пули-то и в кузов пошли… тоскливо там сейчас. Не спасает от крупняка самодельная броня!

Внутри кузова что-то потрескивает, шуршит… какие-то звуки непонятные. А торчащий из ближайшей амбразуры ствол безжизненно устремлен вверх.

Но кто-то же тут тряпкой махал?

– Эй, живые есть? Выходите, а то отработаю по машине из подствольника!

Эта штука в наше время недешевая. Да и гранаты… тоже денег стоят! И раз есть у кричащего такой вот девайс, то, стало быть, не простой дружинник или охранник к машине подошел!

– Не стреляйте…

Слева он!

Делаю бойцу знак – мол, за машиной смотри!

А сам тихо обхожу приблизительное местонахождение кричавшего. Судя по всему, он совсем рядом где-то залег.

Я тут никому не верю. Вполне все может и ловушкой оказаться. Да – кривой и наспех сляпанной. Но и в такой можно оставить не только лапу, но и полголовы!

Шорох!

Пригибаюсь к земле и смещаюсь в сторону.

Сквозь траву вижу чью-то ногу в сапоге – недвижима. Так, стало быть, не этот орал…

Еще полметра…

Ага…

Худощавый мужик в грубой кожаной куртке. С одного плеча она сброшена, и освободившуюся руку клиент пробует перетянуть бинтом. Выходит это у него плохо, он постоянно дергает головой и испуганно осматривается по сторонам. Похоже, что куда-то там ему прилетело, вот он и пробует себя перевязать. На секунду он оглядывается в сторону машины, а когда, успокоившись, поворачивается назад, то прямо перед лицом видит недобрый зрачок автоматного ствола.

Мужик вздрагивает, дергается, и на землю откуда-то вываливается… маузер! Натуральный с неотъемным магазином – раритет!

– Ну? – вопрошаю я у него. – Руки-то будем поднимать?

– Одну только… – как-то криво улыбается он.

– Так чего ждем?

– Перевязать бы…

– Ага. И еще выпить-закусить! Морда не треснет?

К машине он кое-как выполз. Боец уже закончил осмотр кузова – на земле лежит окровавленное тело. Живой… глухо матерится сквозь зубы.

– Идти может?

– Неа… обе ноги у него… не бегун. Прочие все ласты склеили, один – вот прям щас и окочурился.

– Прислони его к колесу.

Боец вздергивает раненого за плечи, подтаскивает к колесу и прислоняет к нему спиной. Мужик хмуро на меня смотрит. Черная борода, мрачный взгляд из-под кустистых бровей – колоритный персонаж!

Пленника я тоже усаживаю рядом.

– Ну? Кто такие? И почему напали на нас?

Молчат, только по сторонам зыркают.

Вытаскиваю из-за пояса трофейный маузер, оттягиваю затвор. А патрон, однако, в стволе!

Щелкает взводимый курок.

– Я не этот… не Лев Толстой! Беглец – приходилось слышать?

Судя по дрогнувшему взгляду, я – персона известная.

– Так вот, повторяю вопрос!

Бородач презрительно сплевывает на землю.

Гах!

И рядом с его ногой взлетает фонтанчик земли.

– Следующую пулю положу выше. Что там у тебя лишнее? То и отстрелю.

Кто-то скажет – нельзя же так! Люди ранены, в шоке… им бы помочь…

Ага. Помню я, как один такой «пострадавший» воткнул «пику» в спину нашей девушке-медику, которая ему ноги перевязывала… так и не спасли ее.

И с тех пор – как отрезало. Наша личная безопасность – любой ценой и на первом месте! Нас мало. А всякой сволоты – до фига и больше. И размен даже одного своего бойца на десяток таких вот… «несчастных» для нас абсолютно недопустим!

И если я сейчас, безжалостно прессуя эту парочку, смогу сохранить жизнь хоть одному из наших парней – игра стоит свеч!

– Это… Тимоха нас послал…

– Это кто такой?

– Дак… князь местный!

А вот ему-то мы где в суп плюнули? Слышал про такого, но все как-то опосредованно, краем уха.

– А… – делаю вид, будто что-то такое там припоминаю. – Ну да… князь… Ну а вы кто такие?

– Дружина…

– И раз «дружина», так можно сразу, с ходу, по лагерю огонь открывать? Вообще-то косяк – и приличный. А уж по отношению к нам – так и вовсе непростительный! «Химики» – народ крайне обидчивый и чрезвычайно злопамятный.

Давным-давно сложился неписаный кодекс предъявления претензий. И его тщательно соблюдают все заинтересованные стороны.

Есть претензия – подойди к стоянке торгашей, вызови старшего и предъяви! Если все с твоей стороны правильно сформулировано, старший каравана или группы торгашей обязан принести извинения и оплатить убытки.

Не нашли понимания – к князю или старейшине того поселения, на чьей территории находитесь. Он и вынесет решение.

А в нашем случае – к главе «химиков» или непосредственно Демидычу.

В данной же ситуации, открыв огонь по лагерю, эти «дружинники» непростительно подставились, нарушив все писаные и неписаные правила. Одно только наличие «крыс» в их рядах однозначно превращало предъявление претензий

Книга Экспедиция в завтра: отзывы читателей