Закладки

Судьба Тирлинга читать онлайн

рукоятки ножа не снимала все равно. Впрочем, она вообще редко отпускала рукоять, даже во сне. В первую ночь после моста – вся жизнь по внутреннему ощущению Айсы разделилась на До и После Моста – Булава выделил ей собственную комнату на территории казарм Стражи. Как бы Айса ни любила своих братьев и сестер, но свобода от них принесла ей настоящее облегчение. Та часть жизни, старая, семейная часть, казалось, осталась позади, когда она начала работать в Страже. Для нее просто не осталось места. Айса чувствовала себя в безопасности в своей новой комнате, больше, чем где бы то ни было, но иногда, просыпаясь по утрам, она ловила себя на том, что сжимает рукоять ножа.

Рядом с Булавой с одной из своих вонючих сигарет в зубах сидел Арлисс и тасовал бумаги из стопки, лежащей перед ним. Арлисс жил в мире цифр и данных, но Айсе трудно было представить, чем они здесь могут помочь. Беду с Королевой бумагами было не исправить.

Следующим за Арлиссом сидел генерал Холл в сопровождении своего помощника, полковника Блазера. Оба были в полной броне, поскольку явились прямо с передовой. Всю последнюю неделю остатки тирийской армии сопровождали мортийское войско, пересекшее Кадделл и медленно, но верно двигавшееся на запад, через Алмонд. И сколь невозможным это бы ни казалось, но мортийцы отступали – снимали осаду и направлялись назад, в Мортмин.

Но почему?

Никто не знал. От тирийской армии практически ничего не осталось, а защитные сооружения Нового Лондона были не прочнее бумажной ширмы; как заметил Элстон, мортийцы могли просто смести их. В армии Тира пристально следили за противником, если тот замыслил какую-то ловушку, но похоже, что даже Булава поверил, что отступление реально. Мортийцы уходили. В этом не было никакого смысла, и тем не менее, это происходило. Генерал Холл сказал, что на обратном пути вражеские солдаты даже не занимались грабежом.

Все эти новости были хорошими, но царящая за столом атмосфера была далека от радостной. О Королеве по-прежнему было ничего не известно. Вбывшем лагере мортийцев ее тела не нашли.

Маман сказала, что Королева теперь пленница, и одна мысль об этом заставляла кровь Айсы вскипать в венах. Самой главной обязанностью Королевской Стражи было охранять свою правительницу от любой беды, и пусть Королева была жива, но она находилась во власти врага. Даже Маман не могла сказать, что с ней случилось в лагере мортийцев.

По другую руку от Булавы сидел Пэн, бледный и изможденный. Какие бы муки не испытывали Айса и прочие Стражи при мысли о нынешнем положении Королевы, никто из них не страдал так, как Пэн, бывший ее личным стражем …и даже больше, подумала Айса. В последние дни толку от него было мало; он лишь пил и хандрил, а когда кто-нибудь окликал его, просто с отсутствующим выражением поднимал глаза. Какая-то часть Пэна умерла в тот день, когда Королева разрушила мост, и, хотя сейчас он сидел рядом с Булавой, на месте личного стража, его потерянный взгляд не отрывался от стола. Корин, сидящий рядом с ним, был, как обычно настороже, и Айса не особо беспокоилась; однако, она не переставала гадать, как долго еще Элстон станет терпеть Пэна. И кто решится произнести вслух то, что известно всем: что Пэн больше не годится для этой работы?

– Давайте начинать, – объявил Булава. – Какие новости?

Генерал Холл прочистил горло.

– Я прошу слова первым, сэр. На то есть важная причина.

– Что ж, тогда слушаем тебя. Где мортийцы?

– Они в центральном Алмонте, сэр, приближаются к устью Криты. Проходят не менее пяти миль в день, а с тех пор, как стих дождь, и все десять.

– Ничего не оставляют?

Холл покачал головой.

– Мы все осмотрели в поисках ловушек. Думаю, они отступают по-настоящему.

– Ну, наконец хоть что-то.

– Да, но, сэр…

– А что с беженцами? – вмешался Арлисс. – Их уже можно отправлять по домам?

– Вряд ли это сейчас безопасно. Не в след мортийскому обозу, это точно.

– В северном Реддике уже выпал снег, генерал. Если мы не соберем урожай сейчас, потом собирать будет просто нечего. – Арлисс замолк, выпуская облако дыма. – К тому же над нами нависли обычные для любого перенаселенного города проблемы: избыток отходов, нехватка воды, эпидемии. И чем быстрее мы очистим город, тем лучше. Может быть, если вы…

– Мы видели Королеву.

За столом воцарилась напряженная тишина, полная ожидания. Даже Пэн, похоже, проснулся.

– Чего умолк? – рявкнул Булава. – Докладывай!

– Мы заметили ее вчера утром, отряд был в устье Криты. Она жива, но в цепях, прикована к повозке. Побег невозможен.

– Она развалила чертов мост на две части! – возразил Арлисс. – Какими цепями ее нужно приковать?

Холл ответил довольно холодно.

– Мы не смогли ее как следует разглядеть: слишком много вокруг мортийских всадников. Но у одного из моих людей, Ллью, зрение ястреба. И он почти уверен, что у Королевы на шее больше нет ни одного из сапфиров Тира.

– В каком она состоянии? – вмешался Пэн.

Красные пятна проступили на щеках Холла, и он повернулся к Булаве.

– Может нам лучше обсудить это…

– Ты расскажешь это сейчас. – Пэн зловеще понизил голос. – Она ранена?

Холл беспомощно посмотрел на Булаву, и тот кивнул.

– Да. Лицо все в синяках; это даже я смог разглядеть в подзорную трубу. Ее били.

Пэн рухнул в кресло. Айса не видела его лица, но это ей было не нужно. Его опущенные плечи сказали все. Несколько мгновений за столом царило молчание.

– По крайней мере, она стояла в повозке, – наконец отважился нарушить тишину Холл. – Значит, еще может стоять. Не думаю, что у нее есть переломы.

– Где едет эта повозка? – спросил Булава.

– В окружении мортийской кавалерии.

– Шансы при прямом нападении?

– Нет. Даже если бы от моей армии не остались жалкие клочки, мортийцы не оставили ни малейшей лазейки. Конница вокруг ее повозки растянулась футов на сто. Ее везут по Мортийскому тракту очень быстро, обгоняя пехоту. Могу лишь предположить, что они направляются прямо в Демин.

– В подземелья Дворца. – Пэн подпер голову рукой. – И как нам, черт возьми, ее оттуда вытаскивать?

– Мортийский мятеж расползается все шире, и скоро достигнет Демина, – напомнил ему Булава. – Люди Левье нам помогут.

– Откуда ты знаешь, что ему можно доверять?

– Я знаю.

Айса удивленно подняла брови. Она не думала о Левье, покинувшем Цитадель чуть больше недели назад. Он был красавчиком, но внешность в драке неважна. Один из его людей, Ален, знал немало карточных фокусов, но до Брэдшоу ему было далеко. Фокусник мог бы пробраться в подземелья мортийского Дворца, но Булава не доверял фокусникам.

– Теперь у Красной Королевы точно будут проблемы на внутреннем фронте, – задумчиво протянул Арлисс. – Добычи нет… ни золота, ни женщин. Не знаю, как она заставила свое войско отступить, но радости это у них точно не вызывает.

– На это Левье и рассчитывал. Солдаты без гроша становятся замечательными мятежниками. Он полагает, что сможет завербовать очень многих, как только армия вернется в Мортмин.

– А нам-то что с того, – вскинулся Пэн, – если Королевы у нас все равно нет?

– Об этом поговорим позже, Пэн, – предостерегающе начал Булава. – Успокойся.

Айса нахмурилась. Булава продолжал нянчиться с Пэном, пытаясь разговорами вытащить его из депрессии и не обращая внимания на нарушения субординации с его стороны. Будь Айса командиром, она бы надолго отстранила Пэна, а если и это не помогло бы, как следует начистила бы ему физиономию.

– Продолжайте направлять отчеты об отступлении, – велел Булава Холлу, – но помните, ваша главная цель – Королева. Выберете двух своих лучших людей, которые будут сопровождать ее в Мортмин. Пусть они не выпускают ее из вида. Свободны.

Холл и Блазер встали, поклонились и направились к дверям.

– Нужно поговорить об Арвате, – сказал Арлисс.

– А что с ним?

Арлисс собрал свои бумаги и отложил их в сторону.

– Этим утром толпа мародеров прошлась по городу, есть разрушения. Похоже, они собрались на Кольце и оттуда прошли до самого Нижнего тупика.

– Толпы частенько собираются.

– Эти были особенными. Их основным лозунгом была борьба с недостатком нравственности при правлении Королевы.

Булава нахмурился, а следом за ним и Айса. Пусть проблема мортийской армии почти перестала быть актуальной, на ее месте возникла другая: святой отец. В тот самый день, когда Королева покинула город, Арват публично объявил о своем отказе платить налог на собственность и о намерении отпустить этот грех любому мирянину, решившему поступить также.

– И что связывает эту толпу с Арватом? – спросил Корин.

– Ничего, – ответил Арлисс. – Толпа рассосалась задолго до того, как городские констебли добрались до нее. К тому же, у нас больше нет армии, способной подавить гражданские волнения. Но они ворвались в один из домов на границе тупика и избили двух живущих там женщин. За аморальное поведение.

У Булавы дернулась щека.

– Святой отец полагает, что, если он надавит на меня, я не стану собирать введенные Королевой налоги. Он ошибается.

– Дворяне по-прежнему отказываются платить налоги, кроме Мидоузов и Гиллонов. Значительная часть казны уйдет на Ясли. Мы лишились пошлины с поста на мосту. Через пару месяцев мы будем по уши в долгах.

– Они заплатят. – Булава растянул губы в усмешке, такой кровожадной, что Айса отшатнулась, но секунду спустя его лицо приобрело прежнее выражение. – Есть что-нибудь о двух священниках?

– Ничего. Они испарились. Но Арват уже в курсе, что мы спорим о сумме вознаграждения за их поимку. – Арлисс снова закопался в свои бумаги. – Во вчерашнем письме Святой отец потребовал, чтобы мы отозвали свое предложение, во имя неба.

– Во имя неба, – повторил Булава. – Придет день, и я лично отправлю этого лицемера на встречу с Иисусом.

– И еще одна неприятная новость. Два дня

Книга Судьба Тирлинга: отзывы читателей