Закладки

Пепел умерших звезд читать онлайн

злобно дернул щупальцами. Он мог приказать немедля стереть нахала в порошок, но, подумав, решил этого не делать. Охрана зала уже держала гостя под прицелом – стоит тому сделать одно лишь резкое движение, и на него обрушится град отравленных шипов. Что же до колдовских трюков – одесную от трона императора стоял придворный чародей, готовый отразить любую злонамеренную ворожбу.

Правда, он же уверял, что во дворец невозможно телепортироваться извне. Но устроить чародею экзекуцию можно и потом. А пока следует удовлетворить любопытство и узнать, что привело сюда эту подозрительную фигуру.

Нежданный визитер был высок и, вероятно, худ – подробности мешал разглядеть просторный плащ с капюшоном. Единственным открытым участком тела являлись кисти рук – тонкие, с длинными пальцами. Правую ладонь украшали несколько свежих ожогов.

– Кто ты такой и зачем явился сюда? – с неизменным эльфийским высокомерием спросил владыка йаэрна. Льда в его голосе было достаточно, чтобы заморозить ядро планеты.

Пришелец поклонился в пояс и ответил хорошо поставленным тенором:

– Можете звать меня Нифонт. – На языке йаэрна чужак говорил почти без акцента. – Я пришел, чтобы сделать империи Звездного народа весьма выгодное предложение.

– Неужели? – хмыкнул император. Слова смертного его несколько развеселили. – И что же ты имеешь нам предложить?

– То, что не сумеет никто другой, – спокойно ответил Нифонт, нимало не смущенный насмешкой в голосе собеседника. – Долголетие, которое прежде не снилось даже вам… и то, о чем народ йаэрна мечтал с начала времен: возможность переносить присутствие железа.

Железо! Самый звук этого слова заставил собравшихся содрогнуться в отвращении.

– Какая щедрость, – изогнул щупальца Каймеаркар, даже не пытаясь казаться серьезным. – И что же ты потребуешь в награду за столь бесценный дар?

– Сущую безделицу, – пришелец обезоруживающе развел руками, – всего лишь оптовую порцию кейх’арта.



Кейх’арт, главный наркотик современности. Уникальный препарат, доставляющий немало хлопот стражам правопорядка. Ни один другой расширитель сознания не давал и тени тех возможностей, что открывал кейх’арт, – загадочная отрава пробуждала прежде скрытые телепатические способности, которые есть у большинства разумных существ. Итог был предсказуем – вскоре после того, как на рынке появилась чудо-дурь, преступность пустилась в стремительный рост. Грабители и воры быстро смекнули, что с использованием телепатии планировать операции будет куда удобнее – и жестокая ломка не казалась им слишком высокой ценой. Что уж говорить о конченых наркоманах! Сколько раз они впадали в буйство, сходя с ума от роящихся вокруг оскорбительных мыслей?

Даже в самых либеральных государствах таинственный наркотик был запрещен. Хранящие и принимающие его преследовались с поистине драконовским рвением, неведомого производителя подвергали анафеме и обещали несметные суммы за его голову. И вот теперь какой-то смертный явился ко дворцу императора Кьярнада и требует запрещенный препарат! Каймеаркар понял, что с пришельцем пора кончать. Прийти и недвусмысленно обвинить йаэрна в наименее законном бизнесе из возможных… такое не прощается.

Нет, откровенно говоря, они действительно им занимались – но всему же должны быть пределы!

Владыка вскинул десницу, намереваясь угостить незваного визитера добротным параличом, а потом отдать в пыточные камеры на месяц-другой. Нифонт тоже, в свою очередь, вскинул руку, но отнюдь не в колдовском, а в самом обычном жесте:

– Не торопитесь, владыка. Я ведь не блефовал, говоря, что у меня есть нечто ценное взамен.

Смертный издал тихий смешок и вытащил из воздуха небольшой прозрачный кубик, наполненный изумрудной жидкостью. Она испускала яркое сияние, перебивающее даже свет потолка и листьев.

Тронный зал мгновенно накрыла казавшаяся осязаемой тишина. Слышно было, как с шорохом перебираются над головами светлячки. Все присутствующие вытянули шеи, неверяще глядя на принесенное человеком.

С треском ушла в пол плясавшая на пальцах владыки молния.

– Темпорин… – без выражения в голосе произнес император.

– Он самый, владыка, он самый, – спокойно подтвердил Нифонт. – Полагаю, это более чем равноценная плата. Не вздумайте!.. – повелительно бросил он страже, приготовившейся изрешетить спину пришельца ядовитыми иглами. – Это лишь небольшой запас, которого не хватит на всю империю, и в случае моей смерти большего вы не получите. Кроме того, не забывайте, что я сумел преодолеть телепортационную блокировку дворца – в моих рукавах немало козырей. Со мной куда выгоднее сотрудничать – с достаточным количеством темпорина Кьярнад вскоре лишится серьезных соперников, – и пришелец обвел зал взглядом. Никто не шелохнулся. – Так что же, владыка, вы согласны?

– Согласен, – вздохнул Каймеаркар.

Под складками капюшона Нифонт затаенно усмехнулся.





Глава 2




Из дневника Нифонта Шриваставы

«Пространство и время – лишь функции разума, те фильтры, что ограничивают поток поступающей информации и отделяют нас от безумия. На первый взгляд подобная позиция может показаться сюрреалистичной, однако многое ее подтверждает. И самое тривиальное подтверждение, настолько обыденное, что никто не придает ему значения, – память. Прошлое – то, что ушло, чего не существует, и тем не менее мы способны обращаться к нему вновь и вновь. В исключительных случаях – я говорю о феномене эйдетизма – восстанавливать совершенно точно, в наимельчайших деталях. И если это кажется вам недостаточно убедительным – что вы скажете о других доказательствах, менее обыденных?

Погружаясь, мы изменяем свой разум, пробуждая его новые свойства. И тут нельзя умолчать о даре ясновидения – редчайшем таланте, который крайне трудно развивать. Но все же он существует, и те немногие, кто научились им пользоваться, способны получать образы грядущего – точно так же, как мы усилием воли пробуждаем образы прошлого. И стоит ли говорить о таком заурядном магическом действе, как телепортация, когда разум и усилие воли переносят чародея в совершенно иное место? Движение – не более чем смена точки зрения. Вопрос лишь в том, менять ли ее плавно и постепенно либо сразу.

Сейчас мы имеем лишь неверную, внезапно обрывающуюся тропу в прошлое. Другие стороны космоса отделены от нас и доступны лишь путем ухищрений. Если однажды мы сумеем раскрыть восприятие во всю ширь – мы перестанем быть собой и обратимся в нечто принципиально иное.

Будет ли это к добру или к худу?

Не знаю».



Марс, планета в составе республики Истинная Земля.

Купол Земной Атмосферы

Третье марта 2271 года по земному летосчислению

Люди, бывшие, как и эльфы, неимоверными ксенофобами, просто физически не могли основать единое государство. Даже сейчас, в дни колоссальных транспланетных держав, человечество все равно было разделено на два фронта. Магократическая империя Костуар, оплот древних традиций и чародейства, раскинувшийся на двадцать две планеты, и гораздо более скромная демократическая республика Истинная Земля, владевшая символичной чертовой дюжиной миров. Путем хитроумных юридических уловок республиканцы отхватили себе в личное пользование Землю, колыбель сразу пяти народов, и теперь ни в какую не хотели ею делиться.

Истинная Земля – страна неимоверных контрастов, безумных крайностей и сочетания несочетаемого. Общепризнанный оплот бюрократии, центр тотальной политкорректности и вершин религиозного фанатизма, триумф высочайших технологий, родина терраформирования и диетического фастфуда. Техническая мысль республиканцев долгие годы конкурировала с гномьей, а уж по части гротеска и устремленности в будущее Истинная Земля занимала почетное первое место.

Впрочем, не все созданные здесь технологии получили широкое применение. Взять хотя бы то же терраформирование, способное превратить необитаемую планету в цветущий курорт. Перспективная на первый взгляд практика совершенно не окупалась, и потому тот же Марс, одну из ближайших к Земле планет, никто терраформировать не стал. Все, чем ограничивалось его освоение – небольшой город, накрытый герметичным куполом.

Назвали город просто и без фантазии – Купол Земной Атмосферы, сокращенно КЗА.

Именно здесь обосновался один из наиболее одиозных ученых в истории республики.



Максимилиан Аневич-Эндриксон родился за сорок четыре года то того, как общественность была взбудоражена сообщением о гаснущей звезде – или же за тридцать семь лет до событий, о которых сейчас пойдет речь. Уроженец Истинной Земли, сын чрезвычайно богатого, но не слишком талантливого и крайне сварливого теурга. Увы, к досаде и разочарованию отца, сын уродился полной бездарностью в тайном искусстве. Сколько времени потратил отец, пытаясь добиться от него хотя бы простейших чар! Бесполезно – Макс был к теургии не способен.

Наконец терпение родителя лопнуло, и в день своего восьмилетия Макс вылетел из дома под истеричный вопль отца: «Ты мне больше не сын!»

Так Максимилиан оказался один, с фамилией матери и горсткой монет в кармане. Положение, мягко говоря, безрадостное. Но сразу сдаваться мальчик не стал – его прирожденный актерский талант помог ему более-менее выживать до тех пор, пока его не усыновил один из друзей семьи, в ту пору содержавший средней руки ресторан. Так Макс получил комнату и пропитание. Все это он честно отрабатывал, по мелочам помогая в хозяйстве – не хотел быть нахлебником.

Наконец, он даже сумел поступить в школу – до изгнания из-под отчего крова мальчик получал домашнее образование. Знал Макс мало, а возраст для поступления был, скажем откровенно, великоват. Но все-таки невероятными усилиями он догнал и даже перегнал всех своих ровесников.

Все эти годы никаких весточек от настоящих родителей Макса не поступало. Но однажды, когда ему было уже четырнадцать, пришло извещение о смерти всей семьи в результате пожара. И весь капитал отца – не такой уж и маленький – переходил к нему…

Теперь мальчик в деньгах не нуждался.

Шли годы. Наш герой поступил в один из престижнейших вузов страны. С детства он привык работать много и расторопно, что помогло ему блестяще закончить обучение. Высшее образование и колоссальное наследство открывают в жизни немало дорог – а капиталов Максимилиана хватило бы, чтобы прикупить в частное пользование небольшую планету. До самого выпуска Макс не потратил из этого состояния ни доллевро, предпочитая обходиться другими источниками. Теперь же он пустил отцовские капиталы в ход, но собственной планете предпочел сравнительно небольшой научно-исследовательский центр. Назвали его ИЦМАЭ – Исследовательский Центр Максимилиана Аневича-Эндриксона.

Прошло еще несколько лет. За это время центр не успел осчастливить мир новыми разработками и открытиями, но упорно продолжал один проект, начатый Эндриксоном еще в школе. Сам он тем временем защитил несколько диссертаций и получил степень доктора

Книга Пепел умерших звезд: отзывы читателей