Закладки

Точка кипения читать онлайн

о том, как правильно зад подтирать.]

[Воспользуйся поиском. бро.]

[Он нам не бро. Он – ленивый краб. да еще и неуч. Как можно не знать Отто Фриша?]

[Не суди людей слишком строго. Вот ты знаешь полный состав участников конкурса «Толосисястый кедр»?]

[Захотел посмотреть на это шоу.]

[ТС – неуч.]

[Краб.]

Что разозлило меня больше всего – никто так и не написал о том, кто же такой этот чертов немец. Воздержался от прямого ответа даже корчивший из себя знатока игрок.

Пришлось спросить снова: [Я не могу выйти из игры в интернет. У меня задание. Здесь имеются адекватные люди. способные пояснить. кто такой этот Фриш?]

К сожалению, за следующие двадцать минут я убедился в том, что адекватных обитателей на форуме практически нет. Но ответ все-таки получил.

[Фамилия немецкая. Порноактер?]

[Один из создателей ядерной бомбы. Проект «Манхэттен» или Манхэттенский проект.] – Ага…

Поблагодарив комментатора, я закрыл экран и огромным усилием воли подавил в себе желание вытащить из инвентаря планшет. Местечко было слегка неудачным для возни с паролями.

Мимо проплыл средних размеров аллигатор. Где-то вдалеке небо осветилось частыми вспышками огней. Донесся шум от пролетевшего по своим делам вертолета…

Под кожу заползли противные щупальца ночного холода.

– Давай уже, бро. Сколько там тебе осталось…

Таракан объявился прямо из травяного куста, возле которого я скрывался. Получил новые инструкции, злобно пискнул, но все-таки отправился прыгать по соседним кочкам, дразня зубастых рептилий.

Ему бы крылья какие-нибудь приделать…

Бултыхание в грязи продолжалось чуть ли не до рассвета. Эдик появлялся, наводил шорох и отвлекал на себя внимание, а я тем временем перебирался на пару сотен метров дальше. Затем питомца все же ловили и мне приходилось торчать возле очередного островка следующий час.

Несколько раз праздношатающиеся аллигаторы оказывались совсем рядом, но неподвижность и грязная одежда позволяли моему персонажу оставаться незамеченным. Не знаю уж: имелась ли здесь заслуга соответствующего навыка, но итоговый результат был довольно впечатляющим.

Ближе к утру таракан в очередной раз всполошил округу, ценой своей жизни позволив мне вылезти на берег и отправиться к начинавшимся неподалеку темным развалинам

– Все-таки добрался…

Пригороды удалось преодолеть достаточно быстро – в них попросту никого не было. А вот дальше началась вполне обжитая территория, наполненная вальяжными мутантами-переростками.

Громилы дрыхли возле костерков, бесцельно бродили по окрестностям, о чем-то разговаривали…

Мое внимание привлекла кривая башенка, довольно отчетливо вырисовывавшаяся на фоне посветлевшего неба.

Располагалась постройка не так уж далеко от меня… если взорвать снаряд прямо на ее вершине, то химия должна была накрыть весьма солидную территорию…

Как бы еще туда подойти, спрашивается.

– Ничего у тебя не выйдет, – внезапно пробасил чей-то голос из-за ближайших обломков. – Люди – всего лишь сладкое мясо для наших животов.

Я замер, пытаясь понять, кому было адресовано это высказывание. Мне?

– Можно пытать человека. Тогда он сделает все, что нужно. Будет приводить других. Будет много еды.

– Пытать – это хорошо. Это правильно…

Тихонько матюкнувшись, я прокрался мимо разглагольствовавших мутантов, а затем перебежал на другую сторону улицы. Потом добрался до настоящего широкого проспекта – и замер в задумчивости.

Впереди обнаружилось укрепление – серьезное и надежно защищенное. Этакий форт, возведенный на развалинах города.

– Вот дерьмо, – мой взгляд зацепился за огромную мускулистую фигуру, увешанную железом и сжимавшую в руках солидную шестистволку.

Рядом с этим громилой виднелся еще один, чуть дальше располагались сразу две автоматические турели, а за ними можно было различить других часовых.

Понравившаяся мне башенка находилась внутри могучего кольца, составленного из громадных железных балок и обломков стен.

Нужно было придумывать альтернативный план.

Я повертел головой, определил направление ветра и решительно двинулся в сторону от найденных укреплений. Задумка оставалась прежней – если мне удастся подняться на какую-нибудь крышу, а потом взорвать там контейнер, то облако должно улететь в сторону и накрыть сразу всех.

– Ого… блин.

После того, как я залез на более-менее подходящую пятиэтажку, план пришлось спешно корректировать.

Врагов оказалось в разы больше, чем ожидалось.

– Теперь понятно, почему их тут до сих пор не нагнули…

Впереди меня располагалась огромная укрепленная зона, занимавшая собой весь центр города. Повсюду светили прожекторы, кое-где были заметны цепочки уличных фонарей. Но самое главное – район был плотно нашпигован военной техникой и зелеными бугаями.

Огромные увешанные оружием жлобяры виднелись буквально на каждом шагу. Техника же… насколько я понял, использование стандартных средств передвижения мутантам было недоступно – они попросту не имели шансов поместиться внутри. Вот и приходилось бедолагам выкручиваться, создавая гротескных металлических монстров из подручных материалов. Называется – «возьми гусеничную базу от танка, напихай туда ракет с пушками, поставь сверху пулемет и наслаждайся.»

Обычное тяжелое вооружение в городе тоже присутствовало – повсюду виднелись зенитные турели, ракетные комплексы, артиллерия…

Я на секунду представил, что все это оказывается в моем единоличном владении и чуть было не испустил стон счастья. Но вовремя оборвал радужные грезы, осторожно направившись вниз.

С высоты пятого этажа накрыть веществом весь укрепрайон не представлялось возможным. А вот с находившейся чуть поодаль девятиэтажки – почему бы и нет…

Добраться до нужного здания удалось без особых проблем – основная масса врагов находилась внутри защитного периметра, а развалины, по которым я двигался, особой популярностью не пользовались. Тем не менее, совсем рядом с высоткой все же обнаружился небольшой лагерь с меланхолично общавшимися между собой зелеными великанами.

Как выяснилось, мутантам было не чуждо ничто человеческое – они на полном серьезе обсуждали вполне обыденные вещи вроде работы и личных увлечений.

– …вождь поведет на штурм. Тогда мы убьем людей и попадем на службу. Я буду офицером!

– Нас всех убьют. Люди спрятались хорошо, – голос возразившего мутанта оказался пронизан черной меланхолией.

– Пусть убьют всех, но я выживу и буду офицером! Ты против? – Его товарищ продолжал гореть энтузиазмом.

– Нет, ты будешь хорошим офицером…

– А я решил стать вегетарианцем, – неожиданно ляпнул третий жлоб.

Остальные участники дискуссии разом затихли и вылупились на него с явственно читающимся отвращением во взглядах. Затем самый крупный достал из-за спины двухметровый обломок рельса и со значением провел ладонью по ржавому железу:

– В приличном обществе о таких вещах не говорят. Навязывание противоестественных норм поведения своим боевым товарищам должно караться смертью!

На чрезмерно образованного оратора тоже покосились, но высказаться против его слов никто не рискнул – рельс был слишком внушительным и неоспоримым аргументом.

– Это шутка, – жалко промямлил мутант-нонконформист, стараясь отодвинуться подальше. – Человек – он иногда тоже овощ.

Я тихо хмыкнул, отвернулся от монстров, а затем направился в обход их стоянки. Что тут скажешь, зеленый прав – чуть ли не половина нашей цивилизации из овощей и состоит. Как иначе назвать человека, все желания которого сводятся к тому, чтобы вялой морковью лежать на диване, впитывая льющийся с экрана телевизора перегной, замаскированный под политические ток-шоу?

– Но мы-то, конечно, не такие…

Когда я добрался до четвертого этажа, сверху раздался знакомый писк, а через несколько секунд передо мной показался воскресший Эдик.

– Отлично, бро, ты мне как раз нужен!

Питомец почему-то ни разу не обрадовался моим словам. Наоборот, поник и начал медленно отползать в сторону.

– Не боись, фиолетовый. Тебе предстоит стать героем!

Судя по недовольному писку, кработаракан все равно не впечатлился открывшимися перед ним радужными перспективами.

Но его мнения, как обычно, никто не спрашивал.

Мы поднялись на крышу, я выбрал пригодное для диверсии место и начал возиться с найденными по пути обрывками веревок, привязывая гранату к цилиндру с препаратом, а также фиксируя спусковой рычаг в его нормальном положении.

То еще дельце, надо сказать. Если сама граната обладала удобными рифлениями и неплохо держала ветхий шнурок, то вот гладкий контейнер и не менее гладкий рычаг доставили мне немало проблем.

Но я все же справился. Поставил конструкцию на самый край крыши, осторожно вытащил чеку…

Ничего не произошло.

– Отлично… мохнатый бро, ты там где? Эй, сволочь фиолетовая, ты куда удрал? А ну быстро вернись!

Таракан выбрался из-за какой-то трубы и неохотно двинулся ко мне. Подошел, остановился. Посмотрел на меня взглядом, лишенным даже малейших признаков любви и преданности. Гневно пискнул.

– Тише, тише, бро. Не рефлексируй. Видишь вот эту веревочку? Перегрызешь ее, как только я скажу. И не вздумай уронить это вниз, иначе будешь снова есть мутагены. Понял?

Как много эмоций, оказывается, можно выразить одним коротким писком…

Оставив таракана наедине с бомбой, я отошел за ближайшую надстройку и принялся следить за ветром. В принципе, тот оставался вполне подходящим для моих целей. Хотя мог бы быть и посильнее…

– Ладно, рискнем. Грызи веревку, Эдик!

Несколько мгновений ничего не происходило, а затем грохнул взрыв – как я и опасался, граната не стала ждать положенные три-четыре секунды. Навыков-то взрывного дела у меня по-прежнему не имелось.

– Лишь бы сработало…

Выйдя из укрытия, я обнаружил питомца, со зловещим шипением ковылявшего в мою сторону. Таракан щеголял свежими царапинами, но повышенная живучесть вкупе с сопротивлением физическим повреждениям сделали свое дело – Эдик был скорее разгневан, чем изранен.

– Эй, эй, – мне пришлось отступить от размахивавшего клешнями волосатика. – Все нормально, ты жив, лекарство на тебя не действует… так, ну-ка прекратил выпендриваться! Отошел к стенке и замолк!

Пет разразился длинной писклявой тирадой, но ослушаться не рискнул. Я же,

перестав обращать на него внимание, добрался до края крыши и начал рассматривать укрепления врага сквозь оптический прицел.

Взрыв не сильно расстроил местных обитателей. Скорее, им было на него совершенно наплевать. А вот препарат старикашки-доктора…

– Ага: прочувствовали-таки, уроды…

На моих глазах один из мутантов выронил гранатомет и, схватившись за горло, рухнул на землю. Его примеру последовал другой, третий… до меня донесся страшный многоголосый вопль.

Судя по всему, расчет оказался верным.

Вот только ИММК совсем не спешил отображать прибавку экспы. На дисплейчике время от времени всплывали смешные значения, но это, как я уже догадался, было результатом действия вылитых в озеро кислот – время от времени там умирал кто-то мелкий, а мне засчитывали несколько очков опыта.

– Что за хрень?

Отвлекшись от браслета, я снова уставился в прицел – и увидел, как поднимается с земли один из валявшихся

Книга Точка кипения: отзывы читателей