Закладки

Затерянные земли читать онлайн

равно ничего не слышал из-за глухоты, лишь увидел, как захлопнулась его пасть. Затем Лугр начал вести себя в точности как женщина, внезапно лишившаяся одежды посреди оживленной улицы, – плюнув на все, стыдливо прикрыв себя одной лапой, монстр закрутился на месте, пытаясь собрать с земли кирпичи и налепить их снова на себя. Надо же, какая стеснительность… временами чудище разевало пасть, но, если и издавало звуки, я все равно не слышал – глухота по-прежнему надежно затыкала мои уши. Как и Крея, что внезапно схватил меня за рукав изгвазданной куртки и затряс, указывая куда-то в сторону. Я оглушенно повел головой и посмотрел.

Орбит.

Странной, дерганой походкой – видать, и мамонтовых наездников зацепило не на шутку – тощий, как палочник, эльф тащился к причитающему врагу, изображая руками крайне замысловатые жесты, порой вытягиваясь в струнку, выделывая смешные коленца ногами, притопывая и кружась вокруг себя. Эк его зацепило… полное нарушение координации… или нет? Больно уж жесты походили на какие-то сигналы или даже язык. Я этого языка не знаю, но сильно смахивает на изощренные беззвучные ругательства. Надеюсь, он не родственников раздетого слизня всуе поминает?

Лугр уже опомнился, отбросил кирпичи, как-то подтянулся и решительно развернулся к одинокому эльфу, явно намереваясь одним ударом вбить сей лысый гвоздь в грязевую пустошь и попрыгать затем сверху. Монстр дернулся… и замер, начав напряженно наблюдать за показывающим разные нехорошести и похабности эльфом. После чего обиделся и, сорвав с лысой, как колено, макушки жалкие остатки водорослевого парика – оказалось, парик! – Лугр воздел к небу обе свои странные ручищи, постоял так миг, собираясь с духом и воображением, а затем принялся с невероятной скоростью показывать такое, что я начал переживать за добродетель отца Орбита.

Зрелище неправдоподобное – стоят друг против друга два лысых индивидуума и семафорят конечностями, приседают, крутятся, зачерпывают грязь и мажут ее себе по груди и лицу, хлопают руками по бокам.

– Ща я встану и громко скажу: «Ку-у-у-у»! – предложил пришедший в себя Крей. – И все будет на мази.

– Я тебе скажу! – зашипел я, как всегда сорвавшись на змеиный диалект. – Я тебе скажу! Не мешай этим умалишенным. Пусть самовыражаются. Отползаем…

– Ладно, – вздохнул гном, опуская голову в грязь. – Поползли задом вперед. Кстати, Бом уже вбивает посох. Шагах в двухстах от нас.

– Если у нашего психа не получится, то, может, хотя бы задание не завалим.

– Не получится что?

– Это переговоры, – пожал я грязными плечами – Они точно толкуют о чем-то. И Орбит что-то обещает – он уже раз пять ударил себя во впалую грудь и трижды почесал левую ягодицу.

– Это на каком языке? – оторопел Крей. – Больше я зад чесать не стану…

– Шучу я про ягодицу, – фыркнул я. – Но в грудь точно стучал.

– Дзорр! – взревел монстр, и мы тут же притворились мертвыми и даже почти разложившимися. Крей перебарщивал, натужно хрипя и уронив язык в грязь.

– Р-р-ранг-р-р-ранг Снесса вур-ргх! – рокочуще исторг Лугр, обдав стоящего напротив Орбита потоком липкой слюны.

– Р-р-ранг-р-р-ранг Снесса вур-ргх! – тут же подтвердил наш лысый друг, снова ударяя себя в грудь.

– Вот теперь он точно что-то пообещал, – оторвал от грязи язык Крей.

– Да, – мрачно подтвердил я. – Пообещал…

Одно знакомое слово я услышал. Вернее, имя. Но пока рано делать какие-то выводы. Подождем.

Лугр Мерзейший ждать, однако, не захотел – подобрав лапы, он приподнял оплывшую тушу и довольно шустро поковылял вниз по склону горы, спускаясь по диагонали и двигаясь к ближайшему берегу – монстр явно уходил в океан. На нас он не обратил ни малейшего внимания, что лично меня несколько даже задело – мы столько времени и сил потратили на него. С шумом вломившись в растущие у подножья горы гигантские папоротники, чудовище облегченно заревело, радуясь, что скрыло уязвимое мягкое тело покрывалом растительности. Папоротники качались из стороны в сторону, отмечая движение уродливого создания. Жалобно завопил какой-то зверь и тут же затих. Не иначе его мимоходом пристукнули.

– И что теперь? – достаточно мирным тоном поинтересовался я.

Мой вопрос вполне законен – по просьбе друга я, не раздумывая, исполнил столько кульбитов и прыжков в грязи, так вымотался, что имею полное право ожидать ответ.

– Козырь, – широко-широко улыбнулся Орбит.

– Против Снессы?

– М-м-м?

– Со Снессой у меня договор.

– Но ведь ты его не наруши-и-и-ил, – развел в удивлении руками Орбит. – Ты даже пытался Лугра убии-ить…

– А ты?

– А я не ты, – еще шире улыбнулся эльф, да так, что его щеки едва не лопнули от натуги, а окажись здесь Чеширский Кот, сразу бы помер от зависти.

– Это точно, – подтвердил я. – Ты не я. Но все же…

– Ты не сделал ничего против догово-о-ора… Лугра не существу-у-ует. Он ведь ме-ертв. Снесса их всех уби-и-ила… и лиши-и-ила домо-о-ов…

– Мы можем пожалеть об этом, – мрачно подытожил я, глядя, как вдалеке продолжают колыхаться папоротники и стволы исполинского бамбука, продолжающего тянуться вверх в решительной попытке проткнуть облака.

– Не мы. Я. Ты чист перед Снессой, – покачал головой эльф, обнимая хобот подошедшего Колывана.

– Она решит иначе. Но поздно уже переживать. Для чего тебе монстр? Что за козырь? Орбит, говори яснее.

– Пока ни для чего, Ро-о-ос. Я просто увиде-е-ел лежа-а-ащую на земле козырную ка-а-арту. Старую к-а-арту. Ты бы не подобра-а-ал?

– Хм…

– Использовать необяза-а-а-тельно. Даже неинтере-е-есно, – поморщился Орбит. – Ску-у-учно… Но все же-е-е…

– Понял, – кивнул я. – Нашел на земле заряженный дробовик и на всякий случай подобрал. Лишь бы потом это ружье в нас не выстрелило. Что ты обещал Лугру?

– Ничего.

– А последние слова вашей дружеской беседы?

– Он спросил: «Падение Снессы предсказано?» И я просто подтверди-и-ил…

– И куда он поперся?

– Домой, – эльф снова улыбнулся – с явным предвкушением чего-то интере-е-есного. – Рос, Снесса тебе не ве-е-ерит. Она никому не ве-ерит. Не нападет она – уда-а-а-арит ее бра-а-ат. Он лю-юбит сестру-у-у. Боги не лгут, лишь когда спя-я-ят… А Роска – вечная угро-о-оза…

– Ты привязался к Роске всей своей душой, – вздохнул я. – Пошли помогать Бому.

– Привяза-а-ался, – подтвердил он. – Пошли меша-а-ать Бому.

– А откуда ты знал, как разговаривать с Лугром? Жесты, странные слова.

– Выучил, – пожал плечами эльф. – От ску-у-уки, когда был гла-а-авным библиотекарем в Потерянной Библиоте-е-еке…

– Стоп… это же легенда. Никто не может отыскать эту библиотеку. Миф Вальдиры.

– Ну… тогда не бы-ы-ыл главным библиотекарем…

– Спасибо тебе, – чуть помедлив, произнес я. – Не знаю, к чему приведет твое вмешательство, но… скучно точно не будет.

– Будет интере-е-е-есно, – осклабился эльф. – И гро-о-омко…

– Вы там идете? – заорал Бом, глядя, как рядом с воткнутым в землю посохом суетится невысокого роста «местный», что-то делающий со странными большими кубиками. – Тут в грязи столько всего закопано! А мне подарили кристалл грузового телепорта – небольшой, но все же. За успешную установку посоха. Сейчас присмотрим за туземцем и домой. И продадим мореный дуб, травы и камни какому-нибудь клану. Подороже.

– Если подороже – тогда Неспя-я-я-щим! – поспешно посоветовал Орбит. – У них деньги е-е-есть…





Глава вторая. Шу-шу-шу…




Шу-шу-шу…

Бу-бу-бу…

Шу-шу-шу…

Бу-бу-бу…

Шептание и бормотание в роскошных тропических декорациях – вот как бы я назвал происходящее на восставшем с океанического дна Кольце Мира. Никакого демонстративного лязга оружием, никакого намекающего звона тетив, никакого громыхания воинских сапог спешащего куда-то отряда. Да и отрядов нет – все разбиты на мелкие «кучки». Все улыбаются, в руках небрежно зажаты наполненные вином, морсом, кокосовым молоком или икряной брагой бокалы.

В земле там и сям видно множество разных по размеру дыр, заполненных почти неслышно звучащими фонтанами. В толще пенящейся и вздымающейся вверх воды колышутся размытые очертания ахилотов, зависших в родной стихии и свободно могущих разговаривать с сухопутными расами. А эльфы, люди, гномы и полуорки бесстрашно ступают в фонтаны и вопреки току воды медленно спускаются на дно, где, стоя внутри дрожащей водяной «колонны», могут обозревать дно на многие метры в стороны, беседовать с ахилотами, глазеть на динозавров и гигантских рыбин, хищно снующих у дна в поисках добычи. Смуглые «местные» не лишены здорового любопытства, и их часто можно заметить среди игроков.

И даже там, у самого-самого дна, среди густорастущих водорослей и рыбных косяков, все так же слышно:

Шу-шу-шу…

Бу-бу-бу…

Шу-шу-шу…

Бу-бу-бу…

Шептание и бормотание, шептание и бормотание.

Кланы отложили оружие и стряхнули пыль с радушных улыбок, вежливых объятий, добродушных похлопываний по плечу и лукавых подмигиваний. Военная пора временно закончилась. Началась эпоха деловая, не менее кипучая и столь же безжалостная, как самая жестокая битва.

По-восточному лениво возлегая на пышных коврах вокруг низеньких столов, небрежно сидя на берегу с ногами, опущенными в воду, лежа на траве и смотря в безмятежное небо, неспешно гуляя по тропинкам и любуясь живописными видами, швыряя в море плоские камни и считая количество отскоков – чем бы ни занималась бо?льшая часть игроков, одновременно они вели деловые переговоры. Купля и продажа, обмен, наем, заключение сложных и мало кому понятных многоэтажных договоренностей – все это совершалось ежеминутно.

Шу-шу-шу, бу-бу-бу…

Низенький гном с радостной улыбкой хлопает по красивому зеленому бедру нависающей над ним полуорчицы, скалящей острые клыки. У них все сложилось. Договорились.

Два эльфа все крепче обнимают друг друга за плечи. Улыбки становятся все более натянутыми. Тут дело не ладится, видно невооруженным глазом. До открытой конфронтации не дошло, но все впереди.

Две заливающиеся веселым хохотом девушки внезапно ударяются лбами. Повторяют этот прием еще дважды, после чего жмут руки и расходятся. И здесь сладилось…

И так повсюду. Круглые сутки. Без отдыха. Даже без небольших пауз. Сделки заключаются с такой скоростью и с таким размахом, что я невольно вспомнил произведение Роберта Асприна, где фигурировал некий крайне оживленный базар с самыми диковинными товарами и столь же необычными торговцами. Здесь я чувствовал себя


Книга Затерянные земли: отзывы читателей