Закладки

Мироходцы. Пустота снаружи читать онлайн

ноосферы, пока не получишь нужного сочетания Знаков. А если хочешь, можешь попробовать узнать и свое имя. Ведь кто-то его знает, а раз знает кто-то – ты тоже можешь узнать.

Каос сглотнул ком и провел ладонью по мокрому лицу. Так всегда бывало, когда халл задумывался о преступлении против воли своего бога, но на этот раз священный трепет оказался иным. Понимание того, что все это больше не имело смысла, разожгло в сердце великий гнев, и пока молодой Мартабах беззаботно спал, Каос Магн смотрел на океан звезд, и душа его медленно тлела от ненависти ко всему и вся.



Утро началось с доброй вести: Зирафи сообщил, что просьба досточтимого господина Магна выполнима и что осталось договориться о цене.

Торговаться начали после завтрака, в кабинете оборотника. Комнатка, если это можно было так назвать, была примечательной – не комната вовсе, а будто бы просторная садовая беседка, связанная с домом коридорчиком, и со стеклянными витражами теплых тонов вместо стен. Когда пришло время работать, вся любезность Зирафи испарилась, он дрался за каждую каму, постоянно приговаривая, что-де условия досточтимого господина Магна, по сути, грабительские, что для выполнения его просьбы потребуется провести огромную работу и привлечь множество оборотников, тут парой деньков не отделаться.

Мартабах, следя за этим, откровенно скучал. Он чувствовал себя словно ребенок, которому приходится ждать, пока взрослые ведут скучные разговоры.

– По рукам, – сказал Каос вдруг.

– Ах… – Зирафи промокнул лоб батистовым платком, – я составлю договор.

Вскоре дело было сделано, подписи и печати проставлены и скреплены рукопожатием.

Несмотря на все просьбы и почти что мольбы, гостить в доме Зирафи Каос отказался. Попросил передать привет жене и детям, когда те вернутся с курорта, и отбыл из Звездного Рога.

В Базааре можно было жить без забот круглый год, даже если ты нищ и наг. Никаких особо опасных хищников, прекрасный климат, особенно в экваториальной зоне, и множество съедобных фруктов, растущих повсюду. Тем не менее ни бродяг, ни тунеядцев оборотники не терпели, так что если кто-то хотел пожить в Базааре, ему следовало обзавестись домом или снять номер в гостинице, и стоило это недешево.

Долгое сидение на одном месте будто выводило Каоса из себя. Он стал потихоньку терять терпение уже на третий день, говорил, что чувствует, будто его нагоняют. Кто и зачем, узнать все еще не удавалось, и это бесило больше всего.

Тем лучше, что на пятый день в гости к мироходцам пожаловали двое големов с имперскими клеймами на груди.

У Оборотной Империи не было армии в привычном понимании этого слова. Незачем. В случае конфликта всегда можно было арендовать армию. А вообще-то никто особо не стремился ссориться с цитаделью оборотников, ибо ее негласный девиз недаром звучал как «Мы вас купим и продадим». Даже Корпорация предпочитала у них именно покупать, а не отнимать, – так всегда выходило дешевле.

Что до порядка внутри своей инфраструктуры, его оборотники доверяли защищать купленной армии – големам. Магическим солдатам, созданным искусственно, причем не кем-то там, а самим Отцом Армий, великим абсалоном Крайтом ан Штарк арр Вэйном из Кетера. Его големы были чем-то вроде совершенного мерила, идеальными магическими существами, предназначенными для послушания и служения. В бою они тоже были могучи, каждый как тысяча солдат и тяжелый танк в придачу. Создатель оформлял их в виде рослых фигур атланов, совершенных с точки зрения анатомии статуй из темного камня (порой, по воле заказчика, использовались и иные материалы), облаченных лишь в келкра?ки[12], и с головами словно гладко выбритыми – знак рабства.

– Каос Магн?

Голос, доносившийся из глубины голема, был низким и ровным, а рот озаряла глубокая синева, точно такая же, как та, что пылала в его глазницах.

– С утра еще был.

– Бу-у-у, – протянул валявшийся на диване Мартабах. – Ответ хама.

– Император приглашает вас и вашего спутника на званый обед во дворец в качестве представителя Великой Оси.

– Неожиданно. Что за обед?

– Формальное мероприятие дипломатического толка, – пояснил голем безучастно, – соберутся представители торговых партнеров Оборотной Империи. Ваше присутствие повысит престиж мероприятия и доставит удовольствие императору.

– Я могу отказаться?

– Да.

– В таком случае я согласен.

– А я нет, – отказался Мартабах. – Хоть отдохну от тебя.

– Шалишь, юнец.

Впрочем, Каос не стал тянуть смертоносца за собой.

Он давно не заглядывал в гости к верховному оборотнику, а в номере на него еще и нападала неясная тревога, требовалось движение, смена обстановки.

В качестве транспорта прислали огромную дуфе?нгу[13] с богато украшенным седлом-креслом на спине. Зверь грациозно взмахнул крыльями и устремился в небо, где ему принадлежали летные привилегии; спереди и сзади летело по два голема охранения. Этим истуканам не требовался транспорт, они могли перемещаться в любой среде, в том числе и по воздуху – с помощью струй реактивного огня, бившего из пят.

Откинувшись на сиденье, Каос прикрыл глаза и погрузился в мысли, планы, сомнения. Если бы он вместо этого смотрел вниз, на город, возможно, некоторых неприятных событий в скором будущем удалось бы избежать. Но он не смотрел, а потому не видел, что среди других выделявшихся образчиков архитектуры появился новый – большая ступенчатая пирамида, совершенно черная и чужая в этом ярком городе. Храм Амон-Ши.

Золотой дворец состоял из более чем ста уровней, его внешние стены то и дело распахивались проходами для покидающего или прибывающего транспорта, следовали по своим маршрутам големы, облетавшие воздушное пространство и контролировавшие поток. Под взорами их пытающих глазниц дуфенга опустилась на выдвинувшуюся наружу площадку, после чего та втянулась в большой внутренний ангар.

Встречавшая делегация состояла из высокопоставленного оборотника и нескольких големов в церемониальных украшениях. Чиновник носил длинное белое одеяние, скромное и простое, в то время как тела дворцовых стражников были инкрустированы драгоценными камнями и состояли из золота.

Стены из золота, колонны из золота, полы и потолки из золота. Золотой дворец был золотым везде, сверкал, блестел и поражал неподготовленные умы размахом роскоши.

– Спасибо, что соизволил принять наше приглашение, господин Магн, – поблагодарил оборотник, управлявший транспортным диском, летевшим по галереям.

– От меня что-то требуется?

– Совсем ничего. Поприсутствуй на обеде, пусть тебя видят послы. Оборотная Империя со всеми ведет дела, у нас большие связи.

– Даже с Великой Осью, которую я якобы представляю?

– О да, господин Магн, – покивал оборотник лысой головой. – Даже Неназванным порой бывает нужно что-то приобрести.

– Допустим. А вам не показалось опрометчивым приглашать меня после недавних событий в Копатэксе? Вы ведь и с Корпорацией дела ведете.

– Ведем, ведем, конечно ведем. К сожалению, досточтимый представитель Корпорации отклонил приглашение, ссылаясь на уважительную причину.

Мероприятие было действительно чисто церемониальным, хотя и довольно значительным. Время от времени представители многих великих сил Метавселенной обменивались визитами вежливости – либо просто так, ради поддержания баланса сил, либо с определенным умыслом. Например, в Базаар послы собирались для обновления старых или для заключения новых торговых договоров.

Их было много, разные существа множества видов, размеров и форм, представители многих миров, живые и неживые, окруженные магическим сиянием и разумные машины, полуматериальные и многоликие. Среди прочих посланников выделялись представители особенно крупных фракций либо очень влиятельных миров: Каарианский Союз; реверанты; университет Дрэксл, он же Сиркх; Пламень Исхи?ны; Кетер; иные.

Слишком поздно свободно гулявший по залу Каос заметил сородичей. Слишком поздно для того, чтобы скрыться. Их было трое: высокопоставленный член касты Развития, судя по резьбе на бивнях, – настоящий экзарх; а также сопровождавшие его жрец Амон-Ши и воин-акселератоморф.

Лицо жреца скрывала ритуальная маска, как полагалось, а мышцы и кости акселератоморфа были изменены биоинженерами касты Развития, так что телосложением он немного напоминал прямоходящую гориллу. Сам экзарх обладал чертами лица, считавшимися у халлов чрезмерно утонченными, – узким длинным лицом, тонким носом и острым подбородком. Он был несколько похож на самого серого мироходца.

Халлы заметили сородича и не преминули подойти.

– Неожиданная встреча, экзарх… Эйм’Рэйс, – произнес Каос, выловив имя из воздуха.

– Более чем неожиданная, Ралазур[14]. Судя по тому, как ты держишь хронометрон у всех на виду, тебя пригласили от Великой Оси?

– Да, это так. А вас, экзарх?

– Я здесь так же, как и все прочие, являюсь послом. Ты разве не знал, что Ка’Халла вступила в торговые отношения с Оборотной Империей?

– Не знал…

– Мне странно это, – сказал экзарх Эйм’Рэйс.

На том разговор был оборван, и посланец родного мира отстранился.

Вскоре гостей пригласили к пиршественному столу, большому, обильному и очень красочному. Лишь тогда соизволил явиться император, а вернее, соизволила явиться. Титулатура Оборотной Империи не менялась с самого ее основания, так что императорами в разное время были мужчины, женщины, бесполые и многополые существа. Нынешняя император звалась Буаха?нь Шифо?нг и принадлежала к виду больших разумных пернатых гинь-ляо. Там, где ее тело не укрывала белая ткань одеяния, посверкивали красные и оранжевые перья, клюв блестел золотом, а на кончике хохолка танцевали огненные лепестки.

Пир начался, но вплоть до самого его конца Каос Магн сидел с ликом более мрачным, чем небо в грозу. Он мог думать лишь о том, что сильно сглупил, покинув гостиницу сегодня. Очень, очень сильно сглупил. И за это придется заплатить кровью.

Когда пир закончился, император Оборотной Империи одарила каждого из гостей подарком. Ничего сверхъестественного, просто красивые дорогие безделушки. Каосу достались сверкавшие карманные часы на цепочке, выточенные из цельного бриллианта с тончайшей работы механизмом внутри. Он так торопился покинуть дворец, что сунул их в карман плаща и даже не сказал императору слов благодарности.

Вскоре халл ворвался в пентхаус, приставил к стене гроб и бесцеремонно сбросил плащ на пол.

– Плохо кормили? – спросил Мартабах, но вместо ответа получил лишь сердитый взгляд.

– Все лежишь? Ты сегодня хотя бы одно движение сделал?

– Вот эта горка фантиков от конфет свидетельствует о том, что сделал, – сказал он ровно.

– Я к себе, буду медитировать. Пожалуйста, не беспокой меня и не позволь кому-то другому меня побеспокоить. Это важно.

– Хорошо.

Бывший учитель ушел,

Книга Мироходцы. Пустота снаружи: отзывы читателей