Закладки

Перевал читать онлайн

будущее напоминаю всем требования карточки 5–3–5, если кто имел неосторожность их позабыть. Как, впрочем, и вообще правила ведения боевых действий. Мы, конечно, не в Ираке и не в Афганистане, однако не думаю, что для набитой красной агентурой Кореи августа пятидесятого что-то изменится. Самым главным требованием считаю – не навреди! Итак:

• Будьте со всеми вежливы, но дружбу ни с кем нам водить не стоит.

• Принимайте свои решения достаточно агрессивно и достаточно быстро.

• У вас должен быть план.

• Вы должны иметь к этому плану резервный план, потому что первый, по всей вероятности, не сработает.

• Будьте вежливы. Будьте профессиональны. Но у вас должен быть план убить всех, кого вы встретите. Даже ваших друзей.

• Как говорится, не посещайте перестрелку с пистолетом, калибр которого не начинается с четверки. В нашем случае это значит, что если вы хотите победить, то должны пользоваться всеми возможностями ваших штурмовых винтовок на все сто процентов. Ничего даже им близкого по эффективности у коммунистов нет.

• Всё, что стоит вашего выстрела, стоит повторного выстрела. Боеприпасы дешевы. Ваша жизнь дорога.

• Держите дистанцию от противника. Расстояние – наш с вами друг. С фронта старайтесь не маячить, заходите сбоку или по диагонали.

• При любой возможности используйте укрытия и прикрытия.

• Если это возможно, всегда берите во фланг своего противника. Присматривайте за своими.

• Всегда обманывайте, всегда выигрывайте. Единственная несправедливая битва – это та, которую вы проиграли.

• Через десять лет никто не вспомнит подробностей калибра, позиции или тактики. Люди будут помнить только тех, кто выжил.

• Если вы не стреляете, вы должны сообщить о своем намерении стрелять.

Крастер вовсе был не уверен, что выдернутые им из памяти заповеди не отдают канцелярщиной, он всё же был не шоумен и не профессиональный спичмейкер, однако не озвучить их он не мог – его морских пехотинцев ждал бой.

– Приготовиться к выдвижению. Капрал Чой – ко мне!

При помощи помрачневшего, как на похоронах, капрала Чоя и Фаррелла Крастер объяснил корейцам сложность ситуации и вполне ожидаемо получил разрешение воспользоваться автотранспортом. По мнению Крастера, на данном этапе первоочередной задачей была разведка перевала и захват контролирующих его позиций, в чем автотранспорт южнокорейцев мог оказать просто неоценимую помощь.

Пока морпехи грузили в «Джимми» необходимую часть боеприпасов и имущества, Крастер доложил о своей готовности капитану, и оба офицера еще раз уточнили планы, прежде чем лейтенант запрыгнул в джип.





* * *


Двухсполовинойтонный армейский грузовик на самом деле не такая уж и большая машина. После того как в него закидали рюкзаки и боеприпасы, места, чтобы поместилось больше чем одно отделение, практически не осталось. Однако Крастер не видел в этом ничего страшного.

По его плану, одно из отделений должно было выдвинуться на грузовике, два оставшихся во главе с взводным сержантом – пешим порядком. Сам командир взвода с тремя морпехами огневой группы Чоя – на «Виллисе» впереди грузовика для разведки маршрута и рекогносцировки района действий.

Пока отделение должно было разгружать грузовик, командир взвода со своей группой планировал выдвинуться на «Виллисе» к гребню перевала. После разгрузки «Джимми» освободившийся грузовик должен был подобрать группу комендор-сержанта О’Нила и оттранспортировать ее к позиции. Далее приходило время ставить взводу задачи исходя из результатов оценки Крастером местности. Нагло отобранная у Тена карта была достаточно подробна, однако командирскую рекогносцировку заменить не могла.

Фаррелл по возвращении автомашин должен был убыть вместе с южнокорейцами, до отъезда капитана Чой оставался в его распоряжении. Вместе с ним Крастер оставил санитара, присмотреть за Рюккером. По возникновении необходимости эта парочка должна оказать помощь сержанту-вертолетчику, как, впрочем, и он им. Далее группа должна была присоединиться к взводу. Собственно, Чоя Крастер оставил только для того, чтобы не гонять к вертолету носильщиков за Рюккером, когда он определится с диспозицией. Для связи Крастер пожертвовал санитару все же отобранную у взводного сержанта портативную радиостанцию, без которой на данном этапе тот вполне мог обойтись.





* * *


По итогам изучения карты и личного осмотра местности Мёртвый перевал представлял собой проход между двумя поросшими лесом горными пиками 403 и 222 метра высотой. По центру перевала верблюжьим горбом лезла из земли высотка с небольшой, но довольно плотной рощей по вершине и южному скату. Благодаря тому, что превышение над соседними горными долинами в целом было невелико, данный горный проход был очень удобен для организации путей сообщения, так что через него шла грунтовая дорога.

Земляной покров в районе перевала представлял собой неровный наносной грунт по камню с повсюду торчащими из земли каменными глыбами различной величины, глубина окопов, которые взвод мог бы тут вырыть, требовала изучения по месту на выбранных позициях. В самом горном проходе, который, в отличие от соседних гор, не зарос лесом – в особенности. Здесь камень торчал из земли особенно часто, сливаясь местами в участки до нескольких сотен квадратных футов площади.

В гребне перевала под дорогу была вырублена выемка, достигающая примерно семисот футов по длине. Дорога на спуске, включая неглубокие кюветы по обеим обочинам, была укреплена щебнем. Сам горный проход, представляющий собой частую «чешую дракона» довольно густо торчащих из земли глыб разной величины, вне дороги определённо был труднопроходимым для автотранспорта и повозок. Проехать там на джипе, как посчитал Крастер, в принципе было возможно, однако изрядно при этом попетляв.

Достаточно густой лес, покрывавший окружающие долину горы, немного редел только ближе к опушкам. Правая горная гряда была полностью лиственной, внизу из смеси горного дуба с грабом, к вершинам переходя в сплошной грабинник. На левой – западной цепи, уже на склонах высоты 403 к ним присоединялась горная сосна. Последняя ближе к вершине данной горы составляла грабу вполне достойную конкуренцию, а если приглядеться к соседним пикам, то там и вообще задавливала все лиственные породы. Густо поросшая кустарником роща Зеленая на высоте 130 по растительности от нижних ярусов высоты 403 не отличалась.

Место расположения временного лагеря Крастер определил именно в Зеленой на гребне, благо подъезды к ней были достаточно удобны. Пока второе отделение принялось за осмотр местности и разгрузку автомобиля, сам он отправился на «Виллисе» на рекогносцировку.

По результатам личного осмотра выемка представляла собой канаву в скале, по максимуму достигая примерно десяти футов глубины, впрочем в среднем будучи гораздо мельче. Края данной канавы были укреплены извлеченным из нее камнем, щебень для покрытия дороги, по всему видно, извлекался тоже из данной канавы.

Лезть в эту траншею на джипе было бы сущим самоубийством, появись на выходе северные корейцы[33] – и она станет огромной ловушкой, ни убежать, ни на машине развернуться, поэтому пунктом наблюдения был выбран склон высоты 130, с которого наблюдалось всё, что Крастера в этом районе могло интересовать. Благо, что до нее ни ехать, ни идти далеко было не надо.

Проехав на машине как можно ближе к вершине, Крастер отпустил корейца-водителя и продолжил выдвижение пешком, держа свой карабин в готовности открыть огонь. С местом под позицию беглым взглядом он более чем угадал. Все просматривалось просто прекрасно, а сами морпехи должны были неплохо маскироваться деревьями, травой и кустарником. Для удачной засады имелись все условия.

Дорога, спускающаяся к текущей по долине речушке, на склоне также была укреплена щебенкой и булыжниками, кто бы ни обустраивал переезд через данный перевал, строить он старался на десятилетия. Внизу дорога поворачивала налево и скрывалась за горным отрогом. Склон принципиально от соседней долины не отличался. Такой же наносной грунт, торчащие из земли каменные глыбы, сплошные каменные участки, перемежаемые ямами и пятнами земли с растущей на ней травой и клоками кустарника. Местность для обороны была более чем перспективной. Укрытий для противника и плохо простреливаемых участков местности, конечно, хватало, однако большинство из этих «затенённых» для огня с одного направления точек были вполне открыты с других.

Люди вообще и коммунисты в частности в зоне наблюдения отсутствовали. Высота 226 в соседней долине, располагавшаяся к северу от будущих позиций взвода, как и склоны горной гряды за ней, были покрыты смешанной дубово-грабовой порослью, ближе к вершине появлялись сосны. За исключением дороги ничто не несло никаких следов человеческой деятельности. Внизу всё поросло густой и местами довольно высокой травой, в которой то здесь, то там поблескивали бока также лезущего из-под земли камня. От высоты 226 в направлении высоты 304, шла гряда отдельных скал и крупного и мелкого камня, переходя с правого берега текущей вдоль дороги речушки на левый.

Пока группа О’Нила понизу грузилась в «Джимми», Крастер принял окончательное решение, где он будет устраивать опорный пункт. К большому своему сожалению, он не знал сил и вооружения наступающих на данном направлении северокорейцев, это вносило слишком много факторов неопределенности в обстановку, однако лейтенант решил ничего не усложнять и в соответствии с первоначальным замыслом обороняться в роще на гребне. При его возможностях провоцировать ближний бой в зарослях было довольно глупой затеей – коммунистам, встреченным огнем с опушки леса на высоте 222, никто не мог помешать дать крюк по не простреливаемой зоне и атаковать взвод снизу вверх по лесу. Колоссальное преимущество морпехов в дальности действительного огня стрелкового оружия в этом случае не реализовывалось.

А вот перспективы обороны на отметке 103 выглядели чертовски неплохо. Крастер счел возможности удержать данный горный проход очень высокими, даже попытайся противник подняться, упомянутым образом укрываясь в лесу на склоне высоты 222, и ударить с фланга. Не имеющее значимых укрытий пространство меж опушками леса и рощи составляло от трехсот метров, что давало вполне достаточные возможности для реализации технических характеристик его винтовок и гранатометов. Против сорока двух стволов, всех до единого с оптическими прицелами и вдобавок находившихся с превышением, у красных, будь их хоть батальон, оценочно не было даже шанса.

Нет, теоретически он мог допустить, что людские волны в стиле атаки боевых тараканов некой книги из «Списка чтения командующего морской пехоты» вполне могли похоронить взвод под собой, но для этого

Книга Перевал: отзывы читателей