Закладки

Небесный капитан читать онлайн

сон, как утренний туман». Лиза оглянуться не успела, а на дворе уже конец июля, а за окном площадь Испании. И значит, каникулы с Ниной закончились, но жизнь продолжалась, и это было прекрасно.

В конце концов, ничто не вечно под луной, и однажды выяснилось, что американке пора возвращаться домой, да и у Лизы в начале августа была назначена деловая встреча на севере Италии. Уточнять, где именно и с кем конкретно она встречается, Лиза не стала, но и Нина не могла сказать, когда именно прибудет в Нью-Йорк и когда доберется до Филадельфии. И с пенсильванским адресом неожиданно возникли проблемы. Один дом Нина вроде бы продала – он казался ей слишком большим, – другой еще не купила. История темная, но Лизу такое положение дел даже устроило. Курортный роман тем и хорош, что не предполагает логического продолжения. И никакого вообще продолжения, если честно. Любовь – морковь, встретились – разбежались, без обязательств и без последствий. Такова жизнь.

Расстались – трогательно, и едва ли не со слезами на глазах – в четверг утром в порту Ливорно. Нина уплывала на пароходе в Марсель, откуда собиралась вылететь в Лондон и уже оттуда трансатлантическим экспрессом в Нью-Йорк. Ну, а Лиза решила ехать поездом в Рим. По официальной версии, она собиралась осмотреть римские древности, но на самом деле планы ее были слабо связаны с развалинами Колизея или термами Каракаллы. У Лизы в голове крутились совсем другие идеи, недаром же она всю последнюю неделю названивала – в отсутствие Нины, разумеется – то на борт «Звезды Севера», готовившейся на достроечном поле верфей ван Хурина ко вторым ходовым испытаниям, то в роттердамский отель «Париж», где проживали временно некоторые члены экипажа, включая Иана Райта. Телефонировала она и в Гейдельберг, подолгу беседуя с полковником Штоберлем на разные отвлеченные темы, имевшие тем не менее особый подтекст, понятный лишь им двоим в контексте истории их делового партнерства.

И вот Лиза в Риме. Окна ее апартаментов выходят на площадь Испании, видна даже знаменитая Испанская лестница. Утро, солнце, благодать.

«Что ж, прогуляемся…»

Лиза критически изучила свой многократно разросшийся гардероб и, в конце концов, выбрала длинное – до середины икр – облегающее платье из голубого шелка от «Мадам Шерюи». Соответственно, пришлось надеть шелковые чулки телесного цвета и облегающее нижнее белье с латексом, которое несколько лет назад начала выпускать американская фирма Lastex. К платью подошли двухцветные – синие с белыми вставками – туфли с глубоким вырезом на двухвершковых каблуках и синий льняной жакет от модного дома «Дреколь». Завершали наряд белая шляпка от Скиапарелли – маленькая, плоская, сдвинутая к правому уху – и белая же крошечная сумочка. Ну и, разумеется, привычные уже круглые очки в золотой металлической оправе с затемненными стеклами.

Лиза придирчиво осмотрела себя в тройном зеркале трюмо и пришла к выводу, что она безупречна. Высокая, с тонкой талией, плоским животом и небольшой грудью, да еще и блондинка – она полностью соответствовала идеалу красоты, вошедшему в моду еще в конце двадцатых годов с легкой руки киноделов из Майями[4].

«Я красавица, и пусть умрут все завистники!» – Этому лозунгу Лиза научилась у Нади и теперь пользовалась им при всяком удобном случае.

Воспользовалась и нынче. Настроение сразу же поднялось, и Лиза покинула постоялый двор, двигаясь легко и раскованно, как может двигаться молодая здоровая женщина в хорошем настроении, твердо знающая к тому же, что она красива – во всяком случае, при взгляде издали – и одета не лишь бы как.

В конце концов, прогулявшись по близлежащим улочкам и переулкам, заглянув между делом в пару попавшихся по пути бутиков, Лиза вышла к кафе «Греко», и метрдотель проводил ее к столику у окна, выходившего на улицу. Завтракала Лиза по привычке рано утром. Разнообразно и с размахом. Сейчас же, в начале одиннадцатого, она заказала десерт – сицилийские канноли, – кофе по-венски и двойную порцию граппы.

И только она взялась за сахарные трубочки с сыром маскарпоне, как в зале кафе появился высокий спортивного сложения господин в светлом костюме-тройке, белоснежной рубашке со стоячим воротничком, при галстуке, но в шляпе-панаме[5]. Оглядев мимоходом зал, он неторопливо подошел к столику Лизы и учтиво приподнял шляпу.

– Доброе утро, Елизавета Аркадиевна! – поздоровался он по-русски. – А вы, смотрю, кардинально изменили свой облик!

Встреча оказалась настолько неожиданной, что у Лизы даже дыхание перехватило.

– Ну, – сказала она в ответ, преодолев краткий миг замешательства, – вас, полковник, тоже ведь хрен узнаешь! Что вы здесь, кстати, делаете?

– Путешествую в целях поправки здоровья.

– Что-то серьезное? – вежливо поинтересовалась Лиза, ни на мгновение не поверив, что Рощин и в самом деле чем-нибудь болен. – Присаживайтесь, пожалуйста! Терпеть не могу разговаривать задрав голову.

С полковником-пластуном Лиза познакомилась в апреле, в первый день войны. Она высаживала со своего крейсера десант в устье реки Роя. Ну, а командовал десантом как раз Вадим Рощин.

– Спасибо, – поблагодарил он, присаживаясь к столу. – Надеюсь, не помешал.

– Как вы узнали, где меня искать?

– Мистер Райт подсказал.

– Даже так? – подняла Лиза бровь.

– Вы не пришли на встречу в шесть часов вечера после войны.

– Господи, Рощин, вы что, серьезно?! В шесть часов вечера после войны?

– Да, – позволил себе скупую улыбку Рощин, – в Ниене на Великокняжеской набережной, у львов. Вы сами так сказали.

– Рощин, – виновато улыбнулась Лиза, – мне очень жаль. Я думала, вы поняли, я шутила. У меня есть друг…

– Мужчина, – добавила она, сообразив, что в ее случае это не так уж очевидно.

– Профессор Паганель покинул Себерию еще в мае, и вы, Лиза, сейчас находитесь в Риме, а не в Лондоне.

Звучало логично, что тут скажешь!

– В Эдинбурге, – автоматически поправила полковника Лиза. – Паганель живет в Эдинбурге.

– Тем более, – чуть пожал плечами Рощин. – Он там, вы здесь. Похоже, мои шансы уже не стремятся к нулю.

– Значит, собираетесь ухаживать?

– С максимальной деликатностью, – успокоил ее полковник.

«Вот только новых отношений мне сейчас и не хватает!»

Предыдущий опыт не обнадеживал. Тюрдеев попытался ее убить, а Паганель продемонстрировал такую разницу в менталитете, что просто оторопь брала. И все это в течение одного года. Начинать теперь – в преддверии экспедиции в Лемурию – новый виток брачных игр казалось неправильным, даже если речь шла о таком мужчине, как Вадим Рощин.

– Вадим, – сказала она мягко, – через месяц «Звезда Севера» уходит в новую экспедицию…

– Вот, собственно, об этом я и хотел с вами поговорить.

– Черный кофе, – бросил он подошедшему к их столику официанту. – Самый крепкий, какой получится.

– Любопытный поворот, – Лиза отодвинула от себя недоеденный десерт и открыла портсигар. Рощин и в самом деле сумел ее удивить.

– Я говорил с Райтом, но Иан, в силу известных нам обоим обстоятельств, направил меня к вам.

– Только не говорите, что собрались наняться на «Звезду Севера»!

– Именно это я и собираюсь сделать, – Рощин галантно дал ей прикурить от своей зажигалки. – Если, разумеется, вы не будете возражать.

– Я буду возражать! – пыхнула папиросой Лиза. – Я уже возражаю!

– Позвольте мне все-таки изложить вам свои соображения. – Рощин полковник-пластун, и этим все сказано. Его смутить сложно, еще труднее сбить с мысли.

– Излагайте! – согласилась Лиза.

– Во-первых, опыт вашей предыдущей экспедиции, Лиза, недвусмысленно указывает на то, что в вашем экипаже не хватает профессиональных военных. Несколько кадровых офицеров и сержантов разрешили бы ваши прошлогодние проблемы в Африке еще до того, как эти проблемы проявили себя в полную силу. Разве нет?

– Да, – кивнула Лиза, признавая очевидное, – скорее всего.

– Если же предположить, что это были бы пластуны…

– Я вас поняла, – Лиза все-таки взяла стаканчик с граппой и сделала осторожный глоток. – Продолжайте!

– Я взял годичный отпуск. Поручик Львов и два сержанта готовы присоединиться ко мне в любую минуту. Надо только дать телеграмму…

– И их сразу же отпустят со службы?

– Ваш кузен, капитан Кениг, обещал поспособствовать.

– О, Иван поспособствует! – усмехнулась Лиза, сообразив, откуда ветер дует. – Скажите, Вадим, это он вас надоумил?

– Вообще-то идея принадлежит Григорию, а Ивана мы подключили позже.

– А Григория, небось, надоумила Полина…

– Как бы то ни было, – покачал головой Рощин, – идея возникла. Но я не закончил излагать свои доводы.

– Продолжайте! – вздохнула Лиза. – Чего уж там!

– Мистеру Райту моя идея понравилась, но он просил прежде переговорить с вами.

– И вы притащились за мной в Рим.

– Притащился? – усмехнулся полковник. – Да, возможно. Но вот что я хочу вам сказать, Лиза. Я обещаю не надоедать вам своими ухаживаниями. Просто дайте мне возможность быть рядом с вами. А там, как бог рассудит, так пусть и будет. Не дождусь ответных чувств, уйду с вашего пути. Клянусь!

«А что, – вдруг подумала Лиза, – почему бы и нет? И смотри, как вовремя он нарисовался…»

– А если я предложу вам совершить вместе со мной партизанский рейд на территорию Объединенного королевства? – Это был решающий вопрос. Можно сказать, пробный камень.

– Будем кардинально решать вопрос майора Седжвика? – почти равнодушно поинтересовался Рощин.

– Есть возражения?

– С чего бы вдруг? – удивленно поднял брови полковник. – Другое дело, что я бы предпочел выполнить миссию без вашего участия…

– Не обсуждается! – отрезала Лиза, сердце которой неожиданно пошло в разгон. Рощин оказался даже лучше, чем она о нем думала.

– Мне вызвать подкрепление? – спросил он сухим, исключительно деловым тоном.

– Не стоит, – покачала она головой. – Одно дело вы, Вадим, и совсем другое – они. Есть разница. Тем более что у меня уже есть несколько компаньонов… вы будете четвертым.





* * *


Неделю – с первого по седьмое августа – Лиза провела с подругами в Виченце и окрестностях.


Книга Небесный капитан: отзывы читателей