» » » От винта! : Не надо переворачивать лодку. День не задался. Товарищ Сухов
Закладки

От винта! : Не надо переворачивать лодку. День не задался. Товарищ Сухов читать онлайн

сервопривода, термодатчика из биметалла, поворачивающего редуктор гидросистемы, плоских пружин, собранных внахлест, образующих воздушные заслонки, предусматривающий четыре режима работы: Открыто, закрыто, ручной и автомат.

– Смотри-ка, Валерий! – сказал Николай Николаевич. – Простенько и со вкусом!

– Автоматический? И не надо постоянно на температуру масла смотреть? Берём! – шумно прореагировал он. Ко мне подсел Аркадий Дмитриевич:

– Андрей, я, конечно, понимаю, что тебе будет некогда, но ты не забывай мою просьбу!

– Я же обещал, Аркадий Дмитриевич! А вы просмотрите возможность напрямую увязать шаг винта с количеством оборотов на М-82 и 71. Очень неудобно несколькими рукоятками в бою пользоваться. Надо работать одной!

– А если понадобится чуть прибавить-убавить шаг?

– Под большой палец два фиксатора: верхний – фиксатор газа, а нижний, крючком, – шага винта, а саму ручку сделать поворотной: «больше-меньше».

– Ну, попробуем!

Так, за разговорами, незаметно настало утро. Николай Николаевич вызвал машину, а мне сказал ехать в Наркомат обороны и представляться Ворошилову: «Но не раньше полудня. Давай я тебя домой подброшу! Поспишь немного!»



Войдя в комнату, я обратил внимание на то, что в ней кто-то побывал без меня. Пошёл умываться. Когда возвращался, то увидел перед моей дверью командира в малиновой фуражке. В горле встал комок. Подошёл к двери:

– Вы ко мне?

– Старший лейтенант госбезопасности Филиппов! Вы – лейтенант Андреев?

– Так точно!

– Мне приказано вас доставить! Одевайтесь! – Он прошёл в комнату вместе со мной и присел на стул. Я накинул гимнастерку, ремень, одел куртку. Смахнул щёткой пыль и брызги с сапог.

– Я – готов!

Закрыл дверь, мне не мешали. Голос Сергея: «Не волнуйся, на арест не похоже. При аресте всегда несколько человек и обыск». Приехали на площадь Дзержинского, но не к главному входу, а к боковому. Меня попросили сдать оружие, у меня не было, обыскали. Старший лейтенант повёл меня за собой. Зашли в небольшую комнату, там меня ещё раз обыскали, даже ремень снимали. Привёл себя в порядок, вошёл в приёмную. «Постойте!» – сказал старший лейтенант, а сам вошел в кабинет, закрыв дверь. Тут же вышел, отрыл дверь и знаком показал заходить. Он же закрыл за мной двери. В конце длинного стола сидел лысоватый человек в пенсне. «Нарком НКВД Берия, Лаврентий Павлович», – послышался голос Сергея.

– Товарищ народный комиссар! Лейтенант Андреев по вашему приказанию прибыл!

– Проходите-проходите, товарищ Андреев! И не по моему приказанию, а по приказанию товарища Сталина! Вам же приказали связаться со мной!

– Извините, товарищ народный комиссар! Но я не знаю вашего телефона! Мой непосредственный начальник приказал сегодня прибыть на приём в НКО к 12 часам дня. Дома у меня телефона нет!

– Николай Николаевич вам больше не начальник! Вы старше его по должности! А то, что у вас нет телефона – это безобразие! Проходите, Андрей Дмитриевич. Присаживайтесь. – Он наклонился к столу и сказал: – Вызовите Короленко!

– Давайте знакомиться, Андрей Дмитриевич! Меня зовут Лаврентий Павлович! – он привстал за столом и протянул мне руку. Я привстал и пожал его руку. – Форму, лейтенант, вам придётся снять. Нам с вами предстоит очень много работы.

Раздался голос из динамика: «Прибыли Судоплатов и Короленко».

– Пусть войдут!

Нарком жестом пригласил Судоплатова к столу и спросил у Короленко:

– И давно у вас, в оперативном отделе, заместители наркомов живут в общежитиях и не имеют связи? Почему мои люди у замнаркома Андреева оказались раньше ваших? Почему его квартира, если её так можно назвать, до сих пор не под охраной? – Короленко вытянулся и молчал. – Займитесь, пожалуйста, лично, товарищ Короленко! И товарищ Сталин распорядился выделить в распоряжение товарища Андреева транспорт и самолёт.

– Товарищ нарком! У нас лётчиков нет!

– Он сам лётчик!

– Есть! Разрешите идти!

– Идите!

Напротив меня сидел комиссар третьего ранга госбезопасности.

– Знакомься, Павел Анатольевич: Андреев Андрей Дмитриевич. Наша головная боль на ближайшие несколько месяцев! – Комиссар привстал и подал мне руку. Пожатие у него было очень крепким.

– Да, я уже читал Постановление! – неожиданно он по-английски спросил меня, бывал ли я в Нью-Йорке.

– No, comrade commissar! I never had been in the New York! And I never had been in other countries!

– Акцент! Типично русский! Только через торгпредство. Вариант № 1 отпадает!

– А что же ты хотел, Павел, чтобы всё и сразу, на блюдечке с голубой каёмочкой! – улыбнулся Берия.

– Подумать надо, Лаврентий Палыч! Найдём вариант! Надо аккуратно кое-что разузнать.

– В общем, Павел! Вручаю его тебе! И поручаю тебе провести, вместе с ним, эту операцию! А вам, Андрей Дмитриевич, сегодня же переодеться в гражданское, и, пожалуйста, держитесь подальше от военных. По крайней мере, в Москве. Заедете к Ворошилову только тогда, когда он вызовет.

– Но мне ещё в Ленинград надо! Там работает лучший специалист по радиолокаторам капитан первого ранга Берг.

– Насколько я в курсе, я видел эту фамилию среди арестованных Ежовым в Ленинграде! Когда поселитесь на квартире, сегодня, к вам зайдёт товарищ Филиппов, который вас сюда привозил. Он назначен начальником вашей охраны. Соответствующие указания он имеет. Помещение для вашей комиссии подберём, но не в НИИ ВВС, а здесь, в Москве. На этом пока всё, наверное. Остальное – в рабочем порядке, через Павла Анатольевича! До свидания, Андрей Дмитриевич!





Глава 6




Мы с Судоплатовым вышли из кабинета, и он жестом показал мне следовать за ним. Я с интересом наблюдал за его стремительной и лёгкой походкой, совершенно неожиданной для такого крупного человека. Вошли в его кабинет, следом за нами вошёл ещё один чекист. Судоплатов сел за стол, а мы остались стоять у дверей.

– Присаживайтесь! – не глядя на нас, сказал Судоплатов. Он перебирал какие-то бумаги на столе, сложенные в одну аккуратную папку.

– Вадим! Это всё?

– Да, Павел Анатольевич!

– Негусто! И нет ни одной зацепки?

– Ну почему, Павел Анатольевич! «Седой» имеет выход на их филиал в Мексике, неоднократно бывал в гостях у господина Никольса!

– Уже теплее! А выход на производственный или технический отдел есть?

– Не прорабатывали, но я дал указания «Седому» рассмотреть все возможности! Кроме того, нашей резидентуре в Вашингтоне переданы указания подключиться.

– Спасибо, Вадим! Вы свободны! – Судоплатов оторвался от бумаг, посмотрел на меня и неожиданно широко улыбнулся:

– Задали вы нам задачку, Андрей Дмитриевич!

– Что-то не так, товарищ комиссар третьего ранга?

– Павел Анатольевич или товарищ Павел! Так быстрее. (Где-то я это уже слышал и тоже от генерала…)

– Хорошо, товарищ Павел! Мы что, не будем обращаться напрямую в «Вестерн Электрик»?

– Будем, Андрей, будем! Но позже! Когда найдём стопроцентный вариант получить всю документацию нелегально! Сам посуди! Если мы обратимся сейчас и получим отказ, то американцы сразу внесут эту штуковину в Сикрет Лист, и никакими силами это будет не преодолеть, только «надавив» на президента. А этого мы не можем! Поэтому наша задача – найти сейчас вариант, при котором нам или какой-то фирме, связанной с нами, продали бы то, что нам нужно. То есть полностью подготовить сделку, не высвечивая конечного покупателя, то есть нас. Так что, Андрей, ты сейчас займёшься делами здесь в Москве и Ленинграде, а я буду искать варианты, как подойти к «Вестерн Электрик». Заодно, что такое пальчиковая лампа? Ты сам её видел?

– Нет, товарищ Павел!

– Вот и я её не видел! «Пойди туда, не знаю куда, найди то, не знаю что»! Пушкин какой-то получается! – заметив мою, немножко вытянутую от удивления мордашку, Павел Анатольевич сказал: – Да не волнуйся ты так, Андрюша! Здесь, по крайней мере, известно у кого и что искать! У нас не всегда так бывает! У меня, конечно, и других дел по горло, но все они в основном там, в западном полушарии. Так что справимся! – товарищ Павел встал, прошёлся по кабинету. – Сейчас позвоним Короленко, он тебя устроит. У тебя будет связь. Кодовое название операции: «Палец». Если понадобится что-то сообщить, а закрытой связи по ВЧ не будет, то пишешь вот на этот адрес телеграмму Павлу, – он дал мне листок с адресом и телефоном, – где иносказательно пересказываешь ситуацию, упоминая палец. Подписываешься: «Андрюша». Вот тебе и первое задание: вот пропуск в закрытый отдел Ленинской библиотеки. Так как ты у нас проходишь техническим специалистом, найди, пожалуйста, всю открытую информацию по этим лампам. Сейчас я тебя познакомлю с нашей сотрудницей, Маргаритой, можешь её использовать для этого. Она у тебя пока поработает секретарём. Заодно и свой английский подтянешь. Он у тебя на довольно примитивном уровне, а требуется бегло говорить.

Он наклонился к столу и сказал:

– Пригласите, пожалуйста, Гончарову! – Затем снял телефон и сказал: – Анатолий! Я всё! Забирай!

В кабинет вошла высокая красивая светловолосая девушка в форме:

– Вызывали, Павел Анатольевич?

– Да, Рита! Знакомьтесь: Андрей Дмитриевич. Поступаете в его распоряжение. И, пожалуйста, займитесь его английским! Товарищу предстоит серьёзная командировка в Америку, но говорит он плохо. Но, Рита, едет он легально, поэтому надобности доводить его язык до совершенства – нет. Я думаю, что вы его подстрахуете во время командировки! И займитесь, пожалуйста, его гардеробом и манерами, так чтобы он выглядел серьёзным бизнесменом. – Рита окинула меня оценивающим взглядом и хитровато улыбнулась.

– Павел Анатольевич! Вы считаете, что это возможно?

– Рита! У тебя золотые руки! Я знаю! У тебя – получится!

Из кабинета мы вышли вместе с Ритой. В приёмной меня ждал Короленко. Он оказался довольно шумным и постоянно ворчащим человеком, но дело своё знал очень хорошо. Рита сказала, что пойдет переоденется, а мы с Короленко пошли куда-то по длинным высоким коридорам Лубянки. В первую очередь, пришлось заполнить форму № 0, затем, в оружейке, мне подобрали два пистолета: «Браунинг Лонг» с кобурой и маленький «Вальтер» с наплечной кобурой и патроны к ним. Отдельно выдали две пачки специальных патронов, как мне сказали: с особым останавливающим действием. Расписался за всё. Всё сложили


Книга От винта! : Не надо переворачивать лодку. День не задался. Товарищ Сухов: отзывы читателей