» » » Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Закладки

Клыки. Истории о вампирах (сборник) читать онлайн

– произнес лидер вампиров, если, конечно, вы могли его так назвать только потому, что он говорил от лица других.

Ему, должно быть, не исполнилось и восемнадцати. Россыпь веснушек на лице. Ирокез мышиного цвета. Плотно облегающая футболка с изображением Pixies[5], которая была настолько короткой, что можно было увидеть полоску обнаженной кожи между ней и его боксерами. Он носил джинсы с ремнем из змеиной кожи, который свободно болтался в шлёвках. Если бы вы увидели его в коридоре, то даже не смогли бы и подумать, что он вампир. Ретта и Лотти не могли поверить, что он вампир, несмотря на сказанное им.

– Мы просто хотим, чтобы вы знали: не все из нас носят шелковые шейные платки и живут в глухих деревеньках в глубине Восточно-Европейских горных хребтов, – рассказал он собравшимся первокурсникам, сидевшим позади старшекурсников. – Мы не обязательно убиваем, хотя некоторые поступают именно так, но не все из нас.

– Боже мой! – воскликнула Лотти. – Не могу поверить, что они ведут разъяснительные работы. Это выглядит настолько жалко. Мне нужны шейные платки, какими бы они ни были. Я хочу глухие деревни из глубин Восточно-Европейских горных хребтов, а не этих неудачников.

– Это «галстуки» – банты, – прошептала Ретта. – Викторианские «галстуки» – банты.

Лотти закатила глаза:

– Ты слишком добра, Ретта.

Ее полное имя было не Ретта, а Лоретта, но с малых лет люди называли ее именно так, потому что они с Лотти были лучшими подругами и девчонками, чьи имена начинались на «Л», а при произношении это утомляло. Лотти и Ретта как-то договорились: они не хотят быть похожими на этих братьев и сестер, которых родители из-за одной только буквы зовут друг за другом, словно шагают по лестнице вверх и вниз. Именно Лотти придумала называть ее Реттой. Сначала она задавалась вопросом, почему именно ей пришлось изменить свое имя, а не Лотти, которая на самом деле была Шарлоттой, но вскоре новое имя закрепилось за Реттой.

– Нам бы также хотелось развеять миф о том, что все мы кровососы, исчадия ада с клыками, – заявил собравшимся лидер вампиров.

Стоявшие позади него собратья одобрительно кивнули. Один из них, пухлый парень небольшого роста, выглядел как участник оркестра, играющий на трубе. Его очки были с одной стороны заклеены, и вообще он создавал впечатление сосунка с маниакальными наклонностями. Другая, ужасно худая девушка с белой, как мел, кожей носила черные сапоги, черные джинсы, черную майку и черные серьги, сделанные из какого-то темного кристалла. У нее были длинные черные волосы, а губы накрашены черной помадой. Не самый лучший выбор лидера вампиров, чтобы представить свою расу с неожиданной стороны. Чтобы люди чувствовали спокойствие, а не разочарование. Ретта хорошо это понимала. У нее было то же самое, когда методист давал ей советы на приеме. Ретта училась в старшей школе и не знала, что ей делать после выпуска, но надеялась найти свое место в этом мире.

– Спасибо, – поблагодарила Ретта за полученный ей пласт мудрости, и, выйдя из кабинета методиста, сказала заходить следующему.

– Этот чувак только что сообщил, что над ним издевались в детстве? – прошептала Лотти. – Конечно же, именно поэтому он и стал вампиром.

– Тссс, – повторила Ретта. – Они тоже заслуживают того, чтобы их послушали.

– Тоже как кто? – спросила Лотти.

– Тоже как и все, – ответила Ретта. – Лотти, не могла бы ты, пожалуйста, не отвлекаться? Мистер Мастерс смотрит на нас. Нас могут оставить после уроков.

Это заставило Лотти замолчать. Нет ничего хуже, чем сидеть в затхлом классе с миссис Марковитц после занятий в школе. Миссис Марковитц, преподававшая алгебру первокурсникам с незапамятных времен, рассчитывает, что вы посмотрите прямо на нее, когда она читает романы за своим столом в течение наказания. Ретта всегда обращала внимание на обложку, на которой был изображен мужчина с мускулистой грудью, обнимающий героиню. Она могла представить себе книгу, текст, и выдумать содержание каждой страницы, которую переворачивала миссис Марковитц. Лотти проводила все это время, прожигая глазами дыры в преподавателе. Ей не хватало воображения.

Лидер вампиров сказал:

– Да, нам нужна еда, но мы не всегда питаемся кровью.

Парень в ряду позади девочек крикнул:

– Конечно, ведь они жрут твою мамашу!

Раздался взрыв смеха, все начали гоготать. Однако лидер вампиров не выглядел веселым.

– Верно, – сказал он, пристально посмотрев на парня, который оскорбил его. – Мы питаемся твоей матерью. Она действительно хороша. Только я немного не понимаю, почему люди так плохо говорят о ней.

– Кем, черт возьми, ты себя возомнил, чувак? – сказал парень, который находился за Реттой и Лотти. Он резко вскочил и стал выше. Все, кто находился на трибунах, повернулись посмотреть на него. Трибуны скрипели, словно корабль в море. Поскольку парень находился прямо позади Лотти и Ретты, то казалось, что все смотрят прямо на них, они в центре всеобщего внимания.

– Тебе лучше следить за своим языком, приятель, – заявил этот парень.

Его толстое лицо покраснело, длинные сальные волосы блестели так, словно их очень давно не мыли. Он выглядел как настоящий вампир. Ретта задавалась вопросом: а что если он просто боялся этого? Вампир, ненавидящий себя. Такие люди существовали.

– Нет, тебе лучше следить за своим языком, приятель, – сказал лидер вампиров, прижав микрофон ко рту и усиливая звучавший в его словах вызов. Все снова повернулись, чтобы посмотреть в его сторону, словно они следили за теннисным матчем. Что-то в его голосе стало другим. И когда Ретта взглянула на него, в его глазах что-то изменилось. Они не блестели и не горели, в них не было ничего необычного. Но эти карие глаза на слегка веснушчатом лице юноши с ирокезом, притягивали ее.

– Ого, – сказала Лотти. – Дело набирает обороты.

Лидер вампиров продолжал пристально смотреть на парня с засаленными волосами, и чем дольше он это делал, тем тише становилось в спортивном зале. Шепот постепенно стихал, пока не настала абсолютная тишина, а затем вдруг юноша с засаленными волосами начал плакать и присел, закрывая лицо руками. Он разрыдался. Парень вытер лицо о плечо. В течение минуты всем было неловко. Затем, наконец, директор вырвался из-под чар лидера вампиров, которые, казалось, были наложены на всех, и сказал:

– Довольно, всё, хватит. Мы привели людей на собрание – чего вы еще хотите?

– Уважения, – ответил лидер вампиров.

Затем он спустился со сцены и пошел к дверям спортзала, а его группа двинулась следом, то и дело оглядываясь.

Когда двери закрылись, директор сказал:

– Извините, что это вышло из-под контроля, но собрание окончено. Теперь вы можете вернуться к своим занятиям и обсудить это в небольших группах.

– Обсудить что? – спросила Лотти.

Ретта толкнула ее локтем, но Лотти сказала это достаточно громко, чтобы директор ее услышал.

– Обсудите, что эти молодые люди хотели сказать, – ответил он, глядя на Лотти. Все повернулись, чтобы снова посмотреть на девочек. – Времена меняются, мисс Кеннеди. Если ты не изменишься вместе с ними, то останешься в прошлом.

– Измениться или умереть, – ухмыльнулась Лотти. – Я понимаю. Но разве нет третьего варианта, мистер Мастерс? Почему бы не стать вампиром? Как они? Тогда вам никогда не придется меняться. И вы никогда не умрете.

– Это стереотип, – сказала девушка в первом ряду. Обернувшись на Лотти, девушка дотронулась до оправы своих очков и сдвинула их вверх по переносице. Лотти показала ей язык. Тогда директор снова велел прекратить и отправил всех на занятия.

Когда они уходили с собрания, Лотти повернулась к Ретте и предложила:

– Сейчас последний урок. К черту. Не хочешь свалить с него?

– И куда мы пойдем?

– Домой, – ответила Лотти. – Мы можем побыть какое-то время у меня.

– Отлично, – сказала Ретта, и они нырнули в коридор, который вел к школьной парковке, где сейчас, в середине мая, сотни автомобилей пылали под полуденным солнцем. «Довольно скоро, буквально через пару недель, я уже никогда не смогу это увидеть», – думала Ретта. Она провела руками по волосам, не зная, должна она радоваться или нет.

Девушки прошли только половину пути, когда Ретта увидела лидера вампиров, стоявшего напротив машины – большого темно-бордового «кадиллака». Он смотрел прямо в их сторону. Его друзья вампиры куда-то исчезли. Лотти что-то говорила о видеоигре, в которую она играла онлайн, о герое, которого создала прошлой ночью, о ком-то, кто носил меч и много доспехов. Ретта постоянно отвечала: «Да? Неужели?», но она не могла выбросить из головы взгляд вампира. И наконец, как только они дошли до машины Лотти, Ретта сказала:

– Возможно, эта была не самая лучшая идея.

– О чем ты?

– Прогулять.

– Да ладно тебе, Ретта, ты серьезно?

– Да, – ответила Ретта. – Я собираюсь вернуться обратно. Ты иди. Прости.

– Ты так странно себя ведешь в последнее время, Ретта, – сказала Лотти. – Но неважно. Хорошо. Пиши для меня конспекты или что-то в этом роде.

Лотти села в машину, и пока заводила ее, демонстративно не смотрела на Ретту, а затем уехала.

Ретта, с другой стороны, повернулась и увидела лидера вампиров, который по-прежнему стоял, прислонившись к своей машине. Он все еще пристально смотрел на нее.

Но вместо того, чтобы пойти на последний урок, она все ближе подходила к нему.



Нужно сказать, что с Лотти очень трудно дружить. Ретта гордилась своим терпением. Лотти почти постоянно была чем-то недовольна.

«В мире полно глупых людей», – любила говорить она.

Ретта не знала, действительно ли Лотти так думала или только так говорила, потому что сильно злилась на людей, которые болтали глупости или совершали их. Как, например, черлидерши. Лотти ненавидела черлидерш – в основном из-за их номеров, насколько они были рьяными, насколько уверенными. Однажды она сказала, что группа поддержки принесла бы куда больше пользы, если бы их номера вызывали сомнение в способностях своей команды, когда они отстают в игре,


Книга Клыки. Истории о вампирах (сборник): отзывы читателей