Закладки

Восемнадцать с плюсом читать онлайн

с пищей.

У тварей чертовски тонкий нюх, свежий след даже не слишком развитые способны засечь сходу.

Вздохнув, Читер начал озираться, планируя намечающуюся схватку. Видимость внутри гораздо хуже, чем снаружи, но кое-как сумел отступить шагов на пятнадцать вглубь, чтобы не встречать тварей на пороге, откуда шум может разнестись далеко по окрестностям.

Захрустело стекло. Похоже, на ногах у зараженных уцелела обувь. Это прекрасно – лишнее свидетельство их невысоких уровней.

Подняв лук, Читер наложил стрелу на тетиву. Наконечник отстойный, сплющенный жестяной конус, но испытательным выстрелом, сделанным в квартире, аналогичным получилось насквозь пробить пластиковое ведро. Оружие только на вид неказистое, в работе оно тугое, немалую силу приходится прилагать, чтобы натянуть.

Зараженные, забравшись внутрь, остановились. Их силуэты прекрасно просматривались на фоне пустого оконного проема. Вон, как головами туда-сюда водят, явно принюхиваются. Читер возле окна, определяясь на местности, несколько шагов в разные стороны сделал, похоже, это сбило их с толку, не понимают, куда дальше направляться.

Вот и прекрасно, тем легче целиться.

Сжав губы в ожидании неминуемой вспышки боли в подреберье, рывком взвел лук, тут же отпустив тетиву. Ближайший мертвяк издал звук, напоминающий тот, при котором воздух выходит из пробитого мяча, если с силой надавить на него ногой. Упал со звоном, на всё то же стекло, – стрела пронзила ему шею.

А Читер чуть не выматерился в голос. От физического усилия бок свело одновременно и болью, и судорогой, заставило согнуться буковой «Г», а разогнуться не получалось.

Будто спину заклинило.

Выронив ставший бесполезным лук, выхватил из самодельной кобуры пневматический пистолет, не тратя время на прицеливание, дважды выстрелил в стремительно надвигающуюся урчащую фигуру.

Пистолет послушно хлопнул, давление вырывающегося углекислого газа разогнало пульки по короткому стволу, отправив в цель. Промаха быть не могло, но никаких последствий для мертвяка не последовало, он так и продолжал мчаться на Читера.

Тот схватился было за топорик, пытаясь выхватить его в такой неудобной позе, но не успел: зараженный, не переставая урчать, налетел, сбил с ног, обрушился сверху, подминая с такой силой, что кости захрустели, и позвоночник, наконец, распрямился.

Выпрямился он, увы, с новой вспышкой боли, но она, можно сказать, стала очищающей, ударив по мозгам отрезвляющей волной. Читер успел сунуть в зловонный рот предплечье, добротно обмотанное многими слоями прочной ткани, и пока мертвяк пытался разжевать добычу, в дело вступил нож.

Первый удар получился смазанным. Слишком неудобно сцепились противники, из такого положения не получилось поразить затылок, лишь взрезалась кожа от виска и дальше, назад. Мертвяка это заставило отвлечься от грызни невкусных тряпок, он чуть подался вперед, занося оскаленную пасть над лицом Читера.

Тому ничего не оставалось, как вбить нож в эту самую пасть с такой силой, что тот, уйдя вглубь по рукоять, жалобно звякнул, – сломался клинок.

Мертвяк захрипел, задергался, позволив Читеру сбросить его с себя. А там, приподнявшись на колено, выхватил, наконец, топор, врезал раз, другой, третий, жестоко изуродовав голову.

Лишнее, конечно, но злоба накопилась, да и есть за что. Болели и бок под ребрами, и спина от копчика до шеи, и побывавшая в тисках бульдожьих челюстей рука.

Вот же гадство. А ведь Март, возможно, прав на все сто. Надо было еще пару дней поваляться в том доме. Но Читеру не понравилось то, что там слишком часто начали показываться зараженные. То в одну сторону пройдут, то в другую пробегут. Место становилось слишком популярным, следовательно – опасным.

Спешка – плохо. За спешку полагается наказание – боль. Сходиться в рукопашную, когда у тебя не хватает пары ребер и части кишечника, это не самое приятное занятие.



Уничтожен зараженный. Уровень – 8. Вероятность получения ценных трофеев – 83 %. Получено 1 очко к прогрессу ловкости. Получено 1 очко к прогрессу меткости. Получена 1 единица гуманности. Уничтожен зараженный. Уровень – 9. Вероятность получения ценных трофеев – 85 %. Получено 3 очка к прогрессу физической силы. Получено 10 очков к прогрессу выносливости. Получена 2 единицы гуманности.



Прекрасно, бой окончен. Лучшая новость за весь день, ведь продолжать Читер сейчас не в состоянии, надо прийти в себя.

Забавно читать, ведь, неуклюже повоевав с этой мелочью, получилось чуток заработать на основные характеристики. Цифры, естественно, не впечатляющие, но ему и единичка в радость. С первым противником всё понятно, опыт сожрала проклятая меткость. Зато на втором она не сказалась, или почти не сказалась, попадания пулек почему-то не сожрали причитающееся очки прогресса.

Да уж, понятно, почему. Тварь, вместо того, чтобы грохнуться замертво, бодро бросилась устраивать бой без правил. А всё потому, что яд почему-то не подействовал.

Но в чём причина? Промаха быть не может, Читер в своих стрелковых талантах уверен. Одежда на мертвяке остановить пульки не могла, слишком тонкая ткань, но не помешает в этом убедиться.

Тяжело дыша и морщась от приступов боли в боку, поднялся, ухватил зараженного за руки, проклиная свою дотошность, потащил тело в глубину супермаркета. Лишь оказавшись на приличном расстоянии от стеклянной стены, скрылся за стеллажом, присел, достал фонарик, подсвечивая, приступил к осмотру.

Первое попадание заметил сразу, оно выделялось пятном свежей крови на рубашке. Пулька пробила ткань и ушла так глубоко под кожу, что при нажатии не прощупывалась. С поисками второй ранки пришлось повозиться, но картина и там оказалась схожей.

Обдумав увиденное, Читер, без сожалений, сорвал с пояса самодельную кобуру вместе с пистолетом. Зачем таскать оружие, которое не убивает? Или пульки всё же успевают критически нагреться и при невысоких скоростях, или Система каким-то образом запретила побеждать противников настолько экономным и безопасным способом.

Может, потом, как-нибудь, поэкспериментирует. Допустим, не пульки, а дротики, не соприкасающиеся со стенками ствола. Идея-то, на вид, перспективная.

Но сейчас Читеру не до экспериментов.

Фонарик заблаговременно приспособлен к действиям в условиях скрытности: стекло почти полностью залеплено пластырем, лишь тонкая щель осталась, прикрытая несколькими слоями скотча. Света всего ничего дает, луч вялый, компактный, его с трудом хватило, чтобы отыскать стеллаж с водой. Там помыл руки: организму иммунного бациллы почти не страшны, но ходить с ладонями, которыми только что мертвяка таскал, неприятно.

А помыв, чертыхнулся. Вот ведь лопух, не подумал, что надо стрелу из второго тела вытащить. Нечего добром разбрасываться, не так-то просто их изготавливать.

Придется еще раз запачкать руки, а после снова отмывать. Двойная работа.





* * *


С крышами и чердаками у Читера много воспоминаний связано, главным образом, отрицательных или нейтральных. Но, как ни крути, если тебе хочется, как следует, осмотреться, придется выбирать не яму, а самую высокую точку.

А что в городах высокое, с хорошим обзором и одновременно не сильно рискованное?

Здание делового центра доминировала над всей округой, вымахав заметно повыше ближайших конкурентов. Это Читер определил еще в темноте, успев добраться к примеченному параллелепипеду из стекла и бетона до рассвета без новых конфликтов с зараженными.

Почему он не направился дальше, к окраине? Зачем ему понадобилась эта крыша?

А затем, что, побродив в темноте, Читер осознал, что без, хотя бы, поверхностного знакомства с окрестностями, постоянно будет подставляться. Идти по прямой не получалось, то и дело утыкался в слишком обширные открытые пространства, или места с повышенной активностью зараженных. Мало того, что время терял попусту, так еще и рисковал нешуточно.

Вот и пришлось подниматься по почти бесконечной лестнице. С такой верхотуры, пусть не всё, но многое видно. Отдохнет после ночных приключений, прикинет маршрут и после заката продолжит путь.

Есть в этой передышке и еще один положительный момент, – наконец-то поест, как нормальный человек. В супермаркете пробыл достаточно долго, чтобы набить рюкзак лучшими продуктами из имеющихся. Раненому требуется усиленное питание, а не сухими макаронинами хрустеть. Плюс, на вкусные деликатесы шкала удовольствия реагирует положительно, а роль у нее важнейшая.

Теперь Читер то спал на верхнем этаже, устроив лежбище на шикарном кожаном диване в приемной какого-то босса, то выбирался на крышу и бродил по периметру со стареньким биноклем, обнаруженным еще позавчера в одной из квартир. Самый лучший путь к окраине он уже прикинул, как основной, так и пару запасных вариантов, но всё равно продолжал наблюдение. В первую очередь, интересовало перемещение мертвяков. Удивительно, но при кажущейся хаотичности их действий, заметно, что некоторые места они почти игнорируют, а к другим их будто притягивает магнитом. Естественно, возле последних показываться нежелательно, вот и приходится пробегаться взглядом по маршрутам снова и снова, вычисляя неблагополучные точки.

Сидя в офисном кресле на углу крыши, Читер лениво жевал оригинальный бутерброд: толстенный прямоугольник твёрдого сыра намазан сливочным маслом, а выше поблескивает янтарно-оранжевый слой красной игры. Окажись здесь Март, не обошлось бы без критики на тему отсутствия пива к столь солёной закуске. Но раненым алкоголь нежелателен, да и здоровым он на пользу не идет. Какой прок от того, что печень иммунного можно в спирту вымачивать, без последствий в виде цирроза и прочего? Пьяный человек в столь непростом мире, это мишень повышенной уязвимости. Даже малые дозы пагубно отражаются на реакции, внимательности и координации, так что, на этой крыше действует строжайший сухой закон.

Не так уж далеко треснул выстрел. Похоже на винтовочный, или одиночный пулеметный. Калибр явно не из рядовых.

Торопливо отложив недоеденную закуску на простой стул, притащенный вместе с креслом, Читер поднялся, подошел к краю крыши, присел за парапетом. Сжимая бинокль наготове, попытался невооруженным глазом определить, где именно нашумели. Произошедшее не прошло мимо ушей мертвяков, те повсеместно возбудились и пришли в движение. Лишь на первый взгляд оно казалось беспорядочным, уже спустя минуту наблюдения получилось, приблизительно, вычислить нужный район.

И тут выстрелили еще раз, тот же звук. Следом заработал тяжелый пулемет: быстро, громко, злобно, длинными очередями, без оглядки на повышенный расход недешевых крупнокалиберных патронов. Похоже, кого-то там здорово прижимают.

В дело, наконец, пошел бинокль. Поле зрения резко уменьшилось, зато стали различимы невидимые прежде подробности. Поймав взглядом неспешно ковыляющего мелкого мертвяка, прикинул, куда именно он направляется и наконец увидел источник переполоха.

Здоровенный пикап, там и сям небрежно укрепленный стальными решетками и сетками. В кузове крупнокалиберный пулемет на турели,


Книга Восемнадцать с плюсом: отзывы читателей