Закладки

Астрологический суд читать онлайн

и места для подписи внизу.

Хозяин кабинета машинально расписался, и Ольга легким изящным движением руки выдернула бланк из-под дорогой шариковой ручки.

Выйти, выйти, выйти – вертелось у нее в голове…

– До свидания! – выпалила она и стала поспешно отступать к выходу.

– До… свидания, – пробормотал в ответ господин прокурор и начал озадаченно вертеть и разглядывать хитрый конверт, как мальчуган – конструктор «Лего»…

Выйти, выйти, выйти… Два шага… Шаг… Дверь… Выйти… Скрежет ручки… Шаг… Два…

– Ну че там? – встретил ее «гусар». – Все нормально?

– Ага… – непринужденно откликнулась она.

Путь от кабинета до выхода из здания прокуратуры пролетел незаметно. Ольга мило попрощалась с провожатым и удалилась.

Тем временем Максим Леонидович с недоумением и интересом перелистывал увесистую связку документов. Если не смотреть подборку жутких фотографий и перейти к написанной сухим языком криминальной статистике, то можно было прочитать следующее:

«1) 12.03.08, 17:32. Аникина М.?А. 1997 г.?р. Смерть в результате потери крови. 42 ножевых ранения. Труп обнаружен на городской свалке сторожем МУП в 9:03.



16) 27.05.10, 11:03. Гусева И.?И. 1995 г.?р. Предположительно смерть наступила от посттравм. шока в результате горения. 13 ножевых ранений. Личность трупа установлена посредством стоматологической экспертизы. Труп обнаружен в подвале д.?34 по ул. Голубева.

ВНИМАНИЕ!!!

По нашему глубокому убеждению, основанному на ряде неоспоримых фактов и строгом анализе произошедших преступлений, убийца – Никоноров Вячеслав Олегович, 1957 г.?р. Проживает по адресу: ул. 40 лет Октября, д.?22, кв. 159. Разведен. Фотография объекта прилагается ниже.

Следующее убийство произойдет сегодня в 23:06 на перекрестке улиц Кожевенной и Суворого, куда объект прибудет 3 минутами ранее на трамвае 6-го маршрута.

Убедительная просьба принять меры к задержанию преступника.

С уважением, К&К».

Прокурор схватил телефонную трубку, застыл на несколько секунд в замешательстве, затем молниеносно набрал трехзначный внутренний номер.

– Проходная слушает, – донеслось из трубки.

– Сержант, баба ушла уже? – проревел прокурор.

– Какая баба? – вопрос застал сержанта врасплох…

– Я щас тебе дам, какая!!! Которую ты ко мне приволок щас…

– Почтальонша? – испуганно спросили на проходной. – А-а-а… с минуту как вышла, догнать?

– Да, догони! Идиот! – на пределе возможностей голосовых связок проорал Максим Леонидович…

Хлопок, топот, скрип дверей, снова топот, и хриплый голос с одышкой доложил:

– Уехала уже, зараза…

– Твою мать, – выругался в ответ прокурор и прервал диалог. – Ладно, разберемся еще с бабой, не до нее сейчас. – Максим Леонидович закурил сигарету и, делая короткие нервные затяжки, начал расхаживать от входной двери до окна и обратно, размышляя вслух: – Похоже ведь, очень похоже, что серия. Почему не заметил раньше никто? Даже малолетки похожи у него. Блондинки все, все маленького даже для своего возраста роста. Серия… Серия… Так… – Он завис на мгновение перед телефоном и тут же отпрянул. – Ага, щас. Позвоню в Угро, а маньячок не придет. Тут тебе и смех, и выговор, и масса других «приятных» вещей… Самому идти? Нет уж: потом наутро – пятьдесят пять ножевых ранений… Стоп! – Максим Леонидович вытянулся во весь рост. Окурок, по-мальчишески брошенный щелчком двух пальцев, описал в воздухе дугу и исчез, искря и шипя, в урне. – Коля! Коля, твою мать! Вот кто пойдет на охоту…

Прокурор кинулся к телефону. Тот тут же пронзительно зазвенел.

– Да? Але? – сняв трубку, затараторил Максим Леонидович. – Малыш, не могу сейчас говорить. Забери, пожалуйста, Таньку из садика. Все. Потом объясню. Пока, – и тут же позвонил сам: – Але. Майор Серов? Здравствуйте, вас буфетчица Ирочка беспокоит, вы тут уронили в суп пистолет и не заметили, в результате пять работников кухни погибло!

На том конце провода расхохотались.

– Привет, дорогой, как сам? – перешел к делу Максим Леонидович. – На дежурстве? Отлично. Я минут через двадцать подъеду, разговор серьезный есть. Ага, давай… – повесил трубку. – Серия, серия, чтоб тебя… – продолжал бормотать он. Взял со стола конверт, сунул в карман пачку сигарет и быстро зашагал к выходу.



Оля, стараясь как можно меньше внимания привлекать к своей особе, вышла за ворота и спешно направилась к подземному переходу. Там у торговки пирожками она забрала рюкзак, оставленный десятью минутами ранее, купила, как и обещала, три пирожка с капустой, попрощалась и направилась к противоположной стороне перехода. Зашла в общественный туалет, приютила в урне кабинки пирожки, переоделась, сняла парик и вышла на улицу. Вот на другой стороне улицы, метрах в двухстах от нее, из здания прокуратуры выбежал «гусар», посмотрел по сторонам и вернулся в здание.

Фух, – с облегчением подумала Ольга. – Успели…





Глава 3

Дремучий поезд




Оля подошла к троллейбусной остановке и остановилась на краю тротуара в ожидании такси. Заметив приближающийся автомобиль с шашечками, она подняла руку, голосуя. Такси проехало мимо, зато за ним показалась знакомая «семерка». Она остановилась в пяти метрах от Оли.

Начальник собственной персоной? – подумала она и подошла к машине.

– До вокзала довезете? – спросила Оля, заглянув в окно.

– Садитесь, – ответил Леша.

Оля запрыгнула на заднее сиденье, обхватила спинку переднего пассажирского и лукаво посмотрела на водителя.

– Что это вы, госпожа машинка, решили сменить водителя? – спросила Оля таким приятным тоном, что Леша невольно проникся ее очарованием.

– Не, – усмехнулся он. – Николай Андреевич в курьерскую отдал ее.

– А-а-а… Что везешь? – спросила Оля.

Леша подозрительно прищурился.

– Не бойся, мне можно… – успокоила его девушка.

– Я знаю. Просто не устаю удивляться, какие вы, дамы, сложные. Вот что у тебя сейчас на уме, кто знает…

– Что везешь? – повторила Оля вопрос.

– Два мешка перловки…

– Кому?

– Дедульке одному…

– А, по тридцать четвертому?

– Так и есть.

– А знаешь зачем?

– Мне подробностей не сообщали, – пожаловался Леша.

– Правильно… Времени на это не хватает, – Оля откинулась на спинку кресла.

– Расскажешь? – спросил Леша, почувствовав взгляд девушки и встретившись с ним на секунду в зеркале.

– Отчего ж не рассказать? Дедулька этот – электрик, сейчас на пенсии. Недавно ему подруга рассказала, что в детском саду, в котором она работает, проблемы с проводкой. Уже несколько лет не могут денег на ремонт найти. Старик вызвался помочь бесплатно. И это произошло, надо сказать, весьма кстати – послезавтра в обед случится замыкание.

– А зачем перловка-то? – спросил Леша, опять поймав в зеркале взгляд Оли.

– Завтра утром он пойдет на почту за пенсией, а после поедет на рынок за кашей для своего пса. Старик привык работать с раннего утра до обеда – естественно, в садик он уже не пойдет. А если ты привезешь кашу, то после почты он поедет в садик и доделает проблемный участок проводки, – заключила Оля.

– Хм… А почему каша? Можно было мяса или собачьего корма. Неужто начальник у нас такая жадина?

Ольга замотала головой.

– Нет, дедулька не возьмет. Он живет очень бедно и посчитает это дорогим подарком… Так, вокзал… – спохватилась она. – Еще увидимся.

– Конечно.

– Оля, – представилась она, протягивая Леше хрупкую нежную ладошку для рукопожатия.

– Леша, – проговорил он, поцеловав ее руку.

– Я знаю, – смущенно улыбнулась Оля, выскочила из машины и засеменила по направлению к кассам, грациозно покачивая бедрами.

– Я тоже, – тихо сказал Леша, провожая Олю взглядом.

– Эй, ты! Казанова-извращенец! – возглас был адресован Леше. – Не мог бы ты оторваться от этой плоской маленькой задницы и взглянуть на кое-что по-настоящему привлекательное?

Высокая, пышногрудая блондинка в короткой юбке стояла слева от окошка «семерки», опершись на заднюю дверцу. Постукивая длинными красными ноготками по крыше автомобиля, она ожидала реакции от того, кому только что задала риторический вопрос.

– Яся! – опомнившись, радостно воскликнул Леша, узнавший свою возлюбленную. Он вышел из машины, приблизился к девушке и трепетно взял ее за руку. – Садись, милая…

– В «семерку»?! – воскликнула «милая». – Ну, нет! Ты реально считаешь, что я на этой развалюхе поеду?

Девушка провела пальцем по крыше, собрав пыль, взглянула на него, недовольно скривилась и напряженно улыбнулась.

– Не бойся, тебя никто не увидит, – иронически отчеканил Леша, считая очередной каприз Яси шуткой.

– Я серьезно! – воскликнула блондинка и надула губки. Леша обнял ее и, наклонившись к уху, стал что-то нашептывать.

– Ну ладно! – согласилась Яся. – Но чтобы на этом ты меня возил в первый и последний раз.



Поезд тронулся. В окнах поплыли фигуры провожающих и пассажиров других составов. От движения вагонов нарастал гул, в котором изредка угадывались то радостные, то грустные возгласы. Оля усмехнулась. Она видела в этой сцене стандартную ситуацию, повторяющуюся только на этом вокзале сотню раз в день. Но не всякий взгляд со стороны объективен.

В ее усмешке таилось чувство одиночества. Оно было частым гостем ее сердца, в чем она не хотела признаться даже самой себе. У всех пассажиров есть провожающие, только у нее нет, поэтому эти прощания – всего лишь «дурацкие слезливые сценки».

Постояв некоторое время в уголке, Оля отправилась подыскивать себе место. Пройдя три вагона и оглядев пассажиров, она выбрала место напротив дамы средних лет, читавшей газету.

Во-о-от… – смекнула Оля. – Скучно не будет.

– Здравствуйте.

– Здравствуй, милая.

– Оля.

– Валентина Михайловна. На море едешь? – поинтересовалась женщина, сворачивая газету.

– Да, к подругам.

В вагон вошел контролер.

– А я домой… – сказала Валентина Михайловна. – Живу на побережье, а к вам отдыхать приезжаю. Хорошо здесь…

– Да, – согласилась Ольга.

– Здесь работал мой дедушка, – сказала женщина, указывая на здание бывшего станкостроительного завода с выцветшей надписью «Слава труду!», промелькнувшее за окном. – Меня в детстве на зимние каникулы к бабушке с дедушкой родители отправляли… Да, на снег у вас зима не скупится…

– Щас не так. Ну, если эту зиму брать, то снега маловато было.

Контролер протянула руку к Олиному билетику, взяв, резким привычным движением пальцев оторвала от него часть с надписью «контроль», затем то же проделала с билетом Валентины Михайловны.

– Учишься? – спросила женщина. – У меня профессиональное – школьников

Книга Астрологический суд: отзывы читателей