Закладки

Новые Мстители: Побег читать онлайн

заключенных все стены покрыты адамантием или вибраниумом. Укрепить стекло до такой же степени невозможно.

– Понятно. И все же я бы лучше всю жизнь пробыла в трудовом лагере в Сибири, чем в тюрьме без окон, – сказала Наташа, поежившись от перспективы проводить без солнечного света один день за другим.

– Прекрати, – сказал Клинт.

– Что прекратить?

– Эту жалостливую игру на публику.

– А ты уверен, что это игра? – Шедший впереди Люк приостановился и теперь оказался рядом с Клинтом. – Я вот с ней согласен. Я отсидел три года, но нас хоть выпускали во дворик воздухом подышать. А это место… Их тут хоронят заживо. Признаюсь, у меня мурашки по коже.

– Ну, может, она играет по Станиславскому. Все равно не стоит ей верить.

Наташа поняла, что сильно недооценивала проницательность лучника. Может, пока он учился цирковым номерам, нахватался чего-то помимо трюков. Над головой она заметила щели в металлической стене.

– А это не окна? – поинтересовалась Наташа. Ей нужно было узнать как можно больше об этом месте. Реши она вернуться в Россию, ей пригодится каждая деталь. «Если, конечно, не придется поселиться здесь навечно», – подумалось ей.

– Это видеоэкраны, – ответила Джессика. Её каблуки звонко стучали об пол при каждом шаге. – Они двухсторонние. В США стараются обращаться с заключенными по-человечески, не то что в некоторых других странах.

Клинт и Кейдж переглянулись.

– Джессика, ты когда-нибудь вообще была в камере?

Джессика глянула на них через плечо.

– Слушайте, я не говорю, что в тюрьмах очень здорово. Там и не должно быть здорово. Вы хоть знаете, что натворили эти заключенные? И на что еще они способны?

– Глядя на него, – Люк кивнул в сторону одного из экранов, – не скажешь, что он много на что способен.

На изображении был крупный мужчина с маленькой головой, заостренной у макушки, который сидел в согнутом положении в углу камеры. Большую часть его тела покрывала бледно-коричневая шерсть. На нем была рваная белая футболка и штаны, которые, на взгляд Наташи, мог бы носить пациент клиники для душевнобольных. Заключенный навевал мысли о помеси циркового урода с крысой. Он поднял глаза, поморщил нос и некоторое время смотрел им вслед.

– Кто это?

– Паразит. Интеллектом обделен, но очень быстрый и ужасно сильный, – рассказала Джессика.

На следующем экране картина была еще более пугающей. Синеватые впалые щеки и ярко-красная морда существа напоминали морду взрослого самца бабуина и диссонировали с золотистыми, но явно человеческими по форме глазами. Заключенный в джинсовой рубахе и штанах сидел за рабочим столом и читал книгу. Присмотревшись, Наташа разобрала название: «Наиболее распространенные заблуждения и безумства толпы».

– Это мы где? – спросил Люк. – В отсеке преступлений против природы?

– Думаю, их распределяют по уровню опасности, – сказала Джессика. – Его называют Мандрил. Настоящее имя – Джером Бичман. Его родители оба были физиками, работали в Габоне… В лаборатории случилась какая-то неприятность, – закончила она после едва заметной паузы.

Наташа вспомнила, что и самой Джессике суперсилы достались при схожих обстоятельствах; но вообще такое случалось довольно часто. Большинство людей с суперсилами либо рождались с мутациями, наделявшими их необычными способностями, либо получали их в результате лабораторных экспериментов. Железный Человек был редким исключением в череде подобных случаев.

– Родители бросили его, когда он был еще десятилетним ребенком, – продолжала Джессика. – Просто отвезли в лес и оставили в безлюдном месте с девочкой постарше.

– Ничего себе! – удивился Люк. – И где теперь девочка?

Джессика печально улыбнулась.

– С такими-то исходными? Тоже здесь.

– Итак, женщин и мужчин держат по отдельности? – Наташе не было смысла пытаться запомнить план этажа, если ее будут держать в другом месте.

– Да… – начала было Джессика, но Люк перебил ее, тихо выругавшись.

– Пурпурный человек, – сказал он, когда пленница и конвой проходили мимо экрана, на котором был виден аристократичный привлекательный мужчина тридцати с небольшим лет с фиолетовой кожей. Тон, которым Люк назвал его, сказал куда больше, чем только что извергнутое ругательство. – Если уж говорить о том, насколько здешние обитатели опасны, этого надо было упрятать в самую глубокую камеру, что тут есть.

– Зебедайя Киллгрейв, – сказала Наташа. – Он из Риеки, что в Хорватии. А ничего, что он просто так на нас смотрит? Насколько я помню, он управляет мыслями, глядя в глаза.

Джессика взяла Кейджа за руку.

– Его под завязку накачали препаратами, Люк. Он даже не понимает, где находится. Извини, я не подумала о том, как ты на него отреагируешь.

Даже узнав о препаратах, Наташа на всякий случай не стала смотреть в глубокие лиловые глаза Пурпурного человека. Вместо этого она разглядывала Люка, который явно старался держать себя в руках и подавлял довольно бурные эмоции.

– Он тебе навредил?

– Это не твое дело, – вмешалась Джессика.

– Не мне, – ответил Люк, но было слышно, что говорить об этом он не хочет.

– Его жене, – начал рассказывать Клинт, когда Люк ушел немного вперед. – Киллгрейв захватил в плен его жену и убедил ее, что она… хочет быть с ним. А потом поломал ей мозги.

– Понятно, – кивнула Наташа. – Наверное, худшее насилие в мире. Я бы предпочла физическую боль психологическим пыткам.

Клинт на это ничего не ответил.

– Я думала, ты любишь поболтать, – снова обратилась к нему Наташа, когда они дошли до лифта.

– Наверное, настроение улетучилось, – сказал он, жестом приказав ей заходить. – После тебя.

Наташа вошла в лифт, стараясь не думать, придется ли ей воспользоваться им снова, на обратном пути. Теперь она понимала, что такой исход маловероятен, мягко говоря. Ее инструктор, Светлана Бобкова, всегда говорила ей следить за языком тела и мимикой. Наташа как сейчас видела спокойное круглое лицо этой женщины, такое по-матерински ласковое на первый взгляд, а ведь она учила девочек обманывать и распознавать обман.

Потом Наташа узнала, что словами лгать проще всего. А вот тело выдает, раскрывая истинные намерения. Наташа научилась обманывать и языком тела, но большинство людей этого не умели. Еще она научилась читать тишину. Если с тобой перестают разговаривать – это очень плохой знак. Для большинства людей убить другого – дело нелегкое. Разговаривать с человеком перестаешь тогда, когда нужно перестать воспринимать его как личность. А это, в свою очередь, помогает решиться его убить.

Пока лифт ехал вниз, Наташа украдкой смотрела на Клинта. По давлению в ушах она поняла, что хоть кнопок и было всего восемь, опускались они на значительную глубину и довольно быстро. «Я просчиталась, – думала Наташа. – Я не сумела четко продумать свои цели». Она ушла от прошлого начальства, но не полностью приняла идею присоединиться к американцам. Тайное проникновение на Вертоносец казалось хорошим способом проверить их систему безопасности и показать собственные возможности. Теперь было поздно жалеть о том, что она не продумала весь ход игры заранее, как ее учили. Ее собственные колебания помешали ей проанализировать реакцию противника.

Остался лишь один вопрос: сможет ли она извлечь урок из этой ошибки или больше шанса не будет?

– Мы на месте, – сказала Джессика. – Ты в порядке? Ты говорила что-то про клаустрофобию. Не страшно оказаться так глубоко под землей?

– Есть немного, – призналась Наташа. Смысла скрывать свой страх не было, и признание в собственной слабости могло сыграть ей на руку.

– Не верь ей, – повторил Клинт. – Слишком сильный характер для фобий. Она просто нащупывает, что может сработать в ее пользу.

Наташа раздраженно выпрямилась:

– Давайте уже закончим с этим. – Глубоко вдохнув, она вышла в длинный коридор, высеченный из камня. Какое-то гномье царство. От страха, что она и вправду может никогда не увидеть солнца или не почувствовать дыханье ветерка на лице, Наташа похолодела.

Она сделала шаг назад, и что-то острое уткнулось в ее левое плечо. Стрела.

– Не порежься, рыжая, – предостерег Клинт.

Укол боли помог прояснить мысли.

– Я всегда осторожна, – соврала она.

– Такого не бывает, – отрезал он. – Тем более не с тобой.

Наташе показалось, что она снова услышала намек на игривый тон их схватки на Вертоносце. А потом ее осенило. «Он реагирует, когда я говорю или действую без тщательного расчета». Чтобы поймать на крючок Клинта Бартона, Наташе придется быть собой. «Но знаю ли я сама, кто я такая?»

Она вспомнила последнюю напряженную неделю обучения Черной Вдовы в корпусах Красной комнаты и тот случай, когда она сглупила и сказала своей соседке по комнате – Елене, – что та ей как сестра. Елена, только что вышедшая из душа, с влажными светлыми волосами, посмотрела на нее с жалостью в холодных серых глазах… «Мы не сестры, Наташа. Мы даже не друзья. Да и как нам было ими стать? Скажи мне, какой у тебя любимый фильм? А любимый автор? В чем бы ты пошла на вечеринку, если бы не задание? Ты не знаешь, потому что мы всегда либо на задании, либо готовимся к нему. Другое дело, если я спрошу про твое любимое оружие. Тут-то ты сможешь ответить, правда? Ты знаешь, каким способом любишь убивать». Елена говорила это из зависти и от обиды, и тем не менее она была права. Наташа понятия не имела, кто она такая, когда не пытается манипулировать другим человеком, – ведь она сама так долго была объектом чужих манипуляций.

– Что притихла? – спросил Соколиный Глаз. – Не вынашиваешь планы побега, я надеюсь.

– Не тише обычного.

«Интересно, – подумала она. – Что, если бы мы с Клинтом Бартоном познакомились как нормальные люди?» Но строить догадки смысла не было. Она с трудом представляла себе, что такое «как нормальные люди».

Перед ними тянулся коридор, залитый неестественным светом люминесцентных ламп. Здесь, внизу, не было никаких экранов или хотя бы окошек на дверях камер заключенных – только кнопочные панели с кодовым доступом. По металлической решетке

Книга Новые Мстители: Побег: отзывы читателей