» » » Девушка, видящая призраков
Закладки

Девушка, видящая призраков читать онлайн

и всем сверхъестественным существам, пожелавшим захватить меня. Это было приглашение. Духи болезни могли поселиться во мне. Чары были не только для того, чтобы сделать меня оружием против моего отца, но и чтобы загрязнить мое тело и дух. Чтобы вскрыть меня и заполнить грязью.

Первое заклинание было с подписью «Лю Цянь, маошаньский даоши, пятый сан».

— Пятый, — сказала я и выругалась. Даже третий сан был вне моей досягаемости. Чары Лю Цяня могли отбить мои, как паутина. Я хотела кричать от злости.

Рядом с этими порезами было другое заклинание, на моем боку. Отец вырезал чары на моей коже. Они закрывали мое тело, запечатывали меня и защищали. Ничто не могло войти в мое тело без моего имени.

Воздух в комнате вдруг стал тяжелым. Я перестала дышать. Я не понимала, как была близка к провалу. Сила заклинания моего отца была вне моего понимания, точность поражала, но не это было важно. Он оставил дверь для моего имени.

Паспорта души хватило бы. Чары отца не защитили бы мое тело от захвата. Призрак все еще мог забраться в мою кожу и убить моего отца.

Второе заклинание было подписано: «Сян Чжень Инь, маошаньский даоши, седьмой сан».

Я глубоко вдыхала, размышляя над этим:

— Идиот, — пролепетала я.

Отец и Лю Цянь резали меня как кусок мяса. Они использовали ножи на моем теле, борясь магией. Лю Цянь был сильнее меня, а отец — сильнее него, но отец проиграл бой за мое тело.

Лю Цянь был умным, я не спорила. Он точно был из маошаньской родословной. Он должен был знать, что мой отец сильнее. Он сделал заклинание таким широким и ужасным, что отец не понял, что враг планирует.

Заклинание отца не уберегло бы его. Если бы я проиграла в мире духов, Ши Джин лишил бы меня паспорта души. Он забрал бы мое тело. Отец был так уверен в силе своей магии, но не увидел бы опасность, пока призрак не вогнал бы нож в его сердце.

Отец вырезал заклинание на моей плоти, но ошибся в нем.

От этого я еще сильнее ощущала унижение, это распаляло гнев. Я ощущала, как мое лицо багровеет. Я стиснула зубы. Кулаки сжимались, став твердыми, как железо. Говорили, хорошая женщина — тихая, но я кричала. Слов не было, только неразборчивые звуки. Я била воздух, зная, что мои кулаки сейчас пробили бы доски.

Я заставила себя дышать, представлять свет, что исходил от точки Золотой печи за моим пупком. Мне нужно было совладать с этим. Управлять гневом. Придать ему форму, как талисман придает форму воле даоши. Я могла кое-чему научиться.

Лю Цянь пятого сана перехитрил даоши седьмого сана. Слабый маг обманул сильного, заставив применить не то заклинание.

Я улыбнулась, но резко, улыбка была клинком меча.

Даоши второго сана найдет способ одолеть пятого.

Я смог уничтожить Лю Цяня без помощи отца.

Я сменила одежду лазарета на одеяние изо льна песочного цвета с черными триграммами на широких рукавах. Одеяние развевалось вокруг меня, я исполнила пару приемов боевых искусств, чтобы убедиться, что оно не мешало движениям.

Храм наверху был темным. Я не привыкла к темноте в главной комнате, отец зажигал свечи и лампы для предков днем и ночью. Я зажгла свечу, чтобы видеть. Мой меч из персикового дерева лежал на полу, жирный карандаш оставил на нем два заклинания — мое, чтобы взять его с собой в мир духов, и Лю Цяня, отменяющее мое.

Гнев снова растекался во мне. Меч принадлежал моему мужу, как по мне, до сих пор принадлежал. Я использовала его меч, чтобы исполнить его амбиции. И этот однорукий слабак, грязный Лю Цянь написал на мече заклинание.

Я вытерла оба заклинания с дерева, собрала спички, зеркало и дротик с веревкой что мне нравился. Половина пуда железа была в форме дротика, привязанного к веревке. Дротик мог рассекать врага как нож или пронзать, как копье. Когда груз набирал скорость, крутясь, он мог разбивать камень.

Дух-чайка предупредила меня, когда призрак приблизился ко мне во сне. Я сожгла для чайки талисман защиты. Хищники не поймают ее в мире духов. На день дух-чайка будет летать, не попадая в челюсти монстров. Она защитила меня, и я защищала ее в ответ.

Я взяла флягу масла для лампы для Маоэра, коты любили его лизать. Позже я сделаю мышей из бумаги и сожгу для него. Маоэр будет награжден за помощь мне, за то, что пощадил дух глаза моего отца.

Мне нужно было поесть. Чтобы чары работали лучше всего, нужно было очистить тело. Я не могла есть зерно или мясо. Я пожарила в деревянной печи травы и овощи на арахисовом масле, добавила к ним пряности и бобовую пасту.

Я не забыла обещание господину Янци. Я нагрела чашку воды и вынесла наружу. Он дрожал, когда я нашла его, его тельце сжималось, чтобы согреться.

— Тут не так и холодно, — удивилась я.

— Холодно, если ты голое глазное яблоко, — ответил он. Если бы у него были зубы, они бы стучали.

— Вот, господин Янци, — я придвинула к нему чашку теплой воды. — Забирайтесь.

Он с подозрением посмотрел на меня, потрогал белой ручкой воду.

— О, — сказал он, — хорошо, — без колебаний он забрался в чашку и плюхнулся в теплую воду.

— Ну как, господин Янци?

Он издавал булькающие звуки, явно наслаждаясь, и я сходила внутрь и вынесла свой ужин и палочки. Я села на скрипящих деревянных ступеньках и ела. Блюдо вышло соленым и ароматным, мне нравился каждый кусочек.

Я рассказала глазу отца о последних днях: Лю Цяне и паспорте души, Ши Джине и засаде, об отце, пожертвовавшем глаз, применившем не то заклинание. О банде Си Лянь. О монахе, что испугал отца.

Порезы на животе чесались. Я отставила тарелку.

— Я убью Лю Цяня, — сказала я под нос.

Господин Янци услышал меня. Он водил руками в воде в чашке.

— Ты сказала, что он сильнее тебя, Ли-лин. Как ты это сделаешь?

— Даоши первого сана — новичок. У него едва есть сила. У меня второй сан, силы вдвое больше, чем у новичка. Даоши третьего сана вдвое сильнее меня. Четвертого — еще сильнее. Лю Цянь — пятого сана.

— У него в восемь раз больше силы?

— Верно. Пятый сан — старший ученик, но еще не священник.

— Твой отец в четыре раза сильнее него?

— Нет, — сказала я. — Даоши шестого и седьмого сана считаются священниками. У шестого сана силы вдвое больше, чем у пятого, но шестой с седьмым саном еще могут взывать к силе родословных.

— Кто это значит, Ли-лин?

— Восемьдесят поколений, — сказала я. — У моего отца седьмой сан. Отец в четыре раза сильнее Лю Цяня сам по себе, но и может заимствовать силу восьмидесяти поколений до него.

— Это…

— Сила восьмидесяти поколений седьмого сана, — сказала я. — Сотни даоши как Лю Цянь могут работать вместе, но не сравниться силой с моим отцом.

— Стоит подождать, пока твой отец выздоровеет, — сказал глаз. — Ты не выстоишь против пятого сана.

Я покачала головой.

— Я найду способ. Я остановлю то, что он задумал, и покончу с ним. Его магия сильнее моей, но он человек. Я могу сломать его кости. Я могу перерезать ему горло. Он резал меня как рыбу, господин Янци. Он стоил отцу глаза. Я заставлю его заплатить за содеянное.

Глаз хмыкнул. Он знал, что я меня не переубедить.

— Что собираешься делать, Ли-лин?

— Кто-то точно помог Лю Цяню с иммиграцией. Кто-то с богатством и связями. Это Шесть обществ, господин Вонг или банда Си Лянь.

Глаз отца покачивался в воде. Он отклонился, слушая:

— Как думаешь, кто это?

— Шесть обществ занимаются законным бизнесом. Они не нарушают американские законы, если возможно. Вряд ли они наняли бы мага, чтобы убить кого-то. И я не вижу причины, чтобы они хотели напасть на моего отца. У господина Вонга есть деньги и связи. Он подкупил офицеров, чтобы я могла быть здесь. Его сын был с Лю Цянем. Но тут может быть что-то еще, господин Янци, — сказала я. — Отец — один из присяжных братьев господина Вонга. Тот не стал бы действовать против него, и Том меня не ранил бы. Остается банда Си Лянь. Я всегда думала, что они смешны, что это дети во взрослой одежде. Но доктор Вэй сказал, что они стали сильнее.

— Думаешь, они помогли Лю Цяню проникнуть в страну?

— Это вероятно.

— Значит, начнешь со штаб-квартиры Си Лянь?

— Еще не время, — я покачала головой. — Они бы не додумались до такого сами. Если они вовлечены, то их кто-то нанял.

— Кто?

— Пока не знаю, господин Янци. Не знаю, зачем им вредить моему отцу.

— У него есть враги, Ли-лин?

Я отвечала медленно:

— Нет. Не в Америке. И мы давно покинули Китай.

— Так почему он боялся того монаха?

— Не знаю, господин Янци. Это самое странное. Я не знала, что отец боится живых людей.

— Думаешь, монах может стоять за нападением?

Я задумалась на миг.

— Вряд ли, — сказала я. — Не представляю, чтобы буддист нанял бандитов и магов. Но странно, что отец боялся его. Думаю, нужно узнать больше об этом Шуай Ху.

Глаз прислонился к чашке, глядя на меня.

— Он может быть опасен, Ли-лин, — сказал он.

— Знаю. Я не буду его трогать. Я хочу поспрашивать вокруг, узнать о нем.

— Это не все, — сказал господин Янци.

— О?

— Ли-лин, ты потеряла лицо. Лю Цянь обманул тебя, и отец потерял глаз, чтобы вытащить тебя из ловушки.

Я опустила голову.

— При чем это к монаху?

— Ты хочешь исследовать Шуай Ху, потому что пытаешься что-то доказать, Ли-лин. Ты знаешь, что твой отец боится его. Ты хочешь обрести лицо. Ты хочешь, чтобы твой отец увидел, какая ты храбрая.

— Вы правы, — сказала я. — Расследование может привести


Книга Девушка, видящая призраков: отзывы читателей