Закладки

Чернила, железо и стекло читать онлайн

ли бы его брат гордость за него? Хотел бы он знать, как бы выглядела ухмылка Эриса сейчас – по-прежнему гипнотизирующая, как и прежде, но уже на лице взрослого мужчины.

Лео потряс головой, чтобы выбросить бесполезные мысли куда-нибудь подальше. Сувенирная сломанная маска из Венеции заставила его вспомнить о детстве и обо всем, что он потерял. Юноша взгромоздился на свой любимый высокий табурет, придвинутый к рабочему столу со станком, и решил сосредоточиться на ремонте.

– А ты устроил здесь неплохую перестановку.

Лео вздрогнул и поднял голову. Порция пробралась сквозь зияющую в стене дыру, где раньше была дверь. В тот момент, когда Лео активировал учебного бота, тот врезался в стену на своем пути из лаборатории, попутно выбив при этом дверь и обрушив часть стены.

Теперь не было никаких препятствий для посетителей.

Порция подобрала юбки, чтобы маневрировать по обломкам, и вошла без приглашения.

Лео нахмурился.

– Что тебе нужно?

– Почему ты вечно твердишь, что мне что-то нужно? Разве я не могу заглянуть к тебе… скажем так, в гости? – спросила Порция, но ее глаза уже забегали по комнате.

Девушка многозначительно покосилась на рабочий стол. Лео широко зевнул и с деланой непринужденностью протянул руку к выключателю, расположенному на непонятном устройстве в форме куба. Раздался щелчок.

– Шифровальное устройство включено, и мы можем поговорить, – весело произнес он.

Порция уставилась на потолок:

– Каза?.. Ты – пыльная, старая рухлядь с шлифовальными шестеренками! Я бы даже не плюнула на тебя, если бы ты горела в огне. – Девушка замолчала, ожидая ответа. – Думаю, сработает, – тихо добавила она.

Лео стукнул пальцем по верху коробки.

– Как я и говорил – мгновенная слепая зона. Каза не способна контролировать нас, когда занята по хозяйству. Итак, в чем дело?

Порция устроилась на ящике для консервов, будто это был обитый мягкой тканью диванчик.

– Друг отца Алек де Врис привел к нам новенькую.

– Я в курсе, мы встречались в холле, – сказал Лео, опуская детали борьбы со сбежавшим ботом.

– Да, но есть в ней нечто странное. Знаешь, какие апартаменты Каза для нее приготовила? Старую гостиную дяди Массимо – с кабинетом для криптографии напротив спальни.

Лео нахмурился:

– Может, Джиа…

Порция поджала губы и окинула юношу колким взглядом:

– Мама не дала бы Казе указаний подготовить эти апартаменты для гостя. Подумай сам – комнаты ее покойного деверя?

– Верно. – Лео наклонился, поставив локти на верстак. – Значит, Каза проявила инициативу, а дом принимает самостоятельные решения, только когда должно произойти что-то очень важное. Мы можем с уверенностью утверждать, что новенькая девушка – криптограф?

Прядь волос выбилась из искусно собранной высокой прически Порции, и она, задумавшись, накручивала ее на палец.

– Мама не дала нам времени познакомиться поближе, но для кого еще могла Каза приготовить апартаменты? Девчонка – криптограф, зуб даю! Кстати, Каза считает, что она останется здесь навсегда.

– Угу, – уклончиво согласился Лео.

От него не укрылся взгляд Эльзы – как у одержимой женщины – на чистящих роботов. И то, как точно она определила систему, которая бы нанесла вред учебному боту.

Могла ли она быть криптографом… и техником одновременно? Неужто в ней дремлет эрудит? Лучше пока не выдавать того, что он успел приметить – по крайней мере, до тех пор, пока он не поймет, что все это вообще означает и к чему может привести.

Мысль об эрудите вызвала в памяти лицо Эриса. Брат внимательно наблюдал за тем, как Лео бьется над какой-то криптографической задачей.

«Ты чего сник, братишка? Это же элементарно, клянусь! Даже Паска с таким заданием запросто справится, а он едва вырос из пеленок».

Воспоминание кололо, как разбитое стекло, и Лео привычно потряс головой, чтобы избавиться от него. Какой смысл думать о братьях, если они мертвы?





4




Если ты одинок, то полностью принадлежишь самому себе. Если рядом с тобой находится хотя бы один человек, то ты принадлежишь себе только наполовину или даже меньше, в пропорции к бездумности его поведения; а уж если рядом с тобой больше одного человека, то ты погружаешься в плачевное состояние все глубже и глубже.

Леонардо да Винчи



Эльза старалась занять себя остаток дня. Она принесла опаленные книги в кабинет, находившийся рядом с гостиной, и положила их на вместительный письменный стол. Затем водрузила Паскалин на приставной столик возле окна. Само окно было большим. Значит, можно будет внимательно рассмотреть Паскалин.

Но ничто не могло отвлечь ее от мыслей о судьбе Вельданы – ее потерянной Вельданы.

Вероятно, похитители Джуми прихватили книгу мира Вельданы с собой, когда сбегали из дома. Или нет?.. Почему-то Эльза не сомневалась, что книга находилась в жилище Монтеня, когда Эльза попала туда.

Портал, открывающийся в реальном мире, всегда находится неподалеку от книги мира. Но где же она все-таки была спрятана? Лежала в хранилище или валялась обугленная где-то в комнате?

Не распаковывая саквояжи, Эльза начала придирчиво осматривать каждый ящик и шкаф в кабинете. Девушка задумалась. Может, ей пригодится что-либо из вещей, которые оставил после себя предыдущий жилец?

Но ей было трудно сосредоточиться: в этот же момент перед ее мысленным взором предстал отвратительный образ: теперь Монтень, прославленный ученый, казался ей предателем.

Эльза стиснула кулаки. Похитителям нужен тот, кто способен открыть хранилище, или хотя бы человек, который знает координаты Вельданы наизусть. Джуми никогда не говорила никому о том, как попасть в хранилище, но у Монтеня был острый разум. Он мог с легкостью проследить за Джуми, подметить кое-какие детали и изучить их досконально. Почему бы и нет? Или, быть может, похитители заставили его открыть портал насильно? И потом они убили его – он ведь умер, лежа ничком на полу в луже собственной крови?

Хотя, кто знает… Казалось, что в их присутствии он чувствовал себя спокойно и явно не ожидал подвоха. Нет, похоже, они втерлись к нему в доверие, обманули его, подожгли библиотеку… а книга Вельданы осталась лежать незащищенной где-то в комнате, пока та пылала.

Вельдана исчезла – по крайней мере, исчезла для Эльзы. Может, ее мир уже разорен… или разрушен. Дом, в котором она прожила всю свою жизнь, земля, которую она так любила, крутые извилистые тропинки, которые Эльза знала как свои пять пальцев… и самое главное – люди. Да, они – все жители Вельданы. И Реван. Слова, которые она сказала ему в тот день, прозвучали холодным упреком. А что, если ее замечание действительно оказалось последним, что он услышал перед смертью? У Эльзы заныло сердце.

Значит, ей придется жить, осознавая, что она никогда не положит конец разладу в их непростой дружбе. Нет, стоп, сказала себе Эльза. Стой, тебе надо остановиться. Но страх, сжимающий грудь, даже усилился. Постепенно он перерос в панику, что только усугубило ситуацию.

Если Вельдана и впрямь исчезла, Эльза уже ничем не сможет помочь Ревану, но, возможно, Джуми еще можно спасти. Да. Эльзе нужно сосредоточиться на поиске и спасении мамы. Должно быть, они специально подожгли библиотеку. Монтень слишком много знал, они не могли оставить его в живых, но зачем устроили пожар?

Может, чтобы устранить доказательства сотрудничества с Монтенем, убрать все зацепки, которые он мог оставить в своих книгах мира. Насколько Эльза помнила, ученый всегда был загадочным типом. Монтень предпочитал проводить эксперименты в границах начертанных миров: он никогда подолгу не засиживался за своим письменном столом в парижском особнячке. Вероятно, ему не хотелось, чтобы Джуми увидела какие-то важные бумаги. Была большая вероятность того, что Монтень спрятал что-то внутри одной из книг, которые спасла Эльза.

Лишь остатки библиотеки связывали ее с похитителями Джуми. Ей надо отреставрировать фолианты и найти наметки в мирах: вот единственный способ обнаружить Джуми.

Эльза едва зажгла керосиновую лампу в кабинете – тусклого сумеречного света уже не хватало, – когда в дверь кто-то постучал. Сердце забилось, и девушка ощутила надежду – возможно, это де Врис? Вдруг он передумал и решил взять ее с собой? Эльза отложила спичечный коробок и поспешила к двери. На пороге стояла Порция Пизано в своем кокетливом французском наряде.

– Ах, это вы! – уныло вырвалось у Эльзы.

Порция выгнула темные брови, но потом вежливо произнесла:

– Время ужина! Я решила зайти за тобой. Пока ты во всем не разберешься, дом может показаться тебе лабиринтом.

Эльза не была уверена, что ей надо ответить, поэтому она отреагировала таким образом:

– Очень хорошо, – и последовала за Порцией вниз по лестнице в столовую.

Конечно, Порция выглядела симпатичной и казалась вполне дружелюбной, но что-то в ней насторожило Эльзу. Чрезмерное любопытство Порции буквально выплескивалось через край, кроме того, девушка все время чему-то усмехалась.

– У тебя приличный итальянский, – заметила Порция по дороге в столовую.

Комплимент – или Порция стремилась выудить у нее информацию?

Эльза слабо улыбнулась.

– Меня учил де Врис, – ответила она, и в этом была доля правды.

– Неужели? – уточнила Порция и хмыкнула. – По-моему, де Врис не слишком хорошо говорит по-итальянски.

Эльзе хотелось огрызнуться: «А тебе какое дело?» – но она вовремя сдержалась и сказала:

– Возможно. Но у меня – способности к языкам.

Коридор привел девушек в просторную столовую с высоким потолком и целой вереницей вытянутых арочных окон.

Эльза застыла на месте. В столовой раздавались громкие возгласы. Сколько детей! И какие же они шумные! – удивленно подумала Эльза.

Девушка быстро оглядела всю ватагу и насчитала девятнадцать человек – плюс сама Эльза и Порция. Возраст детей колебался: здесь были и малыши-ползунки, и шестнадцати-семнадцатилетние подростки.

– Откуда они взялись? – растерянно спросила Эльза.

Синьора Пизано была единственным взрослым человеком, которого Эльза видела в «доме безумцев», но она физически не смогла бы быть матерью всех этих детей.

– Трое из них – мои родные братья и сестры, – невпопад затараторила Порция. – Большинство детей из семейства Тосканы, а оставшиеся – дальние родственники. Паццереллоны умерли молодыми – кое-кто погиб в момент неудачных экспериментов в лаборатории или просто пренебрег своим здоровьем. Вот почему у нас в доме всегда толчется столько народу. Каза


Книга Чернила, железо и стекло: отзывы читателей