» » » Девушка, видящая призраков
Закладки

Девушка, видящая призраков читать онлайн

влияет на духов, но я боролась за жизнь, хотела ударить пса всем, чем могла.

— Тян, дэ, зиран, — я воззвала к небу, земле и природе, — яо, ци, яо, ци, яо, ци, — я сосредоточилась и перевела силу в приказы духовному миру. — Быстрее, быстрее, — закончила я, — ведь это Закон!

Тонкие нити силы потекли от моего заклинания. Они потянулись к собаке пальцами звездного света. Мое заклинание попало по гончему псу и рассыпалось о его черную шерсть. Я выругалась.

Заклинание было создано из моей воли, посланное звуками в мир духов. Одна воля, усиленная вторым саном. Даоши шестого и седьмого сана могли брать силу всех даоши, что были до него. Восемьдесят поколений усиливали магию.

Но отец на земле был без сознания, а сила была в нем.

У меня появилась идея.

Я не успела пошевелиться, пес побежал на меня. Я ткнула меч в его пасть, но слишком медленно. Он задел мой левый рукав зубами, мои шаги нарушились.

В панике я размахивала мечом и убегала. Меч оставил порез на его морде. Я снова взмахнула мечом, но пес сбил меня на землю.

С рукавом в его пасти я перевернулась на спину на камнях. Я была в ужасе. На земле и рядом с чем-то таким большим и грозным. Страх переполнил меня, я задрожала. Нельзя пускать монстра ближе. Если он придавит меня, у меня пропадут шансы.

Пульс колотился в голове, такой громкий, что я едва могла думать. У зверя было два оружия: челюсти и масса. Пес поймал меня пастью. Я была на полу, потеряла рычаг, я не могла ударить левой рукой. Но пока монстр держал меня за рукав, он не мог укусить.

Пес попытался обрушить на меня свой вес, но я повернула ноги, а с ними и тело.

Теперь мы бились на земле, я отчаянно отбивалась, но не могла найти выгодное положение. Я уставала. От ударов о камни кончались силы, и я была слишком испугана, чтобы сражаться. Нужно защищаться.

Я ударила обеими ногами, и они взлетели в воздух. Я повернулась к черному псу с белым огнем в глазах. Он все еще держал меня за рукав, пригнул лапы и пятился. Он тянул меня, спотыкаясь.

Могла ли я снять одежду? Я быстро оглянулась, увидела, что собралась толпа. Около двадцати человек стояло на безопасном расстоянии, со страхом глядя на бой. Доктор Вэй и его ученики ухаживали за отцом, а господин Янци, казалось, вот-вот схватит оружие и бросится в бой. Я поняла, что пса видели все.

Вокруг было так много людей. Снятая одежда спасла бы мне жизнь, я это знала, но я умру, а не дам отцу потерять лицо. Должен быть другой способ высвободить рукав из пасти.

Я нырнула вперед и рухнула на спину на камни, сунула меч между его зубов. Я откатывалась, отбиваясь ногой, используя размах, чтобы оказаться на спине зверя.

Я коснулась его лишь на миг, но меня охватило ужасное ощущение. Он кипел смертью, страхом и болью, голодом. Так много голода. Меня подташнивало. Я хотела умереть. Но я держалась, оттолкнулась от меча в пасти пса. Мой вес и движение надавили на его пасть. Еще полдюйма, еще чуть-чуть…

Его пасть приоткрылась, захлопнулась снова, но пес был слишком медленным. Мой рукав высвободился, и я отлетела, кувыркаясь, на пол.

Я быстро вскочила на ноги. Монстр повернулся ко мне быстрее, чем я рассчитывала. Но я бежала к нему, прыгнула в нужный момент.

Одна нога коснулась его спины, я оттолкнулась, пес оказался за мной, и я побежала. Зверь развернулся и бросился за мной. Он был быстрее. Я знала, что не смогу оторваться. Но я должна была.

Я не пыталась сбежать. Каждый шаг вел меня все ближе к двери храма отца.

И к нити тканевых талисманов над дверью.

Пес был в шести шагах за мной, и я начала процессы циньгонг: легкость. Пять шагов, и я распределяла вес, делая себя легче. Четыре шага, и я поднимала ноги все выше, моя ци была связана с бурлящим ручьем энергии в пятках. Три шага, и я прижалась ногой к стене храма, потом другую, пробежала пару шагов по стене. Я вытянула руки над головой, отчаянно схватила ткань, коснулась ее пальцами…

И чудовищный черный пес врезался в меня. Его масса ударила меня о кирпичную стену, и я начала падать, ошеломленная и лишенная дыхания. Лапы пса ударились о стену, и мы упали вместе.

Гончая пришла в себя первой. Пес прыгнул на меня, пока я перекатывалась на спину. Его пасть раскрылась, острые зубы были покрыты желтой слюной, я ощутила гадкое дыхание.

Я сунула нить талисманов из ткани в раскрытую пасть. Челюсти сомкнулись вокруг талисманов и моей руки. Зубы пронзили кожу моей руки, от боли я вскрикнула. Из раны потекла кровь.

У меня было мало силы над миром духов. Но талисманы сделал отец. Талисманы защиты, изгнания, все были усилены седьмым саном, восьмьюдесятью поколениями даоши.

Глаза монстра расширились, сияли, как луны. Их наполнила влага, зверь заскулил. Я знала, что пес скоро развалится на кровавые куски. Я уже видела, как духи-звери умирали, это было ужасно. За часы мясо рассеется дымкой духа.

Моя рука все еще была в челюстях пса, я встала на ноги и смотрела, как дух содрогается.

— Умри уже, гадкий демон.

Пес кашлял, случилось то, чего я не видела раньше. Пса охватил огонь, словно изнутри. Он сгорел, как бумага. Ярко вспыхнув, он за пару секунд догорел. Я смотрела, как его голова вспыхивает вокруг моей руки, но я не ощутила жара. Черный пепел падал на камни.

Я еще видела голубые следы огня перед глазами. Я посмотрела на пепел. Он был не из мира духов. Он лежал на улице, где все его видели. Это было странно.

Я подняла талисманы и рассмотрела их. Слизь прилипла к ним, но их сила сжигала ее. Они были целыми. Пепел был не от талисманов.

Ко мне подошел господин Янци.

— Ты в порядке, Ли-лин? — спросил он с тревогой в голосе.

— Да, — сказала я. Кровь текла по моей руке, тело затекло. Бой с псом был жестоким, но я была в порядке. — Как отец?

— Я слышал, доктор Вэй сказал, что он выздоровеет, — ответил глаз.

Я ощутила облегчение и кивнула.

Я повернулась к отцу. На улице была кровь, но доктор Вэй и его ученики занимались с ним с особым вниманием. Я вспомнила, как доктор Вэй склонялся над моим мужем на улице, пытался остановить кровь. Мой мир закончился так быстро, без предупреждения. Я не могла выплакать всю эту боль.

Я вытерла слезы с глаз. Я не смогла защитить мужа, но, может, сохранила жизнь отцу.

Я повернулась к пеплу от монстра. Физическому пеплу. Этот монстр чуть не убил меня, а я не знала, чем он был. Может, знал отец.



12





— Сяни, — ворчал доктор Вэй, вытирая очки тканью, — вы меня добьете.

Отец улыбнулся с кровати и бросил в друга подушкой. Доктор Вэй смог ее поймать.

— Я буду сражаться с призраками и гоблинами, пока кости не увезут в Китай, — сказал ему отец, — и ты будешь исцелять мои раны.

— Что это был за монстр? — спросила я. — Это был демон? — я знала, что было грубо говорить, когда к тебе не обратились, но мне нужно было знать.

Отец пытался качать головой, но бинты не давали двигать шеей.

— Нет, — сказал он, и слово было наполнено недовольством, насколько им можно было наполнить это слово. Он говорил так, что я дура, что стоило говорить, когда ко мне обратятся. — Это был не демон, не яогуай, не дух. Это был цяньшень.

Доктор Вэй был бледен, как я.

— Дух-пес? — спросила я. Это не казалось правильным, зверь не был близок к духам-лисам, о которых я знала, или к духам-котам. — Но почему он вспыхнул огнем?

Отец строго поджал губы.

— Цяньшень не дух, — сказал он. — Это заклинание, — он посмотрел на друга. — Дай поговорить с дочерью наедине.

Доктор Вэй встал с фырканьем подвинул очки на носу.

— Мне нужно проверить других пациентов, — сказал он и вышел за дверь.

— Отец, — медленно сказала я, — это была бумажная фигура Лю Цяня?

Он пытался покачать головой, но ему снова помешали бинты на шее, он скривился. С недовольным видом он продолжил:

— Это не магия даоши, это даже не кража души, Ах Ли, — сказал он, сократив мое имя. — Это яо шу, грязная магия. Заклинание из Японии, и там такого зверя зовут инугами, — он скривился, словно японское слово причинило ему боль. — Не верю, что Лю Цянь может создать цяньшеня.

Я не понимала.

— Кто-то сделал того пса?

— Дай договорить, Ах Ли, — сказал отец, хмурясь. — Цяньшень — дух-слуга.

— Как Пять призраков?

Отец нахмурился сильнее.

— Да, можно так сказать. Пять призраков — мои духи-слуги. Они слушаются любого даоши седьмого сана.

— Но Пять призраков — духи-воины Дао, — сказала я.

— Больше не перебивай, — отец строго посмотрел на меня. Я прикусила губу, чтобы молчать. — Пять призраков — честные. Но есть грязные волшебники, — продолжил он. — Которые не следуют Дао, и у них есть… другие способы… вести духовную войну, — отвращение на лице вернулось. — Чтобы сделать цяньшень, — продолжил отец, отведя взгляд, — волшебник готовит особую голубую бумагу для талисманов. И он… берет собаку. Сковывает. Ставит миску с мясом вне досягаемости. И пес голодает… днями. Дважды в день он убирает миску с мясом, и пес борется с цепями, чтобы хоть что-то поесть.

Я понимала отвращение отца. Он продолжил:

— Ты можешь представить, Ли-лин? Весь этот голод и отчаяние. Он весь день так близко чует мясо. Когда пес сходит с ума от гнева и голода, волшебник отрезает ему голову. Он обмакивает кисть в кровь пса, пока она свежая, и использует


Книга Девушка, видящая призраков: отзывы читателей