Закладки

В гостях у спящих читать онлайн

отказало. Недавно на меня нацепили весьма своеобразный костюмчик, тогда был похожий результат, но эффект оказался несколько другим. Навалилась невероятная тяжесть, что придавила меня к земле, сейчас же тела своего я просто не чувствовал, как будто его нет. Я не мог пошевелить ни одним пальцем. Да о чём я? Даже веками хлопнуть не получалось. Логи мне в помощь. Оказывается, меня кто-то оглушил, а затем ещё и парализовал, попутно наложив заклинание полога тьмы. Покопавшись в библиотеке, выяснил, что этот самый полог тьмы является аналогом слепоты, только это не травма, а обычное заклинание. Кроме того, снимается оно, как только персонаж сможет сделать самостоятельное движение. Поэтому, как правило, его используют совместно с параличом, что, собственно, со мной и произошло.

Но это заклинание нисколько не ограничивало слух, и звуки борьбы тролля с неизвестными нападавшими я слышал довольно отчётливо. Причём тролль в пылу боя с большим смаком описывал, как он будет готовить отдельные части тел нападавших. Впрочем, его плавная речь оборвалась на полуслове. Видимо, его тоже парализовали. По крайней мере, мне хотелось на это надеяться.

Ну и что за ерунда? Если Лицо напал со своими эльфами, то какой в этом смысл, а если кто-то другой, то куда нас тащат? Отвечать на мои вопросы никто не спешил, и последующее короткое путешествие прошло в мёртвой тишине и полной темноте. Окружающая темнота опять напомнила мне о недавней слепоте. Ощущение совершенно неприятное. Срочно вышел в реальность, чтобы ощутить себя зрячим. Еле заставил себя вернуться обратно, надо же выяснить, кто так со мной обращается. Меня куда-то несли. Кто это делал? Куда меня тащили? Зачем? Да почему вообще со мной постоянно происходит какая-то хрень? Куда я опять вляпался? Полчаса этих непрерывных вопросов самому себе, и меня поставили. Единственное, что в пути прерывало моё однообразное путешествие, так это сообщения системы об обновлении на мне заклинания паралича.

Как только меня поставили, послышался щелчок, после чего все ограничивающие меня заклинания развеялись. Передо мной стоял улыбающийся во все свои многочисленные мелкие зубы Лицо:

– Добро пожаловать в орден Спящих, Лесовик! Ты прекрасно справился со своим заданием, хотя и несколько позже, чем я ожидал. С чем тебя и поздравляю!

Система тут же подтвердила его слова:

Вы выполнили задание «Держись следа». Награда – переход к следующему этапу обучения.

– Чего молчишь-то? Скажи хоть что-нибудь!

– Лицо, ты – дебил?

– Это наезд или повод подраться?

– Я уточняю. Зачем был весь этот идиотизм с заклинанием паралича и слепотой? Мы же и так уже знали, куда пришли.

– Ну, видишь ли, система пещер тут довольно разветвлённая, потому никто не должен знать, куда конкретно вы всё-таки шли.

– А не судьба было предупредить, объяснить?

– А зачем? Ведь и так неплохо получилось, да и веселее так. Кроме того, должен же я периодически тренировать своих людей, а тролль – это весьма достойный противник. Кстати, ответь мне лучше на другой вопрос: вот как эта забавная серая зверушка с тобой рядышком очутилась, да к тому же тебя защищает, что мы видели на вчерашнем примере кентавров?

Повернувшись в указанном направлении, я увидел своего тролля, замершего в виде статуи «Тролль в ярости».

– Знакомься, Лицо, это мой друг Степашка – милый, добрый и отзывчивый тролль, по совместительству твой коллега.

– Честно говоря, ты меня даже не удивил. После твоей дружбы с матёрым секачом я уже не удивлюсь, наверное, ничему, если это будет связано с тобой. Но почему он мой коллега? – Во время этой тирады эльф щёлкнул пальцами, снимая заклинания со Степашки.

– Степашка, знакомься, это Лицо, один из моих учителей.

– Не очень-то приятным было знакомство. Впрочем, тёмные эльфы никогда не отличались гостеприимством, а уж те, что служат у цвергов на побегушках, и подавно. Они только на вкус и приятные.

– А есть кто-то неприятный на вкус?

– Есть, я же уже говорил, – нежить.

– Ученик, ты проигнорировал мой вопрос, – прервал Лицо мою беседу с троллем.

– Вот именно в этом он твой коллега. Он – мой третий учитель.

– Всё-таки тебе удалось меня удивить. Нет, то, что ты подружился с троллем, меня не интересует, это уже даже чересчур обыденно, если дело касается тебя. Но как, раздери тебя изначальный хаос, как тебя угораздило попасть к нему в ученики? И что он там сейчас взрыкивал? Есть нас, что ли, собирался? Так ты скажи ему, чтобы он свои гнилые зубы даже не думал на нас точить, а то повыбиваем!

Троллю перевод не требовался, он и так слова эльфа прекрасно понял.

– Скажи этому вонючему эльфу, что у него ещё молоко на губах не обсохло, чтобы мне зубы выбивать, а я таких, как он, десятками ел с хрустящей корочкой.

А вот в обратную сторону перевод всё же требовался. У меня, помнится, даже задание было на дословный перевод, так почему бы и нет? Эльфу озвученный ответ не пришёлся по душе:

– Да я троллей вообще сотнями убивал, а их уши даже не достойны войти в мою коллекцию. Уж больно воняют немытой троллятиной, чтобы их хранить. И запах даже за годы выветриться не в состоянии.

– Таких брехливых эльфов ещё поискать. Мы, тролли, вас резали и жарили, резали и жарили, даже любая самка тролля согнёт эльфа в дугу, наденет на шампур и зажарит. Так что тролли эльфов тысячами сжирали. Мой дедушка рассказывал, что был период, когда тёмные эльфы были основным рационом троллей.

Такими фразами они перебрасывались еще пару минут, а я скрупулёзно переводил, пока речь не зашла уже о триллионах жертв с обеих сторон. После чего я заявил, что столько троллей и эльфов не было за всю историю их существования, причём вместе взятых. Ну надоело слушать этот бред, честное слово. После чего они дружно заржали и обнялись как лучшие друзья. На мой удивлённый взгляд Лицо мне пояснил:

– Красивые и дерзкие слова ценятся порой не меньше доблести в бою, особенно если это не пустая похвальба, а небольшое приукрашивание доблести своего народа и себя в частности.

– М-да, небольшое, говоришь? Ну-ну…

– Разве же это большое? Помнится, как-то перед одним боем у отряда кентавров с гномами перечисления дошли до таких цифр, что и я не знал о существовании подобных.

– Что же это за числа-то такие?

– Ну, гномы твердили про какие-то дециллионы, додециллионы и ещё какие-то лионы, если я ничего не путаю… Кентавры же… О! Кентавры выдали цифры просто поразительные: один говорит – сколько капель в море, другой – сколько песчинок в пустыне, третий – сколько звёзд на небе, а четвёртый выдал цифру под названием «охренительное множество». На вопрос, а сколько это, он спокойно ответил, что это число представляет собой сумму сказанного предыдущими ораторами, только помноженную на десять. Ну, сказано было, конечно, немного другими словами, но суть та же. И таких множеств у него оказалось неслабое количество. Что самое интересное, гномы признали за собой поражение в словесной дуэли, да и битве в целом, так как после, выслушивая уже седьмое по счёту множество, оба отряда лежали вповалку и ржали, как кони. Мало того, у этих чисел была весьма своеобразная система взаимосвязи между собой. Но повторить всё мне точно не удастся. Кстати, коротышки тогда спокойно ушли, и их никто не тронул, правда, в знак поражения им пришлось оставить всё своё золото, но они об этом не жалели.

– Да ладно! Гномы и не жалели о золоте? Не верю!

– Тем не менее – это факт. Впрочем, разболтались мы что-то. Пора бы перейти к очередному заданию, но это отложим на потом, Голос приказал привести тебя, как только ты явишься. Так что пойдём скорее, с друзьями потом успеешь поболтать.

– Что за голос?

На мой вопрос Лицо отвечать не стал, а, подхватив меня под руку, куда-то потащил. С другой стороны меня тоже подхватили. Это был Степашка. И когда они спеться успели?

– Не-не-не! Троллям туда нельзя. Лесовик, твоему новому учителю придётся подождать там же, где и прочим твоим товарищам. В гостевых покоях. А чтобы народ от него не шарахался, мы сделаем ему небольшое украшение.

С этими словами Лицо достал лист картона размером примерно с альбомный лист и большой карандаш с громадным грифелем. Буквально за несколько секунд он нацарапал какую-то надпись, пробил в двух углах картонки дырки, к которым привязал шнурок. Получилась своеобразная табличка. Надпись на ней гласила: «Я не злой, но могу и укусить!»

Глаза Степашки сузились, после чего он отобрал табличку и карандаш и на другой стороне написал: «Я – даун. Пните меня!» Вручив эту табличку Лицу, прорычал:

– Я надену твою табличку только после того, как ты наденешь мою.

Я озвучил слова тролля. Лицо переводил взгляд с таблички на тролля, с тролля на табличку и опять обратно. После чего всё-таки выдавил из себя вопрос:

– Так он что, читать умеет?

– А ты ещё этого не понял? Кстати, Степашка, а что мешало тебе общаться с каждым встречным при помощи букв? Ты же прекрасно умеешь читать и писать.

– Ну надо же, какой ты умный! А я-то, сирый и убогий, попробовать не догадался! Да ты посмотри хотя бы на этого эльфа: у него уже и дым из ушей пошёл, настолько мозги вскипели от попыток осознать простую мысль, что тролль умеет читать и писать. И ведь он был уже подготовлен! А другие, вообще не обращая ни на что внимания, бросаются с копьями, стреляют из луков, бьют заклинаниями и так далее. И как-то никто не стремился обратить внимание на то, что я трясу табличкой с надписью: «Добро пожаловать!»

– Так, может, они думали, что ты просто эту табличку где-то содрал? Может, им и в голову не приходило, что это ты написал?

– Ну да, где уж нам, тупым серым троллям, освоить азбуку! А уж научиться составлять предложения – совсем невозможно!

Книга В гостях у спящих: отзывы читателей