» » » Магические врата иного мира
Закладки

Магические врата иного мира читать онлайн

носовой платок возлюбленной вдохновлял, а ее пренебрежение заставляло свести счеты с жизнью. Как знать, быть может, мне, поэту Френсису Пулу, позволено будет сегодня надеяться на снисходительное расположение одной из пришедших красавиц…

Публика захихикала. Все, кроме меня, Эммы и Камиллы. Нас-то как раз мутило. Элегантный молодой человек в костюме восемнадцатого века, с треуголкой на голове, произнося последнюю фразу, пристально взглянул в глаза Валери. И его заостренная бородка слегка дрогнула, когда он улыбнулся француженке. Валери улыбнулась ему в ответ, ее явно заинтересовало внимание первой же особи мужского пола моложе тридцати лет и еще вполне привлекательной.

— О господи, вот ведь мыльная опера, — пробормотала Камилла, используя наше кодовое обозначение для смертной скучищи.

Боюсь, она права. Долгая будет прогулочка под землей. И как назло именно сегодня, после долгих недель затяжных дождей и ветров, выдался солнечный день, настоящий золотой октябрь. Лучше бы мы поехали в Портобелло-Бич. Так нет же, пришлось тащиться в Тупик Мэри Кинг. Тупиками в Эдинбурге зовутся перестроенные улицы, которые когда-то примыкали к центральной улице, известной как Хай-стрит, или Королевская Миля. У каждого тупика свое имя, по большей части по названию ремесленных гильдий, располагавшихся на этих улицах. Так появились Мясной рынок, Тупик адвокатов, Переулок поэтов. Или их называли именами богатых и влиятельных горожан, как, например, дама Мэри Кинг.

Тупик Мэри Кинг не просто переулок — это знаменитый эдинбургский «город под городом». Здесь под землей располагаются два уровня перепутанных проходов, улочек и бесчисленное количество разных помещений. Этот квартал когда-то просто замуровали, чтобы уберечь город от распространения чумы и другой заразы. А наверху на этом самом месте возвели ратушу. Так исчез под землей целый квартал семнадцатого века с весьма мрачной репутацией, и несколько веков к нему не было никакого доступа.

Лишь пару лет назад туда стали пускать посетителей. Артистичные экскурсоводы в костюмах тех времен ежедневно представляют туристам, что это была за жизнь несколько веков назад (откровенно говоря, довольно скудная). Аттракцион для чудаков, которым интересна старина, кого не пугают мрачные своды. Впрочем, от туристов нет отбоя: желающих посетить подземелья, замурованные три века назад, предостаточно.

Семеро туристов в нашей группе, в том числе Валери, приплясывали на месте от нетерпения. Француженка стояла впереди всех и ловила каждое слово Френсиса Пула.

— Давай отгадывать, откуда приехали эти, в группе? — прошептала Камилла. — На спор! Пожилая парочка точно из Америки. А после этого я куплю стакан клубники с фруктами.

— Пффф! Размечталась! — фыркнула Эмма. — Какая сейчас клубника?! Не сезон. И вообще это слишком просто.

Согласна! Эти старички были в шортах, носочках, сандалиях и бейсбольных кепках — и на всем эмблема «Ред Сокс»,[8] тут уж не ошибешься. А вот с парой помоложе все было совсем не так однозначно.

— Ладно. Может, угадаешь, откуда те трое, — Камилла указала на трех молодых женщин, очевидно сторонниц естественного образа жизни и внешности, без тени косметики и в одежде из природных материалов.

Откуда они? Пока не заговорят, трудно сказать. Но это все же интереснее, чем слушать эту мыльную оперу из подземелья.

Френсис, казалось, вел экскурсию для одной Валери, к полному ее восхищению. Мы с интересом наблюдали за другими туристами и прошли уже четыре помещения, а те три женщины так ничем и не выдали своего происхождения.

— Они что, немые? — прорычала Камилла. — Плакала моя клубника.

— Мы забыли о нашем пари насчет игрушек для девочки-призрака, — напомнила я.

А между тем на душе у меня было невесело. К счастью, в подземелье было не совсем темно, все-таки лампы там горели, хоть и тусклые. Но от этих узких проходов, глухих каменных стен и двух этажей между мной и поверхностью земли мне было не по себе. Руку стало покалывать, и именно в том месте, где я пару дней назад до крови укололась о значок Джорджа. Я аккуратно почесала раны.

— Поэты умеют считать не только деньги своих покровителей, — объявил между тем Френсис, — вот здесь ясно видно, кто сколько платил за свое жилье.

И он указал на стену, на которой кривым почерком неразборчиво были начертаны суммы, которые квартиросъемщики платили хозяевам.

— Поэт всегда в поисках вдохновения. А может ли что-нибудь вдохновлять больше, чем любовь? Вечная любовь, что озаряет всех нас, придает смысл нашей жизни, когда… карие очи вашей возлюбленной сияют как звезды.

Эмма толкнула меня в бок.

— Тебя тоже тошнит? — простонала я.

— Да я его вообще не слушаю, — ответила Эмма. — Ты гляди!

Ей на мобильный пришло сообщение. В этих подземельях запрещено фотографировать, в том числе на мобильный. Но Френсис так увлекся Валери, что мы втроем без труда смогли прочитать сообщение в WhatsApp.

— У тебя тут ловит?! — изумилась Камилла. — Два этажа под землей?!

И она незаметно достала и свой телефон, чтобы проверить сигнал.

— От Каллама? — спросила я, забыв на мгновение, где мы находимся.

— Какой еще Каллам? — рассеянно осведомилась Камилла. — У меня не ловит. У тебя какой провайдер?

— Смазливый блондин из Святой Варнавы, — пояснила я, — с некоторых пор его тренировки по футболу всегда совпадают с нашим крикетом.

Он напоминал принца Уильяма в юности, пока тот еще не начал лысеть. Каллам явно интересовался Эммой. Уже дважды ему попадали мячом в голову, когда он заглядывался, как она играет в крикет.

— Откуда у него твой номер? — удивилась Камилла.

Справедливый вопрос.

— Поберегись! — возвестил Френсис и сделал вид, будто выплескивает на улицу ведро, очевидно с фекалиями.

— Не промахнись! — отозвались переулки.

— Фуууу! — вякнула Валери.

Рейтинг Френсиса упал на пару пунктов.

— Эх, надо было его предупредить, что козочка Шнуки не любит сортиров и не интересуется шотландской гигиеной, — шепнула я Эмме.

— Она вылила на себя сегодня утром ведро парфюма, — хихикнула Эмма. — У нас в гостиной воняет как в парижском борделе.

— Интересно, — пробормотала я.

— Ты думаешь?

— Откуда тебе знать, как пахнет во французском борделе? Очень любопытно.

Валери что-то уловила из нашего диалога и бросила на нас презрительный взгляд.

— Tu saigne a la main,[9] — сообщила она. — Я бы бить остогошна. Нельзя, штобы ты поймаль отгавление в кговь.

— Заражение крови, — поправила Эмма.

— Я и говогить: отгавление кгови.

И Валери отошла от меня на безопасное расстояние.

У меня кровь? Вот черт, я расчесала рану на руке! Эмма протянула мне носовой платок.

Мы прошли дальше за Френсисом, Валери и семью другими туристами в следующее помещение.

— Наше пари! — пропела Камилла и указала на целую гору плюшевых игрушек.

Нам была поведана история девочки-призрака, прозвучали сочувственные «Ах!». Происхождение трех туристок по-прежнему оставалось загадкой.

— Бинго! — вдруг взвизгнула Камилла, совершенно разрушив всю траурность момента. — Дракон! Там лежит дракон! Я иду в кино, вы приглашаете!

Мы с Эммой громко рассмеялись. Френсис шикнул и выгнал нас в соседнее помещение.

Это был бывший скотный двор вместе со скотобойней. Стоило нам туда войти, мою руку стало колоть еще сильнее. Как бы не расчесать рану еще хуже!

— Жуть, — констатировала я.

— Эти тупики — самое нечистое место во всей Шотландии, — подхватила Камилла. — Одна только чумная девочка чего стоит. Сплошной негатив.

— Да я не об этом, — возразила я. — Мне не нравится, что Каллам раздобыл телефон Эммы.

— Ах это! Да, жутковато, — согласилась Камилла.

— Ну, отлично, — огорчилась Эмма. — Теперь я боюсь читать его сообщение.

— И это ты еще не знаешь, что он пишет, — невозмутимо заметила Камилла.

— А у тебя-то откуда его номер? Ты же его сохранила под его именем! — заметила я.

Эмма покраснела.

— Джордж, — призналась она с пылающими щеками.

— Ты просила Джорджа достать тебе номер Каллама? — переспросила я и отошла в сторону, пропуская одну из туристок.

— Каллам приглашает меня пойти с ним в кафе съесть мороженого, — сообщила Эмма, прочитав сообщение.

— Я тоже хочу мороженого, — заныла я.

— А я больше никакого мороженого не хочу, я здесь и так замерзла, — отвечала Камилла, хмурясь.

— Ах, я и забыла, — проворковала Эмма. — Элли же у нас фанатка школьных десертов!

— И что? — Я кисло улыбнулась. — В школе хорошо кормят. А десерты вкуснее всего.

На самом деле мне просто хотелось убраться отсюда побыстрее. Эти стены на меня давили. Турист, тот что из молодой парочки, задел меня плечом, и я натолкнулась на стену. Он извинился по-немецки. Так, с этими понятно.

— Будет вам мороженое, — пообещала Эмма. — Мама мне специально для этого дала денег.

Я взглянула на стену. Кровь. Я испачкала кровью белую известку. Я стала тереть пальцами пятно и размазала его еще больше. Да что ж такое! И платком не сотрешь, только грязь разводится. И прямо тут какие-то знаки на стене. Пришлось плюнуть на еще чистый кончик платка и потереть. Красный цвет слегка побледнел. Потерла еще, пока не остались одни розоватые разводы. Только тогда я заметила, что никаких знаков на стене нет — исчезли. Халтура, а не настенная живопись! Я смяла платок и уже собралась идти дальше.

— Что вы делаете?! — резкий окрик Френсиса заставил меня вздрогнуть. — Немедленно уберите это, иначе вам придется покинуть Тупик.

Я спешно сунула платок в карман. Однако экскурсовод обращался совсем не ко мне, и не к Эмме, которая, побледнев, спрятала мобильный за спину. Френсис говорил с американцами. Пожилой джентльмен держал в руке крошечную цифровую камеру, которую никто прежде не замечал. Теперь он с недовольным видом сунул ее в карман.

До конца экскурсии Френсис больше не был так любезен и мил. Последние помещения он представил уже своим обычным голосом, кратко и отрывисто. С одной Валери он попрощался сердечно, поцеловав ей руку. Мою мазню на стене, к счастью, не заметил.





Неудавшееся похищение




— Этот Френсис, случайно, не всучил тебе свой номер телефона? — поинтересовалась Эмма у Валери, облизывая рожок

Книга Магические врата иного мира: отзывы читателей