Закладки

Чернила, железо и стекло читать онлайн

и прямиком направилась к стене, скрывающей книгу мира Вельданы. Стена обрушилась, ничего не оставив, кроме пустоты между несущих балок. Эльза сглотнула ком в горле и еле слышно произнесла:

– Она исчезла.

Де Врис подошел поближе и присел на корточки, перебирая кучу мусора. Эльза последовала его примеру. Но поиски не принесли никакого результата.

Спустя несколько минут де Врис с сожалением произнес:

– Никаких остатков от книги – ни клочка от кожаной обложки. Непонятно…

– Здесь ничего нет! Ничего, что выглядело бы как целая нетронутая стена или что-то в этом роде. – Раздраженная, Эльза рывком поднялась на ноги. – Где книга Вельданы? Как вы думаете, кто-то мог взять ее после пожара?

Хмурясь, он внимательно посмотрел на куски штукатурки и рейки стены, а потом перевел взгляд туда, где должна была находиться тайная комната – и где теперь ничего не было и в помине.

– А вдруг книгу обнаружила полиция? Допустим, полицейские предположили, что содержимое тайника может пролить свет на ход расследования. И, предположим, они догадались, что это был поджог, а не несчастный случай.

В любом случае Вельдана для Эльзы стала миром вне досягаемости. Домой она не вернется. Такова реальность, к которой нужно привыкнуть. Эльза снова глубоко и шумно вздохнула, решив не поддаваться ужасу при мысли о потере родного дома.

– Тогда мы сосредоточимся на поисках Джуми.

И они продолжили осматривать пепелище. Это оказалось нелегким делом, особенно принимая во внимание хаос, оставленный после пожара. Был уже полдень, когда Эльза заметила треугольный предмет среди обломков мебели. Девушка опустилась на колени и вытянула руку, чтобы достать его. Обуглившийся кусок кожи рассыпался, струясь по пальцам, и Эльза поняла, что нашла калькулятор Паскалина. Медная лицевая панель расплавилась от жара, но ряд циферблатов внутри – каждый в форме крошечного восьмеричного колеса – оказался целым и невредимым.

– В детстве я с таким играла. Джуми давала мне его, когда занималась книгой мира Вельданы.

Де Врис оживился и быстро подошел к Эльзе.

– Однажды я разобрала его, чтобы посмотреть, как он устроен, – добавила Эльза, показывая калькулятор де Врису. – Джуми чуть удар не хватил, когда она увидела, что он разобран по частям. Думаю, Монтень пришел бы в ярость, если бы об этом узнал, но я моментально собрала калькулятор и даже ничего не сломала.

Де Врис ничего не сказал. В воздухе повисла неловкая пауза, которая затянулась на несколько минут. Когда Эльза оторвала взгляд от Паскалина, де Врис пялился на нее так, будто увидел впервые.

– Что случилось? – спросила сбитая с толку Эльза. – Вы, наверное, испытываете… скажем так… неприязнь к Паскалинам?

Внезапно де Врис заявил:

– Нам надо отсюда уходить, Эльза.

– Прямо сейчас? Но зачем? – упорствовала она.

Она не понимала резкой смены настроения де Вриса, что выводило ее из себя.

Де Врис хмыкнул и что-то пробурчал себе под нос и, наконец, обратился к Эльзе. Она заметила, что он пытается подбирать слова.

– Джуми когда-нибудь говорила тебе о… безумии?

– Да. Если кто-то прекрасно разбирается в чем-то таком, как криптогафия, то здесь, на Земле, их считают сумасшедшими.

– Все не так просто, Эльза. Да, в безумии есть гениальность, но оно также чревато однобокостью. Одержимостью. Никому не удавалось добиться успеха в криптографии, не будучи слегка одержимым. Джуми была такой, и ты, Эльза – такая же, как твоя мать.

Эльза вздрогнула. Она почувствовала себя как-то неуютно. Что он, вообще, имеет в виду? И разве это важно – особенно сейчас?

– Ну, наверное, – протянула она.

– Мы не можем оставаться во Франции, – встревоженно проговорил де Врис. – У твоей матери была дурная слава. Если националисты тебя схватят, ты проведешь остаток жизни в тюрьме – будешь без конца чертить схемы в книге мира Третьей Республики. Да и Амстердам не лучше Парижа. Боже, какой же я был дурак!

– И остались таким, – поправила его Эльза. – Значит, у моей мамы дурная слава?

Де Врис бросил на нее печальный взгляд.

– Увы! Извини за откровенность, Эльза.

Эльзе определенно не нравилось положение вещей – кроме того, теперь она вообще не понимала де Вриса, что только ухудшало ситуацию. Что он там говорил про Францию и про опасности, которые угрожают ей, Эльзе?

А ведь если ее мама и доверяла кому-то на Земле, то это был исключительно де Врис, и, казалось, он искренне переживал за нее.

На данный момент Эльза была сыта по горло.

– И куда мы отправимся? – спросила она.

Задумавшись, он сжал губы:

– Ты говоришь по-итальянски?

– Пока нет, – ответила Эльза. – Но буду.

– Abbiamo bisogno di pratica[1], – затараторил он.

– Не так быстро, – ответила Эльза по-голландски. – Мне нужно послушать новый язык, прежде чем я его освою.

Де Врис улыбнулся, будто ее ответ насмешил его.

– Я просто сказал, что нам необходимо попрактиковаться. – Де Врис прочистил горло и добавил серьезным тоном: – У меня есть друзья в королевстве Сардинии – мы отправимся туда – в город Пиза. Среди четырех итальянских провинций Сардиния – самая безопасная, ну а Пиза издавна считается убежищем гонимых ученых.

Она кивнула.

– Хорошо.

Перед уходом Эльза бережно взяла в руки сломанный Паскалин, намереваясь взять старенький калькулятор с собой. Она уже так много потеряла, но не собиралась сдаваться.

Она попытается починить Паскалин.

Они вернулись в Амстердам, использовав портал и координаты книги пути, причем напугали до полусмерти двух дам почтенного возраста с зонтиками, когда появились на тротуаре из ниоткуда. Женщины украдкой бросали взгляды на де Вриса и Эльзу, оглядываясь через плечо и нервно улепетывая прочь по улице.

Очутившись в квартире ученого, Эльза умылась и выбрала себе мамину европейскую одежду. Она переоделась в камизу, похожую на тунику с рукавами, зашнуровала на себе узкий корсет и нацепила несколько длинных юбок. Белая блуза с высоким воротником и приталенный жакет завершили ее новый наряд. Одежда была неудобной и непрактичной, и девушка внезапно поняла, что никогда не расспрашивала Джуми о поездках по Европе. Эльза думала, что знает все о матери, и невольно смутилась. Надо же: прожить всю жизнь рядом с Джуми и оставаться в неведении!

От страха заболел желудок. Чего еще она не знает о матери… и о мире?

Эльза взяла себя в руки, застегнула пуговицы жакета и собрала кое-какие вещицы Джуми, которые могли пригодиться на Земле. Де Врис протянул ей два саквояжа: один побольше – для кипы уцелевших книг, другой поменьше – для Паскалина и личных вещей ее матери. Эльза с любопытством взглянула на него, но де Врис быстро ретировался из комнаты, прихватив с собой чемоданы. А ему-то зачем столько багажа? Эльза предполагала, что он сразу же вернется в Амстердам после того, как представит ее своим друзьям, хотя де Врис, похоже, был не намерен ничего объяснять.

– Я готова, – сказала Эльза. – Вы раньше бывали в Пизе?

– Угу, – промычал де Врис с неохотой, что натолкнуло Эльзу на мысль, будто с этим связана какая-то темная история.

Очевидно, теперь де Врис не собирался откровенничать, поэтому Эльза решила на него не давить.

– Я бы хотела кое-что выяснить, – мягко произнесла Эльза. – Просто опишите мне какое-то определенное место. Что-нибудь уникальное. – Она открыла книгу пути на чистой странице. – Есть в Пизе какое-нибудь интересное здание?

Он улыбнулся:

– Да, можно сказать, что есть.

Де Врис описал архитектурные детали, и Эльза записала их в нужном порядке, хотя мысли ее где-то блуждали, возвращаясь к событиям, которые произошли накануне. Неужели чужаки забрали Джуми из-за ее одержимости наукой? Было бы гораздо легче похитить кого-то здесь, на Земле, если им требовался криптограф.

Значит, они нуждались именно в Джуми, но для какой цели? Как Эльза могла вернуть Джуми, если даже не знала, кто забрал ее и зачем?

Как много вопросов, и, по-видимому, никаких ответов.





3




Можешь забрать себе весь мир, но оставь мне Италию.

Джузеппе Верди



Они вышли из темного портала в светлый тусклый мир. Эльза принялась озираться по сторонам: они стояли на плоской равнине, окутанной клубами белого полупрозрачного тумана.

Де Врис прищурился, вытер платком запотевшие стекла очков и вздохнул.

– Вряд ли мы оказались там, где надо, – удрученно произнес он.

– Да, – чопорно согласилась Эльза. – Нам не удалось попасть в Пизу.

Он побледнел.

– Хочешь сказать, ты знала, что нечто подобное может произойти?

– Перестаньте волноваться! – отмахнулась Эльза. – Книга пути устроена так, что если описание места назначения недостаточно точное, то она перемещает нас в созданный мир, руководствуясь своими координатами. Конечно, бывает и такое, что можно угодить в плохой портал, но вероятность этого ничтожно мала. Доказано, что книга пути – самое надежное и безопасное средство перемещения в пространстве.

– Тот факт, что книга не привела нас к безвременной кончине, нельзя назвать утешающим. Между прочим, сама идея перемещения по Земле сводит меня с ума. Я в ужасе, Эльза!

– А вы настоящий паникер, – усмехнулась Эльза. – Вам кто-нибудь об этом говорил?

– Да, – сказал он. – Твоя мать. И очень часто.

Эльза поставила саквояжи на землю и села рядом, скрестив ноги.

Почва оказалась идеально ровной, как отполированный камень, но не такой жесткой. В действительности она была почти мягкой. Эльза надавила на нее кончиками пальцев – и посмотрела на отпечатки, оставшиеся на земле.

Они медленно исчезали: материя восстанавливалась и принимала прежнюю форму, словно губка.

– Здорово, правда? Мир может спонтанно создавать характеристики, которые даже не указаны в тексте.

– Боюсь, что изучением тех или иных особенностей в последние годы никто не занимался, – заявил де Врис.

– Да. Вы правы. Из-за Джуми.

Создавать людей тоже непросто: если их характеристики были четко прописаны в тексте книги, они уподоблялись куклам, способным задавать бытовые вопросы и неосознанно отвечать на них. Они не обладали настоящим разумом. Вельданцы стали первыми «начертанными» людьми, созданными как подтекст использования теории возникновения имущества.

Вельдана создавалась вместе с домами, с источниками питьевой воды и с аграрными культурами, но о людях в тексте не было написано ни

Книга Чернила, железо и стекло: отзывы читателей