Закладки

Пленники летней ночи читать онлайн

замок сегодня?

Он почесал затылок.

— Хотел бы, но мне нужно найти Сисси.

— Она пропала?

— Ну… нет. Я не знаю, где она, большую часть времени, но мне нужно найти ее до того, как она найдет, кого еще драконы загнали в развалины.

Гвен не подумала об этом. Он говорил, что драконов было много, один из них мог найти Хейзел и Бэй. Или обеих. Они могли тоже быть в ловушке, без укрытия или еды.

Погодите. Почему он не хотел, чтобы Сисси кого-то нашла?

— Она опасна?

Он не ответил.

— Эдди?

— Она… непредсказуема.

Она не хотела слушать о худшем.

— Я пойду с тобой.

— Я так и знал, что ты это скажешь, но я хочу, чтобы ты осталась здесь. Дождь еще идет.

— Все равно. Моя семья может быть здесь.

— Один я схожу быстрее, еще и под дождем. Тебе стоит остаться здесь на случай, если кто-то покажется.

Ей не нравилось, что он был прав.

— Поверь, — его брови появились над повязкой. — Я же тебя нашел?

Она кивнула, понимая, что он этого не видит, и ударила стену пяткой. Она хотела помочь. Она хотела найти ее семью и убраться из этого места, но, если лучше было доверить всю работу Эдди, она подождет. Может, не так терпеливо, как некоторые из ее сестер.

— Просто будь осторожен.

Он замешкался, словно мог передумать.

— Буду.

Она стояла на пороге долго после того, как он пропал в коридоре, слушая приглушенный стук дождя по камням, глядя, как водянистый свет играет на стенах. Что делали люди, оставаясь одни? Она не была никому нужна, никто не мог спасти ее. Не было уроков и дел при дворе. Дома она одна была, когда каталась на Лютике, но с ней не было и его.

Она могла хотя бы поискать по замку путь к еде. Она не думала о том, откуда еда берется. В отличие от Нейлан, она не интересовалась магией. Эти уроки не преподавали, книг не было. Но, если их не спасут, ей нужно как-то спастись. Из магии всегда был выход.

Она вздохнула и зажала переносицу. Она не могла поверить, что снова оказалась в волшебной ловушке.

Стоять смысла не было. Она закрыла дверь и пошла по коридору, надеясь наткнуться на кабинет, чтобы забрать свои сапоги. Она освежилась в купальне, нашла пару спален, а потом столовую. Если она не перепутала повороты, то комната Эдди была недалеко, и это место было первым с высоким потолком. Гвен прошла туда с выдохом облегчения.

Каменные стены, пол и стол для пятидесяти человек растянулись перед ней. Еда наполняла каждый дюйм. Целые жареные цыплята, горы картофеля, миски и тарелки овощей и риса, фрукты и сыры. А еще пироги, кексы и пирожные. Она глубоко вдохнула, сглотнула, челюсти заболели. Она села на ближайший стул, наполнила тарелку и ела пальцами. Никто ее не видел.

В дальнем конце зала ревел огонь в большом камине, оранжевый свет дразнил тени. Гобелены приглушенных оттенков бордового, янтарного и выцветшего изумрудного цвета согревали стены. Обычный вид крепости.

Тишина давила на нее. Как Эдди терпел все эти годы? Не только тишину, но и одиночество. Она уже скучала по сестрам и хотела знать, в порядке ли Хейзел и другие сестры. Ее ладони упали бесполезно на колени. Нечего делать. Никто не поможет. Она была одна в большом пустом замке.

Гвен уже не была голодна, она вышла в озаренный свечами коридор. Что теперь?

Сапоги. Она искала сапоги. И одежду, не старую тунику Эдди и носки. Это уже цель. Маленькая, но для начала.

Она бродила, минуя разбитые коридоры, пока не нашла одну из спален, которую проходила раньше. Гвен вошла туда и закрыла за собой дверь.

Она быстро посмотрела на комод без зеркала, она пошла к шкафу, но замерла, заметив комок на кровати: ее одежду, чистую и аккуратно сложенную. Она огляделась, ожидая увидеть служанку.

Гвен встряхнула одежду, сразу надела нижний слой одежды, а потом зеленую тунику Эдди и свою коричневую тунику сверху, закрепила пояс на талии. Ее леггинсы были с маленькой дыркой на колене, но она благодарно натянула их. Она оставила толстые носки на кровати. Сапоги видно не было. Невидимая горничная, что почистила ее одежду, могла их не найти.

Гвен нашла их сама. Она пыталась призвать дух приключений своей сестры Лазури, снова и снова бежала на поиски кабинета. Она почти сразу же нашла его дальше по коридору. Крепость была не такой большой, как ей показалось. Гвен смогла бы отсюда найти путь к комнате Эдди.

Кабинет был прибран или руками Эдди, или невидимых служанок. Одеяла пропали, на столе осталась только свеча. Хотя огонь горел ярко, Гвен дрожала, думая о Тариусе, маге, что заманил Лили и остальных сестер уловками и обманом. Так он жил под землей столько лет, за ним ухаживали невидимые беззвучные слуги. Тене-люди, как он называл их. Для него магия была нормальной частью жизни. Для всех остальных — это пугало, было неестественным, это нужно было избегать или терпеть. Она почти жалела его.

Почти.

Сапоги не было видно, но она нашла арфу, прислоненную к дальнему краю стола. Она не заметила ее раньше. Дерево сияло, как только отполированное. Гвен потянула за пару струн — или это был инструмент Эдди, или служанки ухаживали и за этим. Она обычно не играла, пока ее не заставляли, но сейчас любой шум был бы приятным. Даже звук арфы, созданной магией. Она села в кресло у огня, устроила инструмент на колене, прислонила другой конец к здоровому плечу. Она наиграла пару нот, чтобы разогреться, а потом закрыла глаза и сыграла простую мелодию, любимую у Лазури. Она представляла, как ее младшая сестра танцует, как ее босые ноги кружатся по ковру в их комнате в башне, голубые юбки развеваются, и у всех девушек кружится голова от зрелища. Она представила, как Корал шепчется с близняшками в тени, ее огненно-красные волосы обрамляли маленькие брюнетки.

Она сморгнула слезу, отказываясь поддаваться тоске по дому, подняла голову и увидела девушку на пороге, она покачивалась под тихие ноты арфы, закрыв глаза. Гвен моргнула снова, но это была не иллюзия.

Девушка была необычной, худой и изящной. Черные волосы ниспадали шелковыми волнами до бедер. Зеленые лозы с кроваво-красными цветами были видны в прорехах ее короткого белого нижнего платья, обвивали бедра и плечи, падали на спину, запутались в волосах. Фазаны свисали с веревки на ее поясе, частично закрывая кинжал на ее бедре. Одна ладонь лежала на ее горле, большое серебряное кольцо сияла в свете свечи. Золотой дракон был в центре кольца, окруженный пятью мерцающими рубинами.

На ее ногах были сапоги Гвен до колен.

Наверное, за ней Уилл побежал в лесу, ее искал Эдди. Пальцы Гвен отдернулись от арфы. От этой девушки он просил ее запирать дверь ночью.

Сисси.

Девушка замерла. Она открыла большие бледно-голубые глаза, обрамленные густыми ресницами, и посмотрела на Гвен. Ее взгляд был с намеком на что-то неприятное, что-то, что указывало, что девушка старше, чем выглядит.

— Эдрик не говорил, что у нас гость, — ее тихий голос был детским, но тон показывал раздражение из-за неведения.

— Он тебя ищет, — Гвен встала и осторожно опустила арфу на пол. — Я Гвен.

Сисси сделала пару шагов вперед, медленно разглядывая Гвен с головы до пят.

— Я представляла принцесс милее.

Ее лицо вспыхнуло. Она никогда не будет такой милой, как Хейзел, но она и не была медведем, хоть ее одежда была поношенной, а волосы спутались. Как эта девушка в лозах и украденных сапогах смела судить после пары минут в ее обществе? Гвен нахмурилась. Откуда Сисси знала, что она — принцесса? И почему она была в крепости, а Эдди искал ее под дождем? Где она была до этого?

Не озвучив свои вопросы, Гвен просто спросила:

— Дождь закончился?

— Не знаю, — сказала девушка, глядя на леггинсы Гвен, словно никогда не видела кожу крыла дракона. Она так и не представилась.

— Прошу прощения, но я хотела бы знать твое имя…

— Сыграй для меня, — Сисси просила и приказывала. Ее глаза расширились, брови поднялись в мольбе.

— Эм… сейчас?

— Да, — ее улыбка была широкой и изящной, как все в ней. — Я никогда не слышала ничего такого красивого.

Она нахмурилась из-за приказа, но разве могла отказаться? Эдди, похоже, считал девушку опасной. Если она сыграет, Сисси будет здесь, а не устраивать где-то беды, на которые была способна, по его мнению.

Гвен села и устроила арфу на коленях. Может, Эдди поймет, что Сисси нет снаружи, и скоро вернется. Она сжала пальцы и заиграла любимую колыбельную близнецов, радуясь, что может так собраться с силами.

Сисси обошла диван, пока Гвен играла, следя за движением ее пальцев над струнами, глядя на ее волосы, ноги, колено, торчащее из дыры леггинсов.

Как принцесса, Гвен привыкла привлекать внимание, но она ерзала от такого наблюдения. Когда утихли последние ноты, она опустила арфу на пол.

Сисси замерла у локтя Гвен.

— Сыграй еще.

— Может, завтра. Плечо затекло.

— Музыканты в бальном зале могут играть весь день без остановки.

Потому что они были не настоящими или невидимыми.

— Я могу научить тебя, и ты сможешь слушать музыку, когда пожелаешь.

Сисси сморщила носик.

— Зачем мне это хотеть сделать?

Гвен вздохнула. Она не любила играть музыку, но это заняло бы девушку.

Сисси резко повернулась и пошла к двери.

— Погоди! — не хотелось, чтобы девушка бродила, где хотела, и у Гвен все еще было много вопросов.

Сисси повернулась и прижала ладонь к дверному косяку, рубины ее кольца мерцали в свете свечи.

— Не верь Эдрику, — бодро сказала она. — Он никогда не найдет ее.

— Что?

— Меня зовут Сисси, кстати, — она улыбнулась и присела в реверансе, лапки фазанов задели пол. — Оставайся, сколько пожелаешь.

Гвен нахмурилась, дверь тихо закрылась за ней.



Глава шестая





Гвен сидела неподвижно, как камень. Эдди сказал ей не доверять Сисси, но девушка что-то знала о Хейзел или Бэй.


Книга Пленники летней ночи: отзывы читателей