Закладки

Честь Белого Волка читать онлайн

земли хоть какие-то средства к существованию.

Именно поэтому только на их плечах и стоит весь этот мир, их натруженные ладони удерживают его на краю бездны. А мы? Рыцари, бароны, короли… кому мы нужны?!

Короче, я не заметил, как уснул. Возможно, меня просто разморило в тепле.

Мне снилась маленькая Хельга, то светлое время, когда я впервые отвёл её за ручку в её первый детский сад и она, опустив голову, с глазами, полными слёз, позволила воспитательнице проводить её к игрушкам. Зато уже вечером она орала, что у неё тут друзья, брыкалась и не хотела уходить. Я очень-очень надеялся, что никто не заметил, как моя малышка винтом погнула ручку на воротах…

– Ставр, – над моим ухом раздался шёпот бывшего бога, и его ладонь прикрыла мне рот, – убери свой дурацкий нож и пошли со мной.

Я молча убрал клинок от его живота и сунул в ножны. Если тёмной ночью кто-то подкрадывается к вам незаметно, привычка бить первым – единственное, что способно спасти вам жизнь. Именно поэтому осторожный Эд сначала произнёс моё имя, а уж потом протянул руки.

Тем более что именно этот нож он давно пытался у меня выпросить. Простой клинок двусторонней заточки с клеймом Российского Императорского общества правильной охоты. Да, вы не ослышались. Я выкупил на украинских торгах нож самого Егора Самсонова из Тулы и предпочитаю его всем средневековым кинжалам или стилетам.

Да, простите, понимаю, что нарушил собственные принципы и общие положения устава граничар. Но что поделать, если именно этот охотничий нож на голову превосходит все остальные? Пару раз я просто на спор стругал им хвалёный индийский дамаск, невесть как попавший в наши северные земли.

Я тихо встал, продрал глаза, накинул плащ и, не задавая лишних вопросов, пошёл за дядей Эдиком. В общей жилой части избы было темно. Угли почти прогорели, давая равномерное тепло и едва заметный оранжевый отсвет. Мы вышли наружу.

Ещё не занимался рассвет, в воздухе висел хрустальный морозец, царапающий горло, вся деревня спала. Но один из наших ребят с арбалетом в руках скрючился под забором.

– Иди тихо, след в след, чтобы снег не хрустел.

Я кивнул, подчиняясь. Так делают северные волки, и охотники следуют их примеру. Арбалетчик молча поднял руку, подтверждая, что видит нас. Мы присели на корточки рядом с ним. Лицо парня было белее того же снега.

– Он ещё здесь? – шёпотом спросил Эд. Арбалетчик нервно кивнул. – Ставр, только не делай резких движений. Смотри…

Мы встали, осторожно заглядывая через верх забора.

Сначала я не заметил ничего особенного. Потом вдруг чёрная часть леса на фоне фиолетового неба дрогнула, словно вздыбив шерсть на холке. Я не сразу понял, какого размера зверь бесшумно двигается в предрассветной темноте.

Ростом с Центуриона? Куда там, он был вдвое выше моего немаленького коня! Запах волчьей шерсти и дикого мёда неожиданно проявился в морозном воздухе. Руки опустились, грудь словно сдавливало животным парализующим страхом. Этот хищник воздействовал даже не своим видом, а скорее страшным предвкушением оного.

Я чувствовал, как вяжущая тяжесть сковала руки, сердце перестало биться, беспомощно рухнув в живот, и от первобытного ужаса пещерного человека перед неумолимыми зубами Зверя кровь застыла в жилах.

– Это он? – едва шевеля губами, спросил я.

– Да. – Эд всё понял правильно, но, волнуясь за моё состояние, ещё и кивнул, и похлопал меня по щеке. – Ты просто забыл летописи асов, никто из них не говорил, что после рагнарёка он погибнет. Наоборот, сумерки богов изменили реальность, и даже сама Хель предпочла иметь древний ужас на своей стороне. Зверь поглощает миры, он пришёл сюда из-за Граней и не уйдёт без добычи.

– А мы должны были его остановить, – скорее мысленно, чем вслух, ответил я.

Бывший бог опять всё угадал, поэтому отрицательно помотал головой:

– Нет, Ставр, никто на всём свете ни тогда, ни сейчас не имеет силы, способной остановить Фенрира. Он воплощение животной Тьмы, истинной изнанки света, чёрная сила Ночи, сама праматерь Природа в своей дикой первобытной ипостаси. Куда ты хватаешься за кинжал? Кого ты хочешь насмешить, меня или его?!

Я не знаю. Я даже не был уверен, что готов к самозащите, если древний Зверь обернёт в нашу сторону красные, как кровавая луна, глаза. Дядя Эдик был прав, даже великий Один не смог устоять перед напором волка, а я отчаянно держался за рукоять старого самсоновского кинжала лишь с одной целью – не сойти с ума! Не упасть лицом в снег, не рыдать, умоляя его пощадить, потому что мне надо домой, у меня там дочь…

– Он ушёл, – тихо сказал часовой.

Мы с Эдом переглянулись. Над холодным лесом появилась тёплая розовая полоса, это рассвет. Что ж, будем считать, что мы выиграли одну ночь, хоть и нет никаких гарантий, что следующая не станет последней.

– Если только ты подумал о Хельге…

– Эд, заткнись. Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, кто есть кто. Моя дочь никогда не встанет на пути Зверя. Даже её мать не сможет встать на его пути. Он вечен?

– Пока вечна сама Земля, – беззаботно пожал плечами кудрявый бог древних викингов, – никто не может победить природу, а он её проявление, по крайней мере, в одной ипостаси.

– Не в лучшей.

– Это смотря с какой стороны стоишь ты.

– Я стою рядом с тобой.

– Тогда да. И ты и я в заведомо проигрышном положении. Тем более что один сукин кот спрятал мой волшебный молот Мьёльнир в своём мире. В том самом, где я беспомощный завсегдатай психушечки-и!

– Не ори…

А собственно, почему? Великий волк ушёл, и хоть мы оба суеверно боимся называть его по имени, есть шанс, что он не услышит нас и не вернётся. Не то чтобы это имя было так ужасно опасно произнести, но в Гарри Поттере, например, тоже все всё знали, но не болтали зря…

Однако там сказка, а здесь жизнь. И этот Зверь, в отличие от безносого Волан-де-Морта, обладает хорошим слухом, отлично реагирует на звуки своего имени и, как правило, всегда оборачивается.

На данный момент это не в наших интересах. Мы ещё не готовы к драке. Да какого северного мха? Сугроб мне в лоб, мы будем готовы к ней лишь после размещения в замке Кость стратегического ядерного оружия! Да и то не уверен, что это хоть как-то поможет.

– Ставр?

– Да?

– Ты побледнел.

– Я замёрз.

– Трусишка зайка серенький…

Как вы понимаете, Эд в очередной раз нарвался, он такой, он иначе не может, за что и был дважды утоплен мной в ближайшем сугробе. Нет, никто ни на кого не обиделся, мы друзья, у нас свои суровые игры. Мужчины вообще такие затейники…

Молодой наёмник-арбалетчик из нашего замка в изумлении смотрел, как мы валяем друг друга в снегу, не решаясь встать на ту или иную сторону. Хотя вставать надо было на мою, это по-любому, я же ему плачу. Бывший бог если и изображал из себя героического берсерка с хлопьями пены у рта, то исключительно для вида, как всегда красуясь перед окружающими. В реальном бою он куда страшнее.

Мы оставили в той деревеньке наш конвой, предупредив старосту, что для него это большая честь – предоставить кров и стол четверым воинам своего нового господина. Кстати, опытный в таких делах старик реально выглядел вполне довольным.

Он-то прекрасно понимал, как ему свезло. Мы ничего у них не забрали, не потребовали деревенских парней на службу в замок, не тронули женщин, не пытались провести ревизию сараев и подвалов, а также перетрясти всю деревеньку на предмет пары лишних монеток в фонд благосостояния их любимого лорда.

– Это не значит, что тебе не придётся заняться этим на обратном пути, – сухо напомнил Эд уже за воротами. – Ты же отдаёшь себе отчёт в том, что если сейчас им предоставить полную волю, то в следующий раз крестьяне просто пошлют тебя лесом.

Я промолчал. Во-первых, потому что, само собой, понимаю, не дурак. Во-вторых, по совести говоря, вся эта крестьянская «самоуправляемость» в Средние века шиковала до первого серьёзного наезда со стороны. Инеистые великаны набегут, готы с серпами налетят, драконы урожай пожгут, и всё – народец сразу в крик: «Где ты, наш лорд-господин-защитник, обижают рабов твоих верных! Приди, заступись, а уж мы в ножки поклонимся…»

Так что правила незыблемы, за руку лорда, держащую меч, всегда приходится платить. От деревеньки до столицы мы добрались уже к обеду, благо дороги были наезжены, не мы одни собирались на ярмарку. Королевский замок, слепленный из серого камня, относительно моего казался невысоким, более кряжистой архитектуры, без излишеств и украшений, но стоял на холме, а потому был виден на горизонте ещё издалека.

Вокруг располагались дома зажиточных горожан, купеческие подворья, кабаки, трактиры, постоялые дворы, шатры, прилавки, ну и подальше от центральной части уже загоны для скота. Сюда съезжается немало народу, не только жители ближайших деревень, но порой и заморские гости открывают здесь свои лавки. Пряности Востока идут едва ли не на вес золота, одновременно являясь и приправой к пище, и лекарством.

В большинстве стран сельскохозяйственные ярмарки проходят по осени, но в наших краях зима имеет тенденцию появляться неожиданно, ни у кого не спрашивая разрешения, зачастую уже в октябре – ноябре. Поэтому наша ярмарка всегда Снежная. Либо в ожидании снегопада, либо в честь первого снега, либо уже проходит в снегу. Ну а чаще по всем поводам сразу, поскольку торговля порой затягивается на пару недель.

Сама по себе столица с учётом ярмарки занимает площадь едва ли большую, чем ВДНХ в Москве. Для наших северных широт это жутко большой город. Но, должен признаться, я не особо люблю здесь появляться, и тому немало причин. Да что уж там, на одной из них в данный момент я сижу.

– Ярмарка, – заранее предупредил нас Центурион, высоко вздымая голову. – Друзья

Книга Честь Белого Волка: отзывы читателей