» » » Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Закладки

Поцелуй на счастье, или Попаданка за! читать онлайн

ведь маг уже способен себя контролировать и предвидеть последствия. Церемония та же, что и в семь-восемь лет. Клятву принимает королевский представитель. Иногда он и старший рода — одно лицо. Полноценную магическую присягу лично его величеству приносят только высшие аристократы. Другие маги — после полной инициации, в двадцать один год. Вам еще рано. Хотя… Король — молодой, но сильный политик, он мог потребовать присягу с невесты Ворона. Так?

— Да, я дала клятву, — погладила я левое запястье.

— Вот оно что… — Женщина сглотнула и скривилась так, словно проглотила лимонного ежа. — И что вас беспокоит?

— Зачем она? — в третий раз повторила я вопрос. — Я не воин, не рыцарь и даже не маг. Чем я могу навредить без клятвы?

— Леди, вы хорошо понимаете, за кого выходите замуж?

— Думала, что понимаю.

— Прежде всего лорд Дэйтар — маг, избранник Темных Небес, некромант. И в моем храме считают: никто не знает, на что он в действительности способен.

— И что? Я-то не маг!

— Вы — его жена. Будущая. Вы должны запомнить, что перед Небесами муж и жена становятся единым целым, как едины Темное и Светлое Небо. Потому и невозможны разводы, разрешенные в диких странах, не ведающих высшего благословения, что в одобренном Небесами браке сплетаются в неразрывное единство души и магия. Поэтому маги предпочитают искать в пару магиню — такой союз усилит обе стороны.

— А брак с бессильной — ослабит?

— Разумеется, в какой-то степени. Как гиря, подвешенная на ноги бегуна, его замедлит. Поэтому вы — идеальная партия для Ворона в интересах многих, но… не для него самого. Поэтому ваш брак раньше был немыслим, и в невесты виконту Дэйтару прочили вашу сестру, обладавшую очень слабым даром. Король не может позволить кому-то быть сильнее его. Храмы тоже опасаются усиления могущества темной стороны Небес. Это может нарушить равновесие.

— Понимаю. Но клятва… — вернула я монашку к сути вопроса.

— Смысл вашей присяги вот в чем. Если магия Черного Ворона будет для вас безопасна, вы станете женой и сможете принять часть силы, если ваш муж захочет поделиться могуществом в ущерб себе. Это чрезвычайно редко случается, ни один мужчина не захочет стать слабее. Один раз за всю историю и было. Но наш король предусмотрел и такой случай. А если вы обретете силу, леди Тиррина, при ваших-то совсем не детских пороках души, в коих вы были замечены до кары Небес… — Монахиня осенила себя священным знаком. — Маг, не связанный клятвой верности королю, государству и людям, — опасен. Такой маг будет объявлен вне закона.

— А как работает эта магическая клятва? Если вдруг по незнанию я нарушу…

— Левая рука — рабочая для мага. Если преступление не слишком опасное для страны и государя, вы лишитесь кисти руки. Ну а в случае покушения на убийство монарха или его семьи вы умрете прежде, чем сделаете первый шаг.

— И какие преступления считаются не слишком опасными для страны?

— Легким преступлением считается дезертирство, лжесвидетельство, воровство и даже раскрытие несущественных государственных тайн нашим врагам. К примеру, демонам. Еще добровольный выезд за границу без подорожной грамоты, то есть без пошлины. Контрабанда. Вам нужно прочитать свод законов Риртона, леди.

— Непременно, светлая франа! — Губы у меня пересохли, сердце екнуло.

Нет, я не замыслила переворот и убийство одного эльфообразного коронованного субъекта. Но вот выезд за границу… не только королевства, но вообще мира, планировала.

Про себя я решила отсыпать монашке еще десяток золотых. И мысленно поблагодарила Ворона: не знаю, как он сумел сбить настройки магического заклинания во время присяги, не дав ей закрепиться, но я была уверена, что моя клятва не нашла адресата. А вот брачный договор уже действовал — Ворон делал все, чтобы выполнить вписанный мной пункт о моем возвращении. Клятва закрыла бы мне путь домой, вздумай король воспротивиться. Пошлина за выезд и обязательная подорожная даже аристократов превращала в государственных крепостных.

— Кисть руки можно восстановить или прирастить, леди, — вдруг разоткровенничалась франа. — И есть целители, которые делают это виртуозно.

Уж не она ли сама такая мастерица? Я уважительно посмотрела на нее, а монашка слегка улыбнулась. Мы прекрасно друг друга поняли без всяких менталистов.

— Виртуозно — это значит с восстановлением магических потоков? — спросила я.

Унтана кивнула. Я не стала спрашивать прайс на услуги, время уже поджимало, но информацию запомнила. Получается, что клятвопреступники спокойно могут расхаживать по королевству — и воры, и предатели, и заговорщики. Или последних клятва порвет, как Тузик грелку? Ладно, это потом. Есть и поважнее вопросы.

— А что с брачной клятвой? — спросила я. — Заклинание отрежет правую руку за измену?

Франа брезгливо поджала губы:

— Фи, леди Тиррина! Я наслышана о вашем вздорном характере и отсутствии моральных ориентиров. Странно еще, что вы сохранили девственность при ваших замашках. Но думать об измене уже сейчас, даже не надев брачного кольца?

— Во-первых, почему сразу я? Может, я не уверена в будущем муже. Во-вторых, а это что? — хмыкнула я и продемонстрировала огромный бриллиант-артефакт в кольце Ворона.

— Это еще не брачное кольцо! — отмахнулась франа, хотя ее глаза жадно вперились в драгоценность. — Брачное надевается на третьем этапе. Это фамильный оберег Орияров. Только у них есть традиция вручать этот оберег невестам уже при заключении договора, дабы уберечь девушек от демонических искушений. Никогда не снимайте его, даже в купальне.

Не очень-то и помогает этот оберег, судя по моим предшественницам.

— Спасибо за заботу, — искренне поблагодарила я. — Но что насчет магической клятвы у алтаря? Может ли помешать присяга королю моей супружеской клятве?

Франа Унтана покосилась на окошко, занавешенное вышитой золотом белой кисеей и украшенное цветами.

— Может, — понизила она голос до шепота. — Корона превыше всего. Король может приказать вам доносить на мужа, и это не будет считаться предательством. Король может приказать вам даже лечь на его ложе, и это не будет считаться изменой. Король может приказать вам убить мужа, и это не будет преступлением…

— …а будет считаться исполнением королевского приговора, — так же тихо договорила я. — Король не доверяет своей правой руке?

Монашка осенила себя священным знаком и сделала голос почти беззвучным:

— Не знаю, почему я вам все это говорю, леди… Вы правильно догадались. Наш благословенный Небесами государь боится своей правой руки.

— Почему?

— Потому что граф Орияр проклят.

— Ах, это… Но ведь проклятие легко снимется.

— Но до сих пор не снято.

— Но ведь для этого я и жертвую своей честью — выхожу замуж за некроманта во благо короны, — пафосно заявила я. — Разве не так?

— Так. Уж точно не по любви, — скупо улыбнулась монашка.

Карета мягко остановилась. Приехали? Я приподняла край занавески. Увидела белоснежную громаду храма с нестерпимо сверкавшей крышей. Двое служителей катили ковровую дорожку от ступенек к вратам, у которых остановилась карета его величества.

— Вы мне очень помогли, франа Унтана. Не ожидала такой искренности. Почему вы были так откровенны?

Хорошо, что я взглянула на ее лицо. Долго удерживаемая маска доброжелательности треснула, и из-под нее проглянула мучительная гримаса. Женщину просто корежило от злости, неприязни, непонятного страха и гнева.

— Я и слова бы вам не сказала, леди, ни за что! Но… Я не могу! — прохрипела она и так рванула хрустальные четки, что бусины рассыпались по коврику на полу кареты. — Не могу сдержать язык! Меня что-то толкает отвечать вам, говорить даже то, о чем вы не спрашивали! Даже при короле можно хотя бы молчать, чтобы не выдать своих мыслей. Вы… вы лжете, что у вас нет магии!

Я как завороженная смотрела на рассыпавшиеся бусины. Нет, не будет ей премии в десять золотых.

— Я не лгу. Может быть, это влияние королевской магии, закрепившей мою присягу, ведь я принесла ее буквально за минуты до того, как сесть в карету. Мне жаль, что ваша честность и правдивость причинила вам столько боли, светлая франа.

Мой сарказм Унтана прекрасно поняла, скривила лошадиную физиономию. Говорю же, у нас с ней дивное взаимопонимание возникло с первого взгляда. Но сказать в ответ какую-нибудь колкость она не успела — лакей открыл дверцу кареты.

Твой выход, Тамара Коршунова, или графиня Тиррина Барренс в мире Айэры.



Лакей помог мне сойти по ступеньке кареты, юные невинные беломонашки в праздничных хламидах, расшитых серебром и бисером, поправили мне локоны, надели венок из свежих цветов и подхватили мой шлейф. Я двинулась к храму, чувствуя себя клумбой на ножках. Лепестки уже осыпались, и моя тонкая кожа болезненно реагировала на их прикосновения.

Стоявший на пересечении дорожек король Артан Седьмой взял меня за правое запястье, прикрытое кружевной перчаткой с вышитым раструбом.

— Леди Тиррина, вы не устали в поездке?

— Нет, ваше величество. Франа Унтана интересный собеседник, чувствуется аристократическое воспитание. За что ее сослали в монастырь?

— За прелюбодеяние, — ответил король с некоторым удивлением в голосе. — Хм, странно. Простите, леди, я не хотел, чтобы такие слова оскорбляли ваш слух.

— Как я могу вас не простить, сир? Любое королевское слово — жемчуг, пусть даже черный, — улыбнулась я, но мысленно заклеила свой рот скотчем. Никаких вопросов! Не дай Небо, вслед за монашкой и коронованный параноик заподозрит во мне магию.

Но какой все-таки интересный эффект! Надолго ли мне такое счастье?

— Это моя привилегия говорить комплименты, леди, не крадите ее у меня.

— Ох, сир, как можно! И в мыслях не было нанести вам такой ущерб. Ведь в таком случае ваше заклинание отрубит мне руку за кражу. Кстати, в моем мире это считается бесчеловечным наказанием.

Король покосился на меня и впал в меланхолическую задумчивость. А мне того и надо. Помолчать. Обдумать все странности, случившиеся со мной за этот бесконечно длинный день. Длинный, как ковровая дорожка, бегущая через обширный двор храма вдоль


Книга Поцелуй на счастье, или Попаданка за!: отзывы читателей