Закладки

Бояться нужно молча читать онлайн

мне нельзя быть такой.

И Киру действительно давно пора завести подругу.

Я пячусь на цыпочках, но в последний миг задеваю локтем замок, и тот с грохотом падает. Я проклинаю и привычку Кира вешать на двери железки, и свою неуклюжесть, и вообще весь белый свет. Кир, конечно, просыпается. Девчонка недовольно сопит.

– Прошу прощения. – Щеки полыхают огнем, и я мысленно боготворю биомаску. Хорошо хоть, что я ее не сняла.

– Сова? – Прикрываясь одеялом, Кир подскакивает и нервно ерошит волосы.

– Расслабься. Зайду через часик, – мямлю я.

Он пристыженно хмыкает, а его подруга поворачивается на бок, и я вижу ее лицо.

Лицо из моих кошмаров.

Она не так молода, как кажется. Я помню ярко-синие радужки, болезненную бледность и слегка искривленный рот. Она мила. Асимметрия ей к лицу.

Мы познакомились пятнадцать лет назад, когда она, младший Утешитель, – наверное, ей только стукнуло восемнадцать – мчалась за нами с Ником по больничному коридору, а потом нашла девочку с окровавленными ножницами и ее полумертвого друга.

Помнит ли она меня?

К горлу подступает тошнота. Не здесь, Шейра. Не здесь.

Утешительница – я помню, что ее зовут Карина, – морщится. В глазах отражается тень злости, но она быстро сменяется доброжелательностью:

– Кир, кто это?

– Моя… Кхм… Моя коллега.

Коллега?

Мы дружим с первого класса, и теперь, когда я застукиваю его в постели с женщиной, все, на что он способен, – «моя коллега»?

Я не сдерживаюсь и шиплю:

– Твоя коллега желает пообщаться с тобой наедине.

И отворачиваюсь, чтобы они оделись.

– Будь осторожен! Кажется, она хочет тебя съесть. Это не по-дружески, пусть для меня кусочек прибережет, – фыркает Карина и хлопает дверью.

В комнате кристаллизуется тишина, но уже через миг ее нарушает яростное сопение Кира.

– Ну и что ты натворила?!

– Угадай, сколько ей.

– Как и мне.

– Нет. Она старше нас лет на девять, – выдаю я.

– Врешь.

– Серьезно.

Я неохотно рассказываю, где познакомилась с Кариной, и хлопаю Кира по плечу.

– Да ты не переживай. У меня есть новости покруче.

Я протягиваю ему письмо.

– О чем ты вообще? Ты только что выгнала мою…

– Читай, – перебиваю я.

– То есть этот хмырь на самом деле не хмырь? – после минутного молчания уточняет Кир.

– А разве «не хмыри» предлагают шариться по больницам правительства?

– Написано же, что ради благой цели. Ты как читала-то? – Не замечая моего предостерегающего взгляда, он вытаскивает из коробки сухари.

– Ну да! Благая цель полностью его оправдывает!

По штабу расплывается запах сыра.

– Черт, Кир! – Я зажимаю нос.

– Да забей. Будешь?

– Нет.

Сейчас я должна определиться, на чьей стороне играть. И стоит ли.

Оскар – так гость из прошлого назвал себя в письме – предлагает пройти отборочный квест. Он ищет команду, чтобы проникнуть в третий блок. Туда, где держат сущностей. Говорит, что в моих интересах согласиться. Что мы спасем сотни людей. И что это связано с кармой.

Но я не верю. Ни одному слову.

По пути в контору я раз сто начинала набирать номер родителей, но останавливалась. Чутье подсказывало, что звонок все изменит. Я бы вылила море вопросов на Оскара, но…

Мне страшно, черт возьми. Вдруг это ловушка? Вдруг он – жертва наших пранков и мечтает о мести?

– А что он имел в виду под фразой «в твоих интересах»? – Это Кир перечитывает письмо.

– Фиг его знает, – вздыхаю я, а сама вспоминаю утренний приступ. Вдруг Оскар намекнул на мою болезнь?

– Как хочешь, – передергивает плечами Кир. Он подкидывает сухарик и пытается поймать, но тот летит мимо рта. – Я бы пошел. Ты прикинь, как было бы весело! Погони, драки, перестрелки…

– Кое-кто помешался на боевиках.

– Согласен, такие приключения не для нежненьких девочек. А вот для меня… в самый раз!

Я швыряю в него подушкой. Кир с возмущенным вскриком отвечает мне тем же. На счастливые полчаса мы забываем и о странном незнакомце, и о Карине.

– Хватит уже, давай пранк обсудим, – говорю я, когда мы оба окончательно выбиваемся из сил.

Кир предлагает сюжет с клоуном-садистом, а я – со смертью. Я уступаю, потому что костюм клоуна, в отличие от косы и черного плаща, у нас уже есть.

Мы достаем зеленый комбинезон с разными пуговицами – розовой большой и синей маленькой – и репетируем. Кир молотом «пробивает» череп жертвы. Я прячусь под курткой, а удары отбивает макушка манекена.

В шесть наши животы начинают урчать. Кир угощает меня порцией сухарей: у него скопилось пакетов десять.

Еще одно преимущество города номер триста двадцать – индикаторы, управляющие кармой, обследуют нас и при малейших изменениях передают информацию в Центр Питания. Там готовят кашу со всеми необходимыми веществами и витаминами. Бесплатно.

Мы рискуем стать сущностями, и это наименьшее, что правительство может для нас сделать.

Еду присылают по связным ящикам, но город заботится о лежачих больных и таких лентяях, как я. Одно слово – и парнишка в красной футболке запакует тебе целый букет из витаминов и минералов и оформит заказ с доставкой на дом.

Да, на каждом углу мелькают магазины, куда завозят все – от стейков до ванильного печенья – но там нужно платить поступками. Кармой.

Меня же устраивает вкус каши. Сладковатый, с кислинкой. Впрочем, он и правда иногда надоедает, и тогда мой индикатор краснеет от незапланированных, но приятных растрат.

Поужинав, я прощаюсь с Киром. Похоже, друг останется на моей стороне, какое бы решение я ни приняла. От этой мысли настроение улучшается.

Сегодня тот редкий день, когда я иду в магазин на центральной улице – в тот самый «Караван», оторвавший ящеру хвост. Здесь десять этажей. Найти товар помогают наушники-путеводители. Их мало, но мне везет, и я забираю последние.

– Меня зовут Лори. Приветствую вас в «Караване»! – вещает звонкий голосок. – Удивительном мире покупок и счастливых неожиданностей!

– Давайте без неожиданностей. Сыта ими по горло, – фыркаю я.

– А как насчет физической сытости? – заговорщицки шепчет робот. – Роллы? Пицца? Две по цене одной!

– Сладости, – командую я. – Отдел скидок.

– Они ждут вас на пятом этаже!

По пути Лори умоляет меня заглянуть в сектор одежды, но я непреклонна.

– Что делать, если работа небезопасна? – продолжает голос. – Если вы гуляете по ночам и даже биомаска кажется вам ненадежной защитой? Товары из магазина «Шок» избавят вас от навязчивых страхов!

Я клюю на яркую светящуюся вывеску. В маленьком зале продаются электрошокеры – единственное в городе легальное оружие.

Я медлю, раздумывая. Если соглашусь на встречу с Оскаром, нужно быть готовой ко всему. В итоге покупаю себе один – дешевенький и маломощный – и прячу его в карман, подальше от любопытных глаз. Лори пищит от радости.

На пятом этаже малолюдно. Я направляюсь к сектору с пирожными и шарю в холодильнике, разрываясь между моими любимыми эклерами и тортиками.

Тишина давит на уши. Из колонок не льется музыка, да и Лори помалкивает. Мне становится неуютно.

Стоп.

Я почти физически чувствую, как по спине скользит чей-то взгляд.

Парень в серой толстовке. Лицо скрывает тень капюшона, руки – в карманах. Замечает меня и тут же отворачивается к полке с чипсами. Странный. Нервный. Жители города номер триста двадцать не ведут себя так… взволнованно.

Вас слишком много, безумные незнакомцы.

Я радуюсь тяжести электрошокера. Я готова, кем бы ты ни был. А ты?

Беру семь эклеров. Чтобы добраться до касс, нужно пройти через отдел чипсов. Я втягиваю воздух. У тебя просто паранойя. Услышала? Теперь – вперед.

Незнакомец, кажется, тоже затаил дыхание. Он не смотрит на меня, но я чувствую его напряжение. Парень замирает над очередной пачкой чипсов, а заляпанный чем-то темным рукав подрагивает на весу.

Небо, да это же засохшая кровь!

Я ускоряюсь. Безумец из прошлого, молю, почини свой глючный портал и прихвати с собой этого типа! Я вам даже пару флешек подарю, только не трогайте меня, а?

– О’кей, Лори, как лечить паранойю? – хриплю я, почти доковыляв до кассы. – Трусиха, – прибавляю, обращаясь уже к себе.

– Что делать, если работа небезопасна? – заводит старую песню робот.

– Плакать.

Я кладу эклеры в считывающую коробку. Таких здесь штук сорок, чтобы не было очереди. Рядом – экран как на остановке. Я подношу к нему запястье. Индикатор окрашивается в оранжевый. Странно. После того как родители пополнили мне карму на пять гигов, я добавила еще шесть. Для уверенности.

Да, я перенервничала утром, и ярко-зеленый квадратик превратился в салатовый. Но сейчас он приближается к красному.

У нормальных людей запас так быстро не тратится.

У нормальных.

Я не вписываюсь в эту категорию.

Обдумываю события уходящего дня. Вроде не совершила ничего, за что у меня отняли бы карму. Наоборот, в кабине я уступила место ребенку. За такое прибавляют пару байтов. Немного, но приятно.

Эклеры не стоят и четверти гига. Электрошокер я купила за тридцать метров.

Спокойно. Заработки от просмотров немалые. Хватит.

«На пару недель, если будешь пожирать карму такими темпами», – причитает моя внутренняя пессимистка. Или реалистка?

Сейчас я с ней согласна.

Я хватаю эклеры и мчусь домой.

– Элла, угадай, что у меня есть! – кричу я с порога.

Мне отвечает тишина.

– Элла?

Я мечтаю, чтобы раздался истошный писк звонка. Топот, голоса, что угодно. Лишь бы не гнетущее молчание.

Оббегаю комнаты – сестры нет. Да, да, она взрослая и гуляет, когда захочет. Но она всегда предупреждает.

Я переступаю порог кухни. На столе лежит записка: «Я на Игру. Буду в девять».

Что за Игра?

«Давай сходим. Пожалуйста!»

«Развеешься».

«Это все от депрессии!»

Отлично. Увлеченная собственными призрачными страхами, я забыла о нашем утреннем разговоре.

Прикрыв глаза, я опускаюсь на стул, и он жалобно скрипит под моим весом… Что?

Я вскакиваю и тянусь к оставленной на столе биомаске.

Элла вышла на улицу с открытым лицом.

С открытым. Лицом.

Я включаю планшет и набираю ее номер. Какие же длинные гудки! Из спальни доносится песня в жанре скримо[5], установленная на звонке у сестры.

Элла обрезала ниточки, оборвала мосты и забаррикадировала дороги. Не оставила мне ни единого шанса.

Ужас подкрадывается к сердцу, и оно отзывается: стучит,

Книга Бояться нужно молча: отзывы читателей