Закладки

Роман с феей читать онлайн

от мысли, что придётся стрелять в живых людей, которые не сделали ему пока что ничего плохого. Может, Айви вообще ошиблась, и эти байкеры просто катаются на пустынной дороге? Где же им ещё кататься? Не то чтобы он считал подобное племя добродушными интеллигентными людьми, но одежда, сленг и стиль жизни – ещё не причина для расстрела. Он, Грачевский, и сам далеко не праведник в этом смысле. Правда, в руках байкеров не бутылки из-под портвейна и не пивные банки, а стволы. Но оружие вполне может оказаться бутафорским или травматическим, или носимым ради форса. И только когда раздались первые выстрелы, он понял, что случайности никакой нет, что эти уроды пришли именно за ними, и отстреливаться, так или иначе, придётся.

– Так или иначе… – пробормотал он вслух.

– Что? – переспросила Айви.

– Нет, ничего.

Ни так, ни иначе у него не получалось. Потому что понимание опасности вовсе не означало, что он готов выбраться на крышу или высунуться в окно до пояса. Как раз напротив, страх из предчувствия стал реальным, а моральный барьер благополучно рухнул.

– Ну что вы раздумываете?

Девушка злилась на его нерешительность, а Николай начал злиться на неё за прессинг. Он всё же опустил боковое стекло и, высунув руки с автоматом до локтя, выпустил половину рожка куда-то назад, на удачу, не целясь.

– Так вы ни в кого не попадёте, – с упрёком в голосе заявила Айви.

Он промолчал, с трудом сдерживая себя, чтобы не рявкнуть в ответ. Он ещё не созрел, чтобы признаваться девушке, что ему страшно. Подставляться под пули не хотелось тоже.

Всё это время Айви пыталась перезапустить двигатель. Так по крайней мере понял Грачевский. Нет, она не втыкала рычаг коробки передач, чтобы использовать для запуска инерцию движения, и не щёлкала тумблерами и кнопками, пытаясь реанимировать отказавшую электрику. Она шептала слова. Молитву? Заклинание? Призыв о помощи к какой-нибудь мистической силе? Чем бы это ни было, толку пока что оказалось мало.

В перерыве между заклинаниями Айви ещё раз взглянула на спутника, а потом вдруг положила ладонь на его руку. Прикосновение неожиданно успокоило Николая. Страх сжался в комок, точно его погрузили в воду и опустили на дно океанской впадины. Зато навстречу ему из глубин поднималось что-то стремительное, сокрушающее. И дружественное. Кровь побежала быстрее, сердце разгонялось, подобно лишённому ограничителей двигателю. Весь организм начал разогреваться, не имея возможности сбросить излишки тепла. Николай ощутил себя то ли боеголовкой, то ли бронепоездом, то ли пошедшим вразнос ядерным реактором. Он перестал осмысливать ситуацию, отключился от рационального начала. Эмоции притупились, за исключением одного желания – перевернуть Вселенную и вытрясти из неё всё дерьмо.

– Ну же, Грачевский! – воскликнула Айви. – Задайте им жару!

Он воспринял её слова как приказ, а не просьбу или призыв, но даже не возмутился столь циничной манипуляцией. Кивнул решительно и, зацепившись ногой за крепление сиденья, высунулся из бокового окна по пояс – ни дать ни взять Глеб Жеглов, преследующий Фокса. Целиться из такого положения оказалось делом неудобным, но одним своим появлением Николаю удалось заставить преследователей по крайней мере занервничать. Увидев человека с автоматом, байкеры прекратили свистеть и размахивать оружием, стали рассредотачиваться по трассе и уходить с линии огня, прикрываясь от стрелка фургоном. Айви же, быстро прочитав ситуацию, заставила фургон вильнуть и на короткий миг открыла Николаю цель. Чем он и воспользовался, выпустив без малейшего угрызения совести вторую половину рожка. Но, несмотря на то что он видел, как пули попадали в мотоциклы и в людей, ни один из них даже не потерял равновесия.

– Они заговорённые! – воскликнул он, вернувшись в кабину.

Страх полностью скрылся во тьме, уступив место азарту. Будучи не на шутку распалён началом боя, Николай ощущал необыкновенный эмоциональный подъём и драйв, что, конечно, с одной стороны, было неудивительно, ведь ему пришлось стрелять по людям впервые в жизни, а с другой стороны, тревожило по той же самой причине. Так легко оказалось преодолеть культурный и психологический барьер? Не обошлось ли и тут без какой-нибудь магии? Грачевский вздохнул и принялся менять магазин.

– Вряд ли, – сказала между тем Айви.

– Что? – не сразу понял Николай.

– Вряд ли они заговорённые. Просто-напросто проникающая способность у серебра гораздо ниже, чем у стандартных пуль с оболочкой. Так что не всякую косуху пробьёт. А эти могли и пуленепробиваемые жилеты надеть.

– Ну, в принципе я и не настаиваю. Так сказал, в метафорическом смысле.

– Знать бы заранее, – с досадой произнесла Айви и даже ударила ладонью по рулю. – Оставила бы пару рожков штатных патронов.

– И что будем делать?

Вопрос повис в воздухе. Сопротивление и пальба из автомата только разозлили преследователей. Если до сих пор они изредка стреляли вверх, больше для острастки, то теперь открыли шквальный огонь на поражение. Разбилось боковое зеркало. Одна из пуль, влетев через открытое окно, свистнула в паре дюймов от его уха и ушла в пластик торпеды. Николай, выставив наружу руки, дал ещё пару коротких очередей, для острастки, не целясь, и только зря потратил серебро. Фургон, набитый всякой рухлядью, пока что прикрывал им обоим спины, но попадание пуль в борта и задние двери ощущалось даже в кабине. А движение замедлялось, и положение становилось угрожающим.

К счастью, как раз теперь они, видимо, покинули мёртвую зону, или иссякла вражеская магия, или же Айви добилась своего, и какая-то из её молитв достигла адресата; так или иначе, но двигатель несколько раз чихнул и заработал вновь. Айви выжала газ, быстренько перебрала передачи по нарастающей и, наконец, вплотную занялась погоней.

Первым делом она решила затуманить им разум, как проделала это с гаишником, но на мотоциклах сидели, похоже, тёртые калачи, или с разумом у них были проблемы, в общем, магическая атака провалилась. Тогда Айви, попросив Николая подержать руль, достала знакомое уже ожерелье с драконьими слёзками. Сняла одну из них, зажала в сложенных щепотью пальцах и, прошептав несколько слов, пустила, точно лёгкий дротик, на заходящую слева группу байкеров. Сперва ничего особенного не произошло, лишь тучи пыли и щебня устремилась навстречу ублюдкам. Правда, в результате один из мотоциклов вильнул и принялся кувыркаться, а остальные немного отстали. Но большого ущерба погоня не принесла. А потом позади фургона вспыхнул огненный шар.

– Стреляйте по тем, кто пробьётся! – крикнула девушка. – Их защита, если таковая была, теперь ослабла.

Она перехватила руль, а Николай высунулся из окна и начал стрелять в фигуры, выскакивающие из медленно угасающего пламени.

Парни отнюдь не являлись лишёнными боли и страха терминаторами. Огонь заставил их нервничать, продолжая гореть на косухах, штанах и на мотоциклах. Байкеры пытались сбить пламя, освободиться от горящих вещей, что вынудило их расстаться со стволами. Николаю теперь ничего не мешало стрелять прицельно, что он и делал с большим удовольствием, толком и расстановкой, стараясь попасть в бак или в переплетение шлангов и трубок, что в условиях близкого пламени сулило немалые перспективы хорошего фейерверка.

– Отлично! – воскликнул Николай, увидев, что один из преследователей болидом ушёл под откос.

Он как раз вернулся в кабину, чтобы сменить автоматный рожок, и тут челюсть его отвисла. Айви сняла диадему, видимо, чтобы не потерять в горячке сражения, или, возможно, та мешала ей колдовать; волосы сбились, открыв взору Николая слегка заострённые уши. Сейчас его спутница стала похожа на эльфийскую принцессу Арвен в исполнении Лив Тайлер. Не то чтобы один-в-один, под копирку, пожалуй, даже напротив, большей частью между ними не было ничего общего, кроме нескольких мимолётных деталей, открывающихся в жестах и движениях. Но зато вот эти детали вместе с формой ушей (не такие уж они оказались и острые) так поразили Николая, что убедили в реальности творящегося вокруг волшебства куда больше, чем все предыдущие проявления магии, которые как сознание, так и подсознание до сих пор упрямо принимали за обычные фокусы.

– Что? – Айви перехватила его взгляд.

– Ничего, – сказал Николай и, тряхнув головой, вернулся в бой.

Впрочем, дел там почти не осталось. Байкеры один за другим уходили с трассы. Самые упёртые постепенно отстали, не желая малым числом лезть на рожон. И вскоре дорога опустела.





* * *


– Так вы, получается, не человек? – решился на вопрос Николай, когда опасность полностью миновала. – Вы эльфийка?

Айви рассмеялась.

– Что тут смешного?

– Антропоморфных эльфов не существует, – заявила она. – Всё это литературные выдумки.

– Вам, конечно, виднее. – Николая немного уязвил этот смех, будто он должен разбираться во всякой нечисти. – А вы чьих будете в таком случае?

– В каком смысле «чьих»? – Она свела брови, скорее удивляясь, нежели сердито.

– Ну там, привидения, оборотни, орки, гномы, тролли, уж и не упомню всего мифологического разнообразия. Люди насочиняли такого, что…

– Я овда. Но при случае умею обернуться совой. Так что можете записать меня в оборотни.

– Ага, – кивнул Николай. – Честно говоря, никогда о таких не слышал. Овда, вы сказали?

– Да… овды, как бы вам объяснить, они… не эльфы.

– Не эльфы, – повторил Николай. – Это я понял. А тогда кто? Ну, кроме того, что оборотни?

– Вы слишком любопытны. – Айви улыбнулась. – Мои предки веками хранили тайну своего существования от большинства людей, а вам вот так запросто всё расскажи. С другой стороны, нам теперь вместе работать, так почему бы и нет?

Девушка сделала паузу, интригуя. Кажется, разговор её забавлял.

– Действительно, – буркнул Николай. – Так почему бы и нет?

– Ну, когда-то это был небольшой лесной народ, обитавший в северо-восточной Европе, от Балтики и до самых Уральских гор. Волшебный народ, разумеется. Кроме волшебства, у него были и другие особенности. Скажем, он состоял исключительно из женщин.

– Вот как?

– Именно. А наши праматери, если возникала такая блажь, одалживали мужчин у людей. На стороне, так сказать.

– Как вейлы?

– Вот видите! – Она опять


Книга Роман с феей: отзывы читателей