Закладки

Роман с феей читать онлайн

рассмеялась, но теперь как-то невесело. – У сказок больше читателей, чем у скучных монографий по фольклору, этнографии и мифологии небольших народов. Хотя мне иногда кажется, что вейлы просто списаны с вилл, овд и русалок.

– А мне показалось, что с амазонок.

– Амазонки воинственны. И скорее всего были обычным человеческим племенем, слегка романтизированным античными философами и литераторами. Они не владели магией или даже каким-либо тайным знанием. А овды – народ по-настоящему волшебный, хотя главное их оружие – обольщение, каким в той или иной степени владеет любая женщина. Впрочем, если обольщение не сработает, мы умеем и постоять за себя.

– Хм. Надо будет запомнить, чтобы не попасть ненароком в щекотливую ситуацию.

– Щекотливую – очень верное слово. – Айви улыбнулась. – Но, знаете, исходная раса давно уже не имеет значения. Народы перемешались. Модернизм и глобализация затронули всех. Сейчас гораздо важнее, что я хозяйка того самого источника, который вы умудрились ограбить. Его хранительница, фея, если угодно.

«Или ведьма», – подумал Грачевский, но промолчал.





* * *


Николай давно запутался в странной магической географии. Они в равной степени могли сейчас ехать по Эстонии или по Канаде, или даже по Сибири, найдись там хоть одна столь ухоженная, ровная, имеющая чёткую разметку дорога. Он догадался, что находится в Швеции, только когда увидел указатель на Мальмё. Не доезжая до города, они остановились возле большого придорожного комплекса, где Айви решила заправить фургон и перекусить.

– Почему мы гоняем на чёртовом фургоне по дорогам, а не пользуемся порталами вроде того, каким перенеслись в Ярославль? – с некоторым раздражением спросил Николай, поглощая разогретые в микроволновке сэндвичи и запивая их кофе.

В горячке боя, не без помощи магии, страх отступил, но едва они остановились, что-то похожее на неуверенность и раздражение, вызванное усталостью, проросли в сознании, а что-то иное, более гнусное и липкое, начало грызть спинной мозг.

– К сожалению, порталы имеются далеко не везде. – Айви ловко, даже изящно совмещала еду и беседу. – И для наших целей многие из них не подходят. Придётся передвигаться своим ходом, на автомобиле.

– Для наших целей? – машинально среагировал Николай. – Для ваших, если уж быть точным. Вы меня ловко прижали, не спорю, но давешняя стрельба, знаете ли, сильный аргумент в пользу того, чтобы отказаться от навязанной мне миссии. А я, помнится, ещё не давал окончательного согласия.

Он убеждал себя, что говорит так не со страха и не столько собирается отыграть назад, сколько решил проверить спутницу на прочность, будучи недоволен тем, что его используют втёмную. Да и вообще, используют. Но Айви, похоже, тоже устала и не приняла игру.

– Вы что, так и не поняли? – спросила она раздражённо. – Никому в принципе и не требуется ваше согласие. Вы сами связали себя обязательством, разрешить которое может либо исполнение, либо смерть. Так что выбор у вас невелик. Я должна помогать вам лишь в силу того, что являюсь хозяйкой источника. И если вы сбежите, то, конечно, серьёзно подставите меня. Но контракт ваш побег не закроет. Обязательство будет висеть на ваших плечах, словно оранжевая тюремная роба.

– И что такого? Я привык жить в долгах. Поброжу и с обязательством. А там либо ишак сдохнет, либо падишах преставится…

– Вы обещали, что будете делать, как я скажу, – напомнила Айви. – Если вы сейчас вдруг успокоились, передумали, решили, что это не ваша проблема, то напрасно. Разумеется, если источник будет скомпрометирован, это скорее всего погубит его. Только поэтому я вообще помогаю вам. Но источник существует не для того, чтобы выполнять чьи-то желания, он лишь принимает заказ и залог, выступает, так сказать, посредником, а вот вам, как человеку, вольно или невольно взявшему на себя исполнение контракта, грозят серьёзные неприятности. Вплоть до физической смерти. С магией вообще, и с жертвенными монетами в частности, лучше не шутить. Я вам уже говорила, что желание может быть ограничено во времени, и с человеком, загадавшим желание, может произойти неприятность. Поэтому ваш номер с ишаком и падишахом тут не только не пройдёт, он даст обратный результат.

Айви взяла паузу, чтобы прожевать сэндвич и заодно подождать, пока собеседник в достаточной степени проникнется всей серьёзностью положения. И он проникся настолько, что задавать дурацкие вопросы и проверять даму на вшивость ему расхотелось. Зато тут же захотелось выкурить сигарету, но и с этим вышел облом. Курить в кафе запрещалось, а покинуть собеседницу посреди разговора выглядело бы не слишком вежливым поступком.

– Но дело не только в вас, – продолжила она, глотнув кофе. – Нарушение контракта может привести к хаосу, к серьёзным сбоям в мироздании. Само по себе осквернение источника вряд ли принесёт кому-то ущерб, кроме меня, его хозяйки и хранительницы, и вас, конечно, как нарушившего амрун. Однако всё может оказаться куда серьёзнее. Любой диантан, генерирующий магию, к каковым относится источник, вписан в формулу равновесия мировых сил, и малейшее нарушение баланса способно стать той самой соломинкой, что сломит хребет верблюду. В нашем случае верблюдом может обернуться и нынешний порядок вещей, и мироздание как таковое. Дискредитация, или, лучше сказать, компрометация источника может стать очередным шагом, приближающим эсхатологическую развязку, какой бы она ни была.

– И те, что напали на нас, могли преследовать именно эту цель? – спросил Николай.

Айви ответила не сразу. Было заметно, что прозвучавшая версия обеспокоила её. Мало того, она, видимо, не раз задавала себе подобный вопрос, но избегала или даже боялась развивать эту тему.

– Вряд ли, – ответила она наконец. – Вас они знать не могут. Кроме того, почти невозможно просчитать и включить в схему такой дурацкий и недальновидный поступок – ограбление музейного фонтана. Ни одна машина предсказаний, ни один пророк не возьмётся сделать прогноз на отягощённого запоем и похмельем человека. И вообще, быть объектом пророчества – удел принцев, магов, героев, в общем, людей не вашего уровня.

– Это хорошо, что вы обозначили мой статус, – заметил Николай. – Стало быть, я нашим преследователям не интересен. Ни в каком виде. Давайте тогда действовать методом исключения. Итак, меня исключаем. Что ещё? Артефактами обзавестись мне не довелось. Рылом не вышел. Как насчёт вас?

Айви смутилась.

– Меня они скорее всего знают, наш мирок не то чтобы тесен, однако и не слишком велик. Но я, если не считать известного вам источника, не обладаю ничем таким редким или особенно ценным, что может заинтересовать грабителей или заказчиков из моего круга. Какая-нибудь мелкая шайка могла попытаться снять куш внезапным налётом, но она отступила бы после первой же неудачи. А нападать вновь и вновь – себе дороже. Риск не оправдывает потенциальную выгоду. Вокруг шляется немало более богатых и беспечных персон.

– А вы сами? – не отставал Николай.

– Что? – не поняла Айви

– Поройтесь-ка в вашей прекрасной головке. Быть может, вы перешли кому-то дорогу, отказались составить партию или что-то такое?

– У нас так дела не делаются.

– Я вижу, как эти ваши дела делаются.

– Глупости, – немного подумав, заявила Айви. – К тому же я прикрыта сильным оберегом. Найти можно любого, но в случае с обладателями дара, да ещё и прикрытыми оберегом, это займёт куда больше времени. Во всяком случае, за час-два след не возьмёшь.

– А если действовать не прямо?

– Как?

– Искать какую-то из ваших вещей. Вы ведь что-то покупаете, меняете, принимаете в дар.

– Не думаю. К личным вещам подобраться не проще, чем ко мне самой.

– Допустим. Но ведь у меня ничего такого и сроду не было. Ни дара, ни источника, ни артефактов, ни, кстати говоря, сильных врагов. Разве только эти монеты.

– Жертвенные монеты могут стать со временем мощными диантанами, – заметила Айви после паузы и решительно тряхнула головой. – Но не сейчас. Сейчас они стоят не больше номинала.

– Отлично. Мы исключили всё. Не о чем беспокоиться.

– Нет. Вы, пожалуй, правы. Если исключить всё, то единственной ценностью, которая способна заинтересовать серьёзного противника, остаётся источник. Но источник находится на месте, его искать не нужно. Зато есть то, что находится при нас и связано с источником.

– Ага! Всё же монеты!

– Верно. Остаются сами монеты. Какая-то из них, возможно, является маячком. Или наш противник подбросил в воду фонтана какой-нибудь маркер, который перешёл на монеты. А может быть, закладка была в контагиозной машине, и мы сами подсадили «жучка», когда воспользовались ею. Вариантов много. Не зная истинных целей противника, мы можем долго гадать.

– Но тогда мы возвращаемся к версии с осквернением источника и концом света?

Айви сморщилась и неохотно кивнула.

– И сколько у нас времени?

– До конца света? Не знаю. А до того времени, как нас обнаружат, минут пять.

– С чего вы решили, что пять? Первый раз нас накрыли в бункере, возле контагиозной машины, там мы пробыли долго, больше полутора часов, да ещё долго парковались перед этим. А на трассе нас ждали заранее.

– Нас обнаружили, пока мы кружили по тому городку, где я звонила, – пояснила она. – А трассу просто вычислили. Путей, доступных для перехода, не так много. Простейшая амра поиска занимает обычно двадцать-тридцать минут, если, конечно, имеется маркер или известный противнику предмет. Ещё некоторое время, ну минут десять, от силы двадцать, потребуется, чтобы добраться до нужного места. Таким образом, полчаса – это всё, что у нас есть. Это если с гарантией. Но рисковать, полагаю, не стоит.

– Поэтому нам потребуется всё время менять локацию?

– Да. Пока не избавимся от маркера, мы обречены находиться в движении. Стоит только задержаться на одном месте, и мы в руках противника. Так что только вперёд, без сна и отдыха. Пока не подойдёт время рандеву.

– Весёлое дело. – Николай потёр колючий подбородок. – Не садись на пенёк, не ешь пирожок!

– Вроде того. Впрочем, с пирожками мы благополучно управились. – Айва


Книга Роман с феей: отзывы читателей